• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес: Санкт-Петербург, 
Набережная канала Грибоедова, д. 123

Дни и часы приёма декана СПб школы социальных наук и востоковедения: каждый вторник, с 10:00 до 12:00 по предварительной записи

Образовательные программы
Бакалаврская программа

Востоковедение

5 лет
Очная форма обучения
23/90/10
23 бюджетных мест
90 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Политология и мировая политика

4 года
Очная форма обучения
40/60/10
40 бюджетных мест
60 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Социология и социальная информатика

4 года
Очная форма обучения
50/30/4
50 бюджетных мест
30 платных мест
4 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Управление и аналитика в государственном секторе

4 года
Очная форма обучения
35/35/10
35 бюджетных мест
35 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Анализ данных для государства и общества

2 года
Очная форма обучения
15/5/2
15 мест за счет средств ВШЭ
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Бизнес и политика в современной Азии

2 года
Очная форма обучения
20/5/4
20 бюджетных мест
5 платных мест
4 платных места для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Городское развитие и управление

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Современный социальный анализ

2 года
Очная форма обучения
25/5/1
25 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Сравнительная политика Евразии

2 года
Очная форма обучения
15/5/9
15 бюджетных мест
5 платных мест
9 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Сравнительная политика России и Евразии

2 года
Очная форма обучения
5/20
5 платных мест
20 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Управление образованием

2,5 года
Очно-заочная форма обучения
25/5
25 бюджетных мест
5 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Книга
9th International Conference, AIST 2020, Skolkovo, Moscow, Russia, October 15–16, 2020, Revised Selected Papers

Под науч. редакцией: W. M. van der Aalst, V. Batagelj, D. I. Ignatov et al.

Vol. 12602. Springer, 2021.

Глава в книге
Are post-Soviet leaders doomed to be populist? A comparative analysis of Putin and Nazarbayev
В печати

Busygina I.

In bk.: Multifaceted Nationalism and Illiberal Momentum at Europe’s Eastern Margins. Abingdon; Oxon: ROUTLEDGE JOURNALS, TAYLOR & FRANCIS LTD, 2021.

Препринт
Introductory Textbooks in the Philosophy of Science: The Transformation of the Study Curriculum From 1937 to 2017

Demin M.

An Archive for Preprints in Philosophy of Science. PhilSci-Archive. Center for Philosophy of Science, University of Pittsburgh, 2020

"Лучшая работа на Земле". Интервью с Лианой Хапаевой, исполнительным директором ПостНауки и выпускницей Вышки

ПостНаука - крупнейший российский проект в сфере популяризации науки, ставший заметным игроком и на международном рынке. Из разговора с Лианой мы узнали, как подготовить себя к карьере мечты, что такое «постнаучное ДНК», какое будущее ждёт просветительские проекты и многое другое.

"Лучшая работа на Земле". Интервью с Лианой Хапаевой, исполнительным директором ПостНауки и выпускницей Вышки

Обучаясь в Вышке, Вы изучали международные отношения, Францию. Почему Вы заинтересовались карьерой в ПостНауке, просветительском проекте?

– Как и большинство школьников, делая выбор в 16 лет, я не исходила из позиции «чем я хочу заниматься в этой жизни?», хотя мне кажется, что это правильный вопрос, который надо задавать себе в любом возрасте. Выпускники школ чаще задают себе другой — «куда я хочу поступить?» или, что ещё более грустно, «куда я могу поступить?».

Я себе задавала вопрос «куда я могу поступить?», пыталась как-то его сопоставить с вопросом «что я вообще люблю?». А любила я путешествовать — родители часто меня куда-то возили, и в школе я уже путешествовала одна.

Кроме того, я любила историю, говорила по-английски и хотела изучать второй язык, поэтому выбрала международные отношения.

Я поступила на факультет мировой экономики и мировой политики и была ослеплена тем, что на него прошла, хотя в тот год на нём был самый высокий проходной балл в стране. Кажется, что в такой ситуации отказываться невозможно.

Я ни разу в жизни не пожалела об этом выборе, потому что учеба дала мне хорошую базу. В Вышке меня научили учиться, мыслить критически, подходить к любому вопросу с исследовательской точки зрения, обрабатывать большие объемы информации, высказываться свободно и рассчитывать всегда только на свои силы. Там же я встретила людей, для которых образование и саморазвитие были базовыми ценностями.

Однако я понимала, что это образование не прикладное, и решила направить мой бакалаврский бэкграунд в конкретное русло. Журналистика и медиакоммуникации мне всегда были интересны просто потому, что я была потребителем медийного контента, как и все мои сверстники. Я хотела с этим как-то взаимодействовать.

Друзьям в барах и за кофе я всегда говорила, что ПостНаука про разумное и вечное.

ПостНауку я выбрала довольно случайно. Сначала я встретила издателя ПостНауки в университете — он проводил мастер-класс по научной коммуникации. Позже Анна Качкаева репостнула в фейсбуке его объявление о наборе стажеров. Я прошла стажировку, стала работать в ПостНауке редактором и быстро поняла, и эта работа быстро стала для меня очень важной.

Мы говорили себе, что объясняем людям, как устроен мир, с научной точки зрения. Каждый день я общалась с учеными, брала интервью, снимала лекции и очень много узнавала сама. Каждый день был открытием.

Из числа остальных медиа ПостНаука выделялась для меня тем, что не пыталась угнаться за инфоповодом, а рассказывала о том, что будет важно всегда. Стоимость акций Теслы изменится уже завтра, Госдума примет очередной бессмысленный закон, и это никого не будет волновать через месяц. Звёзды всегда будут рождаться и умирать, анемия всегда будет одной из самых распространенных болезней, влияющих на качество нашей жизни, и нам важно понимать процессы, которые происходят в нас самих и во Вселенной постоянно. Друзьям в барах и за кофе я всегда говорила, что ПостНаука про разумное и вечное.

Лиана интервьюирует Сэра Дэвида Клэри, на тот момент президента Колледжа Магдалены в Оксфорде
Лиана интервьюирует Сэра Дэвида Клэри, на тот момент президента Колледжа Магдалены в Оксфорде
Из личного архива Лианы Хапаевой

В фейсбуке вы писали о том, что для Вас эта работа быстро стала «лучшей работой на Земле», а потом Вы уволились и вернулись лишь через полтора года. Появились сомнения в том, что это Ваше? И чем Вы занимались в эти полтора года?

– Мы в ПостНауке иногда шутим, что есть постнаучное ДНК. Можно уйти из ПостНауки, но ДНК-то не меняется. Я могу уйти из ПостНауки и завтра, но всё равно сохраню лояльность её ценностям и идеям, которые она защищает. В 2017 году я ушла из ПостНауки, потому что мне показалось, что я сделала там всё, что могла и хотела.

Я решила, что мне нужно попробовать что-то новое, и пошла в проект «Учитель для России», который находит классных ребят, выпускников ведущих вузов (Вышки в том числе) и молодых специалистов, учит их быть учителями и на два года отправляет работать в сельскую школу в одном из регионов России. Я занималась привлечением кандидатов в учителя и участвовала в их отборе.

Так я проработала там полтора года, и это было интересно, но в какой-то момент я поняла, что хочу обратно в ПостНауку. И у ПостНауки была такая потребность. Я встретилась с Иваром (Ивар Максутов, основатель и издатель ПостНауки - прим. ред.), он рассказал, что у него есть проект, в котором нужно ехать в Лондон и снимать курсы с британскими учёными. Я, конечно, не могла такое пропустить. После этого я осталась на позиции шеф-продюсера и позже перешла на позицию исполнительного директора.

ПостНаука сегодня производит впечатление огромной фабрики, хотя команда очень небольшая. Видимо все сотрудники хорошо мотивированы на работу. Что заряжает лично вас?

– Мы действительно большой проект. Сейчас на сайте более 6500 единиц контента, из которых примерно половина — видео, половина — тексты. И мы не только продолжаем производить новое, но также пытаемся обновлять старое. 

Например, в 2016 году я сделала текст про депрессию. На него до сих пор постоянно приходит трафик. В позапрошлом году стало понятно, что этот текст устарел, и это происходит с большой частью контента. Мы создали целое подразделение, которое занимается фактчекингом как новых, так и старых материалов.

Я бы хотела, чтобы учёные занимали в обществе больше места, были настоящими лидерами мнений и ролевыми моделями

Команда действительно небольшая. Сейчас в ней 24 человека. Но каждый понимает свою задачу и вклад, который делает. Каким-то образом мне всегда удавалось находить неравнодушных коллег, которые не ограничиваются своим узким кругом ответственности, а смотрят по сторонам, вовлекаются в новые амбициозные задачи, не боятся пробовать новое.

Я очень ценю команду, потому что вижу, что здесь собираются профессионалы, которые очень много умеют, выкладываются и постоянно учатся. Когда ты находишься в команде людей, которые работают круто, у тебя нет возможности быть посредственным, потому что чувствовать себя отстающим неприятно.

При этом мы пытаемся распределять нагрузку равномерно. Однако мы понимаем, что нам нужно больше людей, и сейчас растим эту команду. В разделе «Вакансии» на сайте всегда можно что-то найти.

Вы занимаетесь также англоязычным проектом Serious Science. Есть разница в работе с российскими и иностранными учёными?

– ПостНаука много работает с британскими и американскими учёными, а до пандемии мы часто приглашали на съёмки европейских ученых, которые приезжали в Москву на конференции.

По опыту работы с британскими учёными я сделала вывод о том, что они часто бывают более открыты к коммуникации. Возможно, практика научной коммуникации сформировалась раньше и учёный там — медийное лицо.

Но я вижу, что эта тенденция проявляется и в России. В последние годы появилось большое количество лекториев, YouTube-каналов и крупных медиа, которые задействуют учёных. Появился спрос на экспертное знание и информацию, которой точно можно доверять. Это не может не радовать.

Мы и наши читатели хотим познавать мир, а наука — лучший способ добывать знания о нём

Кроме того, я заметила, что учёные, с которыми мы разговариваем там, чаще говорят о себе. В российской науке и в России в целом присутствует коллективизм. Учёный, который сидит перед камерой и рассказывает о своей конкретной разработке, часто не говорит «я сделал». Он говорит «мы», «наша исследовательская группа, «наш институт». 

Думаю, тут тоже есть тенденция к изменениям. Но я бы хотела, чтобы учёные занимали в обществе больше места, были настоящими лидерами мнений и ролевыми моделями. Над этим мы в общем-то и работаем. И думаю, что в результате работы ПостНауки, других просветительских проектов и, в первую очередь, самих учёных ситуация к этому и движется крупными шагами.

Скриншот эфира "Рубки" о генетическом тестировании
Скриншот эфира "Рубки" о генетическом тестировании
Из личного архива Лианы Хапаевой

Есть ли направления, которые легче переносить в формат ПостНауки? И какие направления лучше привлекают зрителей?

– Мы стараемся охватывать все области знания — никогда не знаешь, на какие вопросы читатель будет искать ответ завтра. Но при этом опыт показывает, что у читателей есть запрос на то, чтобы находить ответы на простые вопросы, которые возникают у них каждый день. Как правильно спать? Сколько кофе можно пить в день? Как работает психосоматика? Здесь важно думать о человеке.

Другая категория явлений, которые тоже пользуются популярностью — это то, что не влияет на нашу жизнь прямо, но позволяет нам понять природу вещей, которые происходят вокруг нас, и законы, по которым мир устроен именно так. Как были устроены средневековые города? Почему небо голубое? Как устроены галактики? Любопытство — то, что присуще каждому мыслящему человеку. Часто мы работам над темами из собственного любопытства, и мы знаем, что у нашего читателя оно есть. Мы и наши читатели хотим познавать мир, а наука — лучший способ добывать знания о нём.

Можно ли “разговорить” учёного, который не очень хорошо подаёт информацию? Или не стоит приглашать его в такой проект?

– Можно, и это работа редактора. Мы отбираем экспертов по достаточно сложному списку критериев, потому что хотим точно убедиться, что он знает, о чём говорит. Но среди этих критериев нет пункта «разговорчивый / неразговорчивы», потому что это вопрос обоюдного интереса, коммуникации, подготовки, создания комфортной обстановки.

Какие сейчас тренды в популяризации науки? 

– Сложно выделить конкретные тренды в популяризации, но я вижу, что сама популяризация стала трендом. Постепенно наука становится частью общественной повестки. Медиа, которые раньше не писали о науке, теперь начали. Лайфстайл-блогеры, которые раньше рассказывали о новых городских ресторанах, теперь рекомендуют курсы, которые они недавно посмотрели. Хосты YouTube-каналов, которые раньше приглашали в эфиры условных знаменитостей, включили в список своих гостей учёных. Учёные сами начали создавать блоги и YouTube-каналы, в которых говорят от первого лица.

YouTube в России, кажется, стал главной площадкой популяризации и в целом альтернативным телевидением. Долгих лет жизни ему.

Повлияла ли пандемия на деятельность ПостНауки? Куда проект планирует двигаться?

– Пандемия показала, что будущее за онлайн-образованием. Это востребовано сейчас и будет ещё более востребовано в будущем. Тренд уже и так набирал обороты в последние годы, а с пандемией обороты сильно ускорились. 

У нас в апреле в два раза вырос трафик. Люди сели дома, и им показалось, что у них очень много свободного времени. Они решили развиваться и пошли на ПостНауку и другие просветительские медиа. Для нас это маркер того, что то, что мы делаем, востребовано.

Могут ли онлайн-платформы составить конкуренцию университетам на рынке высшего образования?

– Мне кажется, что они уже сейчас составляют конкуренцию. Платформа расширяет возможности потенциального студента, который сидит в Москве, Тюмени или Владикавказе, и даёт ему возможность получить знания и навыки вне зависимости от существующих границ. Университет пока что этого сделать не может, но у него есть такая возможность, если он будет воспринимать платформу не как конкурента, а как потенциального союзника.

ПостНауке интересны предложения курсов от университетов или отдельных образовательных программ? Либо важнее фигура конкретного учёного, за которым вы сами следите?

– Мы сотрудничали с университетами и продолжаем это делать. У нас был опыт больших проектов со Сколтехом, Тюменским государственным университетом, Сибирским федеральным университетом. Для университетов это хороший способ заявить о собственных научных исследованиях, привлечь абитуриентов и преподавателей.

Учёные, работавшие с ПостНаукой, часто используют курсы, которые они здесь записали, как домашние задания для студентов. Мы в целом всегда открыты к предложениям о сотрудничестве от университетов.

В ПостНауке есть ряд ценностей, которые мы постулируем: честность, наука, будущее, общее дело и life-long learning

Чувствуете ли Вы связь с университетом после выпуска?

– Я выпускница Вышки, и это часть моей идентичности. Многих своих друзей-вышкинцев я встретила уже после университета, и мы часто осознавали, что нас связывают общие ценности. При этом я понимаю, что закончила университет 5 лет назад, и за это время там многое изменилось. Мне не всегда нравится то, что я читаю в новостях, но надеюсь, что изменения не затронули основные принципы.

Спрошу как один из руководителей студенческого проекта по популяризации научного знания. Могут ли команде проекта быть интересны молодые ребята с опытом подготовки научно-популярного контента, например, в таких университетских проектах? 

– Конечно, могут. Я сама пришла в ПостНауку стажёром, и тогда имело значение то, что я делала свой студенческий медийный проект. И я как человек, который иногда подбирает команду, тоже безусловно обращаю на это внимание. В ПостНауке есть ряд ценностей, которые мы постулируем: честность, наука, будущее, общее дело и life-long learning.

Когда я вижу, что у человека в бэкграунде есть что-то, что так или иначе связано с этими ценностями, это имеет большое значение. Если человек до ПостНауки уже пытался каким-то образом заниматься просветительством, это большой плюс.

Стоит ли университету делать что-то специально для развития в студентах популяризаторских навыков и запала?

– Думаю, да. Вот чего университету не стоит делать, так это заниматься научной коммуникацией самостоятельно, потому что я не видела успешных кейсов. Кажется, что эту функцию лучше аутсорсить. Но обучать студентов стоит.

Коммуникация науки и общества, как мы знаем, востребована уже сейчас и будет востребована дальше. Поэтому, да, я на 100% поддерживаю то, что вы там делаете. Если и другие возьмутся за это, скорее всего, у нас появится больше интересных проектов, мы найдём больше интересных кадров, проектов.

Инфопространство сейчас перенасыщено контентом, и оно будет им перенасыщено и дальше. Но если баланс мусорного и просветительского контента когда-нибудь перейдёт на сторону просветительского, я буду счастлива, и думаю, что не только я.

Пара слов, может быть, напутствие для авторов нашего журнала и других научно-популярных проектов Вышки.

– Кажется, я никогда никому не давала напутствий, да и вообще не поддерживаю этот жанр. Каждый человек — автор собственной жизни. Но если бы я давала совет себе, то я бы советовала:

  1. делать только то, что любишь — так меньше шансов провалиться;
  2. не переставать учиться — не наступит момент, когда этого достаточно.

Думаю, что с таким подходом можно успешно заниматься примерно чем угодно.