• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Интервью с Феликсом Евгеньевичем Левиным

Старший преподаватель департамента истории Феликс Левин в интервью рассказал о том, как формировались его научные интересы, и об опыте преподавания на ОП "История"

– Сейчас вы являетесь старшим преподавателем в НИУ ВШЭ СПб. Скажите, как Вы пришли к преподавательской деятельности? Всегда ли Вы хотели работать в этой сфере или желание возникло по ходу получения образования?
– Я родился в семье педагогов, но этот факт лишь косвенно повлиял на мой последующий выбор. В процессе обучения на Историческом факультете Санкт-Петербургского государственного университета на последних курсах я осознал окончательно, что мне интересна научная деятельность, и я хочу двигаться в этом направлении. До этого я пытался заниматься исследованиями и играть на бас-гитаре в группе, но к концу моей учебы в университете я понял, что все же с музыкой не складывается, а на оба дела не хватает времени, поэтому я сосредоточился только на академической деятельности. Параллельно я уже начал работать, а самое очевидное решение для студентов-гуманитариев – это преподавательская деятельность. Я преподавал английский и историю на английском школьникам и взрослым. В школе я никогда не хотел не работать, потому что это институт бюрократический и «дисциплинарный», что для меня неприемлемо. Изображать из себя правильного молодого человека я тоже не умею, однако все же ничто так не атомизирует, как работа в школе, и я очень рад, что этот период закончился, хотя опыт я приобрел незабываемый. Так вышло, что через короткое время я следущим этапом моей преподавательской деятельности стал университет, и мне повезло, что этим университетом оказалась питерская Вышка.

– Вы работаете в Вышке с сентября 2017 года. Расскажите о своих впечатлениях о преподавании в университете.
– Поскольку работа в Вышка для меня первый опыт преподавания в высшей школе, для меня по-прежнему многое вновь, поэтому энтузиазм у меня не иссяк. Я бы говорил не столько о впечатлениях об университете, поскольку университет как нечто цельное - это из области воображаемого, сколько о впечатлениях от взаимодействия с моими коллегами на Департаменте истории и со студентами, и вот это мне реально нравится.

– С 2016 по 2017 год Вы проходили научно-исследовательскую стажировку в университете Филиппа в Германии в рамках проекта:«Ирландская средневековая традиция : паттерны “Основы знаний об Ирландии“». Не могли бы Вы рассказать, что из себя представляла эта стажировка и сам проект?
– Это была научно-исследовательская стажировка по совместной программе «Дмитрий Менделеев» DAAD и СПбГУ. Мое диссертационное исследование было посвящено одному из наиболее знаковых образцов ирландского историописания раннего Нового времени «Основы знаний об Ирландии» Джоффри Китинга. Источник опсвящен истории Ирландии от потопа до англо-нормандского завоевания, то есть до 1170-х. В процессе исследования обнаруживались определенные лакуны, которые я хотел восполнить в Марбурге.

Почему Марбург? Во-первых, потому что там направление кельтологии возглавлял великолепный кельтолог и потрясающе эрудированный человек, профессор Эрих Поппе. Одной из целей моей диссертации стало рассмотрение текста Китинга с точки зрения как исторической, так и филологической перспективы. «Основа знаний об Ирландии» написана на ирландском языке, и для анализа языка произведения мне нужны были консультации с таким специалистом, как Эрих Поппе. Мой план в итоге полностью оправдал себя, но об этом позже.

Во-вторых, в библиотеке университета Марбурга, на мой взгляд, самая богатая в Европе коллекция кельтологической литературы: там были материалы и по древним кельтам, и по Ирландии и Уэльсу в средние века и раннее Новое время. Помимо этого, в Германии эффективно работает межбиблиотечный обмен. Заказываешь книгу из одной университетской библиотеки, и через неделю-полторы ее доставляют к тебе в город. Если ты занимаешься историей Ирландии или Уэльса, проживая в России, необходимо максимально использовать любую поездку за границу — в наших библиотеках материала очень немного, в сети можно найти отнюдь не все, поэтому приходится полагаться на подобные стажировки и друзей-коллег за рубежом, если стоит задача собрать внушительную историографию по интересующей проблематике. Если бы не те полгода в Марбурге, я бы вряд ли получил доступ к столь ценной литературе,

Что касается проекта, то он был посвящен проблеме традиции и инновации в «Основе знаний об Ирландии». Несмотря на то, что «Основа знаний» — памятник, известный историкам и филологам, занимающимся историей Ирландии в средние века и раннее Новое время, комплексного исследования этого источника до сих пор не проводилось. Немногие исследователи Китинга обычно ограничивались общеизвестными фрагментами текста. А проблема, состоит в том, чтобы определить, что вообще такое «Основа знаний» — это образец средневекового историописания, такой лояльный пересказ средневековых источников, как считалось в конце XIX и первой половине XX вв., или же в тексте отражена рефлексия на современный социально-политический контекст, и в более широком смысле это пример «нового историописания», более светского по своей природе, с особым вниманием к первоисточникам и т.д., характерного для Западной Европы в XIV-XVII вв. Чтобы охарактеризовать «Основу знаний» как образец историописания, было необходимо просмотреть, каким образом Китинг заимствовал средневековые сюжеты, каким образом видоизменял их или,наоборот, оставлял нетронутыми, насколько он переиначивал или как усваивал исходные контексты, каким образом адаптировал повествовательные стратегии средневековых ирландских источников. Иными словами, мне бы хотелось ответить на вопрос, каким образом традиция довлела над Китингом и влияла на его письмо. После консультаций с профессором Поппе мы решили сосредоточиться на использовании Китингом сказаний Уладского цикла в «Основе знаний». Уладский цикл — это ряд сказаний, посвящённых приключениям героев, связанных с северной провинцией Ирландией Улад (современный Ольстер). В процессе изучения я даже заказал из Ирландии микрофильм рукописи McClean 187, которая хранится в музее Фитцуильяма Кембриджского университета. В этой рукописи содержится копия предполагаемой «Черной книги Молага», откуда Китинг, судя по всему, позаимствовал ряд сказаний Уладского цикла. Этот источник до этого был практически не исследован. В конце моей стажировки я представил результаты исследования на кельтологическом коллоквиуме, который проводился каждый месяц на кафедре кельтологии, и написал большую статью,. Первая часть, посвященная источникам сказаний Уладского цикла в «Основе знаний» и особенностям репрезентации этих сказаний Китингом, опубликована в 44 номере журнала Studia Hibernica. Надеюсь, вторая часть выйдет в следующем году.

Кроме того, мне очень пригодились некоторые курсы, по кельтологии: «Средневаллийский», «Перевод и лингвистический анализ средневековых ирландских текстов», «Литературный анализ ирландских текстов». С филологической точки зрения эта стажировка дала мне очень много. Занятия по переводу и по обсуждению ирландской средневековой литературы были очень продуктивными. В целом, эти полгода в Марбурге оказались для меня формирующими, они много перевернули в моем сознании. Именно тогда в идейном смысле и сложилась диссертация, оставалось только это записать и оформить.

Ну и, конечно, любая стажировка, как и поездка на зарубежную конференцию — это научный туризм. Я вдоволь наездился по Германии, побывал в Люксембурге, Франции и Швейцарии. Все таки — это потрясающе, когда можно сесть на на автобус и через 4 часа выйти уже в другой стране.

– Вы – кельтолог. Скажите, когда у Вас появился интерес к кельтской культуре и с чего все началось?
– Опять-таки это ряд случайностей. В школе я посещал, я археологический кружок в Дворце Творчества Юных в Аничковом Дворце. Там у меня появился интерес к кельтской археологии. Я даже помню, что делал доклад про кельтское искусство для конференции в Эрмитаже А потом лет через 5 обнаружилось, что оказывается уже тогда я купил несколько весьма неплохих книг по кельтологии, а потом совершенно про них забыл, Когда я поступил на исторический факультет СПбГУ на кафедру истории Средних веков, мой научный руководитель, Сергей Егорович Федоров, предложил заняться Ирландией, поскольку историков-ирландистов очень мало в России. Я согласился и постепенно втянулся, особенно с 4 курса. С конца 5 курса начал серьезно учить ирландский язык. Но вот ощутил себя полноценно кельтологом, наверное, после стажировки в Марбурге. Хотя в институциональном плане я не совсем кельтолог. Кельтологи — это те, кто занимаются кельтскими регионами от древности до XV в., а я прежде всего занимаюсь историей Британских островов в раннее Новое время, то есть XVI-XVII вв. Но мои исследовательские интересы простираются от раннего Средневековья до Нового времени, поэтому отчасти я кельтолог.

– Вы очень молоды, но уже многого добились. Есть ли у Вас грандиозные планы на будущее? Если да, то могли бы Вы немного рассказать о них.
– Я не могу сказать, что я чего-то добился. Не люблю всех этих self-fashioning story. Да, вот 21 ноября я защитил кандидатскую диссертацию, но ничего эпохального в этом не вижу. Планировать свою жизнь не люблю, вообще не люблю какую-то регламентацию. Скорее, есть определенные мечты. Из реализуемого — хочу написать книгу и на русском, и на английском по материалам моей диссертации.

Автор - Светлана Остроградская