Шаг на новую ступень проектного обучения

В мае-июне наши преподаватели прошли курс по применению подхода Project Service-Learning в образовательных программах. Магдалена Гаете, автор курса и координатор проектного обучения Школы социальных наук и востоковедения, рассказывает, как это должно помочь студентам факультета стать полноценными участниками рынка труда уже во время учёбы.

Магдалена Гаете

Магдалена Гаете

— Вкратце, что вообще такое Project Service Learning (PSL)? Чему обучались наши преподаватели?

— PSL – это методология обучения с использованием социально значимых проектов. Мы задумывали этот курс, чтобы помочь преподавателям сделать их курсы более интересными и привлекательными. Исследования говорят, что студенты делают выбор в пользу предметов, предполагающих проектную работу (полевые работы и т.д.).

Также мы держали в уме запрос университета на развитие проектной деятельности и отдельно социально значимых проектов. Сейчас у нас есть несколько подразделений, которые делают социально значимые проекты, но этого мало. Это примерно 20% того, что мы можем делать, когда 80% времени студентов занято дисциплинами. Поэтому если в сами эти дисциплины будет интегрировано проектное обучение с социальным значением, то к этим подразделениям подключатся преподаватели, которые знают, как проводить и как оценивать проекты, и их студенты.

Университет станет более открытым обществу – он будет полноценно находиться в городе, а не в башне из слоновой кости.

Магдалена Гаете

координатор проектного обучения Школы социальных наук и востоковедения,
руководитель Проектно-учебной лаборатории управления репутацией в образовании

— Как внедрение этого подхода должно изменить учебный процесс на факультете?

— У каждого предмета появится практическая часть, которая делается не в стенах университета, а вовне. Это значит, что у конкретного курса появится партнёр. Обычно если делаешь социально значимый проект, таким партнёром является тот, кто получает от тебя услугу.

Так мы становимся более открытыми.

— О каких партнёрах идёт речь?

— В первую очередь, речь идёт о тех организациях, которые отвечают на социальные вызовы – НКО, государственные организации (школы, интернаты, больницы и т.д.). Также это могут быть компании, у которых развита социальная деятельность в рамках КСО (корпоративная социальная ответственность).

Мы ищем организации, которым интересно сотрудничество, и через Ярмарку проектов ищем студентов, которые могли бы принять участие

— Этот подход равно актуален для всех направлений – от ГМУ до востоковедения?

— Да, его можно применять в любой сфере. К примеру, востоковеды могут делать проекты, связанные с обучением китайскому или другим восточным языкам в школах – в каком-то интересном формате типа "дня китайского языка" или "дня арабского языка" в конкретной школе. Кроме того, в Петербурге есть много музеев и, скорее всего, если они связаны хотя бы частично с Востоком, то наши студенты могли бы сделать ярче их сайты, например. Также наши студенты могли бы разрабатывать маршруты (гиды) для туристов из Азии и Африки в разных медиаформатах.

Ребята, изучающие государственное и муниципальное управление, могут заниматься разработкой стратегий развития для разных территорий – от кварталов до регионов. Можно делать большие междисциплинарные проекты в этой сфере, привлекая, например, студентов-социологов для качественного сбора данных.

Социологи могут помогать различным НКО – не только в части проведения опросов, но и в организации фандрайзинга или маркетинга. Ведь многие социологи идут работать в маркетинг и делают такие исследования, а у НКО просто нет денег, чтобы это делать.

Наши политологи могут проводить исследования по заказу регионов, у которых не хватает средств, либо помогать оптимизировать/модернизировать какие-то процессы. 

В общем, социально значимые проекты можно делать в разных направлениях. И все наши программы могут использовать эту методологию. Сами преподаватели знают свой предмет и, если будут думать в этом направлении, будет появляться всё больше идей для такой работы.

— Этот курс призван привнести на факультет успешный опыт Университета Наварры? Это и есть идеал, к которому мы стремимся?

— Эти проекты мы начали делать здесь, в Лаборатории, естественно, ориентируясь на то, что делает Университет Наварры в Испании. Но когда мы начали это внедрять, мы нашли очень много других университетов в мире – в Латинской Америке, Европе, Африке – которые используют эту методологию, чтобы развивать связь со своим окружением. Для этой работы необходимо, чтобы в университете появился человек или группа людей (не надо, чтобы это была большая команда), которые хорошо понимают методологию PSL. Важно, чтобы была какая-то голова, которая постоянно думает о проектной деятельности в социальной сфере.

Сейчас эта работа сосредоточена в нашей лаборатории. Мы ищем НКО, которым интересно сотрудничество, и через Ярмарку проектов ищем студентов, которые могли бы принять участие. В каждом проекте не больше 5 человек – это должна быть небольшая сплочённая команда.

В идеале на нашем факультете должен появиться проектный офис, который будет поддерживать преподавателей. Они смогут обращаться туда для поиска партнёров и конкретных запросов. Партнёры, в свою очередь, должны знать, что у нас есть этот офис, и сообщать туда о том, что у них есть та или иная потребность. В этом случае проектный офис ищет в университете преподавателей и студентов и начинает работать с ними. Мы над этим работаем сейчас. Думаю, работа Лаборатории – начало такого движения.

То, что есть в Университете Наварры, называется Тантака, что означает "капля за каплей". Значение этого названия в том, что каждая капля помогает почве быть здоровой, чтобы в ней могли расти растения. Там есть 2-3 человека, которые непосредственно занимаются этим проектом. Это, конечно, позволяет университету быть гораздо заметнее в городе.

У каждого предмета появится практическая часть и партнёр

— Как Вам кажется, может ли обучение, направленное на службу обществу, сблизить поколения родителей и детей? Если родители лучше поймут, чему учатся дети, а дети – как устроена реальная «взрослая» жизнь.

— Давайте представим студента, который занимается проектной деятельностью с социальным значением. Он возвращается домой и рассказывает, что делает и зачем изучает, например, социологию. Он показывает, какое исследование он проводит и как использует его потом, чтобы решать какие-то социальные проблемы. Мне кажется, что родители будут хорошо понимать, зачем этот студент учится по тому или иному направлению.

Если это студент-политолог и он придумал вместе с преподавателем какое-то решение для региона, то родитель увидит, что политолог – это не просто слова, а дела на благо общества и человечества.

Или возьмём, к примеру, востоковедение. Кому-то может показаться, что, будучи востоковедом, он будет только переводить всю жизнь. Но когда мы видим, что группа студентов показывает посетителям Музея исламской культуры, что в нём есть, используя какие-то новые технологии – к примеру, создаёт приложение – то для всех поколений будет понятнее, насколько Восток укоренён в России и почему важно его изучение.

Не только родители, но бабушки и дедушки будут понимать, зачем студенты изучают все эти предметы, которые им могут казаться очень сложными из-за того, что совсем не связаны с их собственным образованием или работой. Да, мне кажется, это приближение к центениалам не только поколения X, но даже беби-бумеров.

Я могу добавить, что есть проекты, которые прямо нацелены на сближение поколений. Например, работа в общественной организации для престарелых. Или вот проект моей студентки (политолог, 1 курс): ребята снимают документальный фильм о блокадниках, чтобы не потерять их память. Он стал для этих студентов открытием, поскольку они никогда не говорили с другими пожилыми людьми, кроме их дедушек и бабушек. Это было очень здорово.