• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Образование

Иллюстрация к новости: Отношения и брак с точки зрения трансакций

Отношения и брак с точки зрения трансакций

К практике трансактного анализа прибегают, когда проблемы клиентов возникают в среде взаимоотношений в социуме. Сюда же относятся проблемы в более мелких общественных ячейках – в семьях. Как и в других видах групп, причины семейных проблем таятся всё в тех же играх и сценариях.

Иллюстрация к новости: Где находится психотерапевт? Особенности групповой терапии

Где находится психотерапевт? Особенности групповой терапии

О том, как устроена трансактная психотерапия.

Иллюстрация к новости: Социальные взаимоотношения: игры и сценарии

Социальные взаимоотношения: игры и сценарии

После того, как мы разобрали личность пациента, можно приступать к основной, трансактной, части терапии. Поговорим о так называемых “психологических играх Берна”.

Иллюстрация к новости: Структура личности: родитель, ребёнок, взрослый

Структура личности: родитель, ребёнок, взрослый

Различные жизненные ситуации требуют от нас разного поведения и разнообразных психологических реакций. Каждый день человек играет около десятка не похожих на предыдущие ролей, тем самым представляя себя на арене социума. Внимательно наблюдая за людьми в различных бытовых ситуациях, психологи сделали вывод, что основа личности человека – не единая сущность, она разбивается на три составляющих.

Иллюстрация к новости: Введение. Основы анализа взаимоотношений между людьми

Введение. Основы анализа взаимоотношений между людьми

В 60-е года XX века психотерапия претерпела значительные изменения. Вектор внимания переместился с исключительно  личностных проявлений характера на межличностные отношения, то есть диагностика возможных психических и невротических отклонений теперь проводится на основе того, как пациент выстраивает общение в социуме.

Иллюстрация к новости: "Консервативная революция" сегодня: "новые правые" России и Европы

"Консервативная революция" сегодня: "новые правые" России и Европы

У «консервативной революции» имелись все предпосылки для того, чтоб прижиться в российской политическом поле. Если не в плане цельной идеологии, политической философии, так хотя бы в виде своеобразного «культурного кода». При этом некоторые политические движения на постсоветском пространстве и к идеологии «Третьего Пути» планомерно прибегали.

Иллюстрация к новости: Нацизм и революционный консерватизм. Родство идей и разобщенность целей

Нацизм и революционный консерватизм. Родство идей и разобщенность целей

«Консервативной революции» часто вменяется в вину некая ответственность за нацизм.Если упростить историографические замечания по этому поводу, то логика проста: ряд «идеологем» революционные консерваторы действительно разделяли с нацистами, — хотя вернее сделать обратный акцент: нацисты многое разделяли с консервативными революционерами. В чём и суть обвинения, выдвигаемого интеллектуальному течению — оно «подготовило почву» для нацизма.

Иллюстрация к новости: "Национал-большевизм": революция как явление национальное

"Национал-большевизм": революция как явление национальное

Идеология «Третьего пути» сгладила противоречия не только между консерватизмом и революцией, но даже между национализмом и большевизмом.

Иллюстрация к новости: Русофильство немецких революционных консерваторов: почему Геббельс любил Достоевского?

Русофильство немецких революционных консерваторов: почему Геббельс любил Достоевского?

Не секрет, что в том или ином виде идеи «консервативной революции» находят серьёзный отклик на постсоветском пространстве. И особенно — в России. Причин этому очень много, на стыке домыслов и ангажированных комментариев (есть даже интригующий термин «Веймарская Россия»…), однако имеется и вполне конкретная причина. Если угодно, научно обоснованная, эмпирически выверенная.

Иллюстрация к новости: «Третий путь» и «Особый путь», или как немцы обособились от «Запада»

«Третий путь» и «Особый путь», или как немцы обособились от «Запада»

«Консервативную революцию» 1920-1930-х годов в Германии легче всего определить в качестве специфического интеллектуального течения на стыке «левого» и «правого» дискурсов. Это определенная политическая философия, которую, как ни странно, очень сложно как-то конкретно описать: изнутри она расщепилась на огромное количество мелких частиц, буквально каждая из которых по-своему сдвинулась «влево» или «вправо».