• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Магистерская программа «Современный социальный анализ»

«Новой волны мы боимся меньше, что естественно, но опасно из-за потери бдительности»

Количество новых случаев заболевания COVID-19 в мире растет день ото дня. В условиях пандемии благосостояние каждого из нас зависит от коллективной осознанности. О социальных аспектах пандемии и необходимости соблюдения мер безопасности в своей колонке рассказывает Даниил Александрович Александров, заведующий лабораторией «Социология образования и науки» петербургского кампуса НИУ ВШЭ.

«Новой волны мы боимся меньше, что естественно, но опасно из-за потери бдительности»

По просьбе коллег попробую высказать простые мысли о пандемии и мерах безопасности. С самого начала пандемии я слежу за новостями науки в этой области, мы с Аллой Лосевой и студентами даже создали специальный блог Pandemic Science Maps. В прошлой научной жизни я был хорошим биологом, у меня есть некоторые знания о вирусах и эпидемиях.

Сразу подчеркну, что ковид много опаснее, чем любой грипп, который был в последние десятки лет. 

Это очевидно из данных о так называемой избыточной смертности. Есть сезонное повышение смертности зимой и понижение летом. Если посмотреть число смертей на сто тысяч населения в Петербурге или Москве, мы увидим, что смертность в мае-июле этого года в несколько раз превышала смертность в предыдущие годы, в том числе по месяцам, когда проходит волна гриппа. И сейчас смертность, упавшая было в августе, снова растет — есть данные за сентябрь, и в октябре будет еще хуже. Летом ковид пошел на убыль благодаря принятым мерам и тому, что школы и вузы закончили свою работу. Это притормозило процесс, а сейчас мы снова видим быстрый рост.

Первая волна была шоком, а новой волны мы боимся меньше, что естественно, но опасно из-за потери бдительности. Тем, у кого в окружении никто не умер, может казаться, что это просто медиапаника, потому что рядом с ними ничего не происходит, люди ходят без масок и никто не болеет. Это печальное искажение перспективы. Но многие, кто понимает опасность, просто к ней привыкли. И это хорошая защитная реакция, так как хронический стресс очень опасен для здоровья. Надо лишь, чтобы осторожность оставалась, а меры безопасности входили в привычку. Меры предосторожности соблюдать легко и понимать их пользу тоже несложно, хотя споров на пустом месте идет очень много.

Проблема отчасти в когнитивных искажениях у людей, а отчасти в том, что правительственные структуры дают какие-то избыточные требования. Например, было сказано, что люди должны ходить в масках и перчатках.

Если вдуматься и здраво посмотреть, что знает наука, то понятно: ходить в маске полезно, если не для вас, то для окружающих, а ходить по городу в перчатках не то чтобы вредно, но бесполезно.

Перчатки нужны только если вы касаетесь чего-то, что может нести вирус. Если вы в зоне риска, вы пожилой человек или больны диабетом — заходите в магазин или берите деньги в банкоматах в перчатках или со спиртовой салфеткой. А так-то просто чаще мойте руки и не трите ими глаза. Маску нужно носить там, где вы рядом с другими людьми. Правила просты: «не подходите слишком близко», «не говорите прямо в лицо человеку», «надевайте аккуратно маску на нос и рот при сближении». Даже если вы уже переболели ковидом, делайте это для спокойствия окружающих, которые не знают, что вы не опасны.

© НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге/ Степан Лихачёв

© НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге/ Степан Лихачёв

Существует множество свидетельств в пользу масок и нет никаких научных свидетельств против. При этом интересно, что люди повсеместно спорят и активно борются с ношением масок, говоря в лучшем случае, что «тот, кто болен, просто должен сидеть дома, а все здоровые не должны носить маски». У этого могут быть очевидные плохие последствия: люди могут распространять вирус до того, как они почувствовали себя плохо, и есть люди, которые болеют и разносят вирус, не чувствуя себя больными настолько, чтобы лежать дома. Совершенно не важно, много ли таких людей, — лучше перестраховаться.

Протест против масок сродни массовому опасному вождению на наших дорогах, отказу водителей от ремней безопасности и многому другому рисковому поведению людей, которым кажется, что они лично в безопасности и принятые правила не для них — «я поеду по обочине, а эти бараны пусть стоят в пробке».

Против ремней безопасности когда-то тоже протестовали и уверяли, что они помешают вылезти из машины при аварии, и вообще они только вредят, давая ложное чувство безопасности. Аргументы против масок иногда удивительны: один и тот же человек пишет, что в маске трудно дышать, поскольку кислорода не хватает, и при этом утверждает, что вирус свободно проходит через маску. Понятно, что люди любят видеть лица, потому что по мимике понимают интенции. Когда все вокруг в масках, ты не понимаешь, что происходит, и это инстинктивно неприятно. Но общая безопасность важнее, и со своими инстинктами надо уметь справляться.

Мы знаем, что хирурги часами оперируют в масках, а в Японии и Китае миллионы людей носили и носят маски из-за грязного воздуха и боязни гриппа во время эпидемии. Раньше европейцы с интересом смотрели на фотографии толп, которые идут по улицам Токио и садятся в метро и скоростные поезда в масках. Нет свидетельств из Японии, что маски вредны для здоровья этих людей. И есть основания думать, что привычка носить маски сокращала опасность распространения вируса в Азии. В Гонконге и Сингапуре первая волна быстро пошла на убыль, потому что люди стали соблюдать все правила предосторожности. В разных странах мира разные привычки следовать нормам и рекомендациям, и надо признать, что сравнение тут не в нашу пользу.

Эпидемиологические расследования показали, как отсутствие мер безопасности вызывает вспышки, когда люди, которые внешне не кажутся больными, разносят вирус.

Классический случай — массовое распространение вируса через горнолыжные курорты Швейцарии и Австрии в начале эпидемии. Например, в одном из городков удалось установить, что основным источником был бармен, внешне не болевший. Десятки людей получили от него вирус, доехали до дома и там начали болеть и распространять вирус дальше в Швеции, Германии и других странах. Если бы бармен все время носил маску и перчатки, есть все основания думать, что заразившихся было бы меньше.

Школы и вузы, безусловно, плотные собрания людей, которые создают реальную опасность. Газета New York Times на своем сайте сделала карту вспышек в колледжах и дает сводки данных, потому что они понимают, что колледжи — это горячие точки эпидемии. Студенты и преподаватели собираются вместе и несколько часов подряд разговаривают друг с другом, дышат друг на друга и, если есть вирусы, то распространяют их. Тут тоже нужен здравый смысл: десять человек в большой и хорошо проветриваемой аудитории и тридцать в душной и маленькой — очевидная разница для распространения инфекции. Соответственно, лучше всего было бы, конечно, не собираться в очень плотные группы. И меры, которые приняты в Вышке, довольно разумны.

© НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге/ Степан Лихачёв

© НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге/ Степан Лихачёв

В целом Вышка приняла очень хорошую позицию по отношению к людям. Все преподаватели, которые опасаются за свое здоровье, или же у них дома есть пожилые больные люди, могут перевести свое преподавание в онлайн, независимо от возраста. То же самое отношение к студентам: если у вас дома кто-то пожилой и вы думаете, что не стоит приносить ему вирус, потому что у пожилых смертность гораздо выше, то можно написать заявление на индивидуальный учебный план. Это стремление признать людей свободными и разумными, способными оценить риски для себя и своих близких.

Я думаю, что с новым ростом эпидемии многие вузы снова перейдут полностью в онлайн. К сожалению, такие решения об ограничениях массовых сборищ принимаются обычно тогда, когда момент уже упущен и эпидемия перешла опасные рубежи. Инкубационный период занимает какое-то время, и если мы сейчас остановим общение людей, то те, кто уже получил заражение, будут нести его дальше. Останавливать тесное общение людей в школах и вузах нужно раньше, чем в тот момент, когда региональное или вузовское руководство уже берет испуг. Но мы все должны помнить, что давать советы и осуждать политиков легко, а принимать неприятные решения трудно.

Решения о полном переносе занятий в онлайн, конечно, неприятные. Образование — это не просто передача информации, это формирование человеческих отношений и процесс социализации.  

Лучше учиться вместе, чем поодиночке, и в бакалавриате главное — это отношения со сверстниками, совместное обучение в группах и общение с преподавателями. Онлайн-образование хорошо работает тогда, когда вы фокусированно хотите выучить что-то инструментальное, зная зачем вам это нужно, например, язык Python. А образование в бакалавриате самое общее и не требует, чтобы студент твердо знал, что ему нужно именно это или что-то другое. Безусловно, лучше учиться офлайн. Но есть реальная опасность ковида, и с этим приходиться считаться. Хорошо, что падения качества обучения, мне кажется, в Вышке почти нет, но все равно учиться вместе в живом общении лучше. Спад эпидемии вместе с новыми вакцинами, которые уже созданы, безусловно, вернет нас рано или поздно к тому, чтобы встречаться в аудиториях.