• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес: Санкт-Петербург, 
Набережная канала Грибоедова, д. 123

Дни и часы приёма декана СПб школы социальных наук и востоковедения: каждый вторник, с 10:00 до 12:00 по предварительной записи

Образовательные программы
Бакалаврская программа

Востоковедение

5 лет
Очная форма обучения
23/90/10
23 бюджетных мест
90 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Политология и мировая политика

4 года
Очная форма обучения
40/60/10
40 бюджетных мест
60 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Социология и социальная информатика

4 года
Очная форма обучения
50/30/4
50 бюджетных мест
30 платных мест
4 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Управление и аналитика в государственном секторе

4 года
Очная форма обучения
35/35/10
35 бюджетных мест
35 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Анализ данных для государства и общества

2 года
Очная форма обучения
15/5/2
15 мест за счет средств ВШЭ
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Бизнес и политика в современной Азии

2 года
Очная форма обучения
20/5/4
20 бюджетных мест
5 платных мест
4 платных места для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Городское развитие и управление

2 года
Очная форма обучения
20/5/1
20 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Современный социальный анализ

2 года
Очная форма обучения
25/5/1
25 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Сравнительная политика Евразии

2 года
Очная форма обучения
15/5/9
15 бюджетных мест
5 платных мест
9 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Сравнительная политика России и Евразии

2 года
Очная форма обучения
5/20
5 платных мест
20 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Управление образованием

2,5 года
Очно-заочная форма обучения
25/5
25 бюджетных мест
5 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Книга
La liberté académique. Enjeux et menaces.

Dubrovsky D., Al Dassouky A., Çankaya Eksen G. et al.

Brux.: Éditions de l'Université de Bruxelles, 2021.

Глава в книге
La liberté académique en Russie, de Charybde en Scylla. Entre le marteau du conservatisme et l’enclume du néolibéralisme

Dubrovsky D.

In bk.: La liberté académique. Enjeux et menaces.. Brux.: Éditions de l'Université de Bruxelles, 2021.

Препринт
Introductory Textbooks in the Philosophy of Science: The Transformation of the Study Curriculum From 1937 to 2017

Demin M.

An Archive for Preprints in Philosophy of Science. PhilSci-Archive. Center for Philosophy of Science, University of Pittsburgh, 2020

Выборы США изнутри: как работает международный институт независимых наблюдателей

Выборы в Штатах 2020 года были событием, за которым действительно следил весь мир. Студентам программы «Политология и мировая политика» удалось стать частью команды независимых наблюдателей от Democracy Volunteers. По итогам работы на основе данных, собранными наблюдателями, организация выпустила сборник «Democracy Under Threat: USA 2020 election virtual observation 2020». Студенты 3 курса Алина Дмитриева и Давид АганеАвагян рассказали, как проходят наблюдения на мировом уровне и поделились своими впечатлениями.

 

– Как вы попали в число наблюдателей?

Алина: Координаторы движения «Голос» (ведущее объединение граждан России по независимому наблюдению за выборами – прим. ред.) связались с моим научным руководителем и сообщили, что коллеги из Democracy Volunteers (организация по независимому наблюдению за выборами, базирующаяся в Великобритании – прим. ред.) ищут русскоговорящих наблюдателей с высоким знанием английского языка. Я и несколько моих одногруппников, в том числе, Давид, откликнулись на предложение. Далее мы прошли два интервью: сначала с координаторами из «Голоса», а потом уже с Democracy Volunteers. Нам пришли письма, что нас берут. На первом созвоне мы познакомились со всеми наблюдателями – это были люди из нескольких десятков стран и с разным бэкграундом, так что политологическое образование точно не решающий фактор при отборе.

 

– Как вас готовили к роли наблюдателей?

Давид: Многие люди в команде уже имели опыт наблюдения на выборах, но для всех провели занятия по погружению в американский электоральный контекст. Нам рассказывали про то, в каких штатах разрешено международное наблюдение, как работает избирательная система, как работать с новостными сообщениями, чтобы их превращать в данные, каким образом посещать политические мероприятия и многое другое, что нам было необходимо знать для нашей работы.

 

– Как проходило само наблюдение и в чем заключалась роль наблюдателей?

Алина: Стоит сказать, что наша роль как наблюдателей отличалась от того, как себе это представляют на российских выборах. Здесь наблюдатели не надзиратели, которые знают все акты и нарушения и следят за их соблюдением, а исследователи. Мы проводили мониторинг социальных сетей, посещали онлайн-дебаты и писали отчеты, чтобы потом создать большой совместный репорт. Мы начали работу примерно за два месяца до выборов. В первую неделю мы проходили небольшое обучение про историю США, про партийную систему и немного про особенности каждого штата. В течение всего периода мы созванивались всей командой, рефлексировали, обменивались результатами, а потом слушали лекции от приглашенных спикеров. Например, мы общались с сотрудником пресс-службы Белого дома, журналистом из Voice of America, координатором другого движения наблюдателей. Затем 60 наблюдателей разбили на маленькие команды, каждая из которых отвечала за 1-3 штата. Например, я и моя напарница были ответственными за штат Канзас. Под ответственностью подразумевается то, что выборы 2020 года – это, в первую очередь, противостояние Трампа и Байдена, и нам, безусловно, это было важно и интересно. Но помимо этого в каждом штате проходили другие выборы, за прозрачностью которых мы тоже следили. Например, в Канзасе избирали сенатора от штата, поэтому несколько раз в неделю нам нужно было читать канзасские газеты, смотреть новости на сайте главных телеканалов штата и слушать радио, чтобы отслеживать повестку. Когда считали голоса, мы разбились на команды и через уникальные ссылки подключились к трансляции с камер на участках.

Давид: Для Democracy volunteers – это был первый опыт онлайн-наблюдения. Организаторы были на связи со многими людьми в США, которые, в частности, проводили нам экскурсии по участкам с рассказами о том, как работают участки в период пандемии, как организован взаимный партийный контроль на участках, как выглядит бюллетень и машина по их обработке и прочее. Я отвечал за штат Айову. У нас было три типа задач. Первая – это постоянный мониторинг сообщений в местных СМИ. Мы переводили сообщения в данные, определяли главных героев, тон сообщений (негативный, позитивный, нейтральный) и так далее. Эти данные уже обрабатывала команда организаторов на предмет наличия/отсутствия в местных СМИ штата предубеждения относительно кого-либо из кандидатов. Вторая – посещение политических мероприятий, встреч политиков местного и федерального уровня с избирателями, встречи общественных движений и организаций. Здесь работа была схожая. И третья – создание финального отчета о штате. Мы собирали информацию о выборном законодательстве штата, правилах электорального редистриктинга, а также нарушениях. Из этих данных получился комплексный обзор каждого штата.

 

– Что вас больше всего удивило в американских выборах?

Давид: Меня удивил характер политической борьбы на уровне региона. Дебаты на выборах за право представлять штат в палате представителей от округа такие же профессиональные и горячие, как и дебаты федерального уровня. Также меня поразила степень взаимного партийного контроля. Чтобы попасть в комнату с бюллетенями демократу и республиканцу надо одновременно приложить свои карточки: демократ без республиканца и наоборот в комнату попасть не могут.

Алина: Меня удивило, что они выбирают все, что только можно выбирать. Например, однажды у нас была онлайн-экскурсия по УИКу в Миссури, и глава УИКа описывал, что может входить в бюллетень. Туда, помимо больших выборов – сенаторских или президентских – могут вносить локальные вопросы, например, «довольны ли вы главным судьей штата», и можно проголосовать за его/ее сохранение или отставку.


 Приняли бы вы еще раз участие в подобном проекте и почему?

Давид: Думаю, что я бы не хотел снова быть наблюдателем. Это невероятно полезный опыт: я узнал столько об американской политике, сколько бы не узнал никогда. Но я бы не хотел заниматься такой работой постоянно. Есть люди, которым это нравится, но это не про меня. Мне наблюдение на выборах в России все еще интересно, но это больше про гражданскую позицию, нежели про исследовательский интерес.

Алина: Я бы однозначно повторила! У меня в профессиональной жизни две любви: выборы и городское управление. И хотя я большую часть своего времени трачу на исследование городского пространства, я бы не хотела терять выборы из вида. Это определенная гражданская позиция. Я наблюдаю за выборами в России, и что происходит в других странах тоже интересно узнать. Это некий элемент сравнительной политики: посмотреть, как это выглядит «там», чтобы понять, как это работает «здесь». Мне бы хотелось посмотреть, как у в других странах налажен процесс набора наблюдателей, что входит в их обязанности, как движения взаимодействуют с официальными лицами, мне кажется, это поможет сделать наш российский институт наблюдения сильнее и устойчивее.