• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Поразительно глубоко, доверительно, интересно». Команда ЦМИ завершила полевой этап проекта «В тени ГУЛАГа: производство, потребление и восприятие тюрем в бывшем Советском Союзе»

Целый месяц лета команда ЦМИ находилась в Казахстане, собирая данные для проекта “В тени ГУЛАГа”. Социологи рассказывают о трудностях сбора поля в период пандемии, билингвальных фокус-группах и поддержке местных коллег.

«Поразительно глубоко, доверительно, интересно». Команда ЦМИ завершила полевой этап проекта «В тени ГУЛАГа: производство, потребление и восприятие тюрем в бывшем Советском Союзе»

Архив ЦМИ

Исследование осуществляется в партнерстве с университетом Стратклайда (Глазго, Великобритания) и Назарбаев Университетом (Нур-Султан, Казахстан). Проект реализуется в рамках трёхлетнего гранта британского Совета по экономическим и социальным исследованиям (Economic and Social Research Council) и направлен на осуществление сравнительного исследования пенитенциарных систем в двух крупнейших странах бывшего Советского Союза: России и Казахстане.

Проект является уникальным в исследованиях тюрьмы, так как ставит перед собой сложную и амбициозную задачу совмещения трех направлений исследований, которые пока в современной социологии существуют обособленно: изучение взаимодействия экономических и политических структурных факторов с процессами принятия решений политиками при формировании и управлении системы тюремного заключения в России и Казахстане; исследование отношения населения к современной уголовно-исполнительной политике в России и Казахстане, а также к истории ее реализации в Советском Союзе; социологический анализ потребления культурных репрезентаций наказания, производимых посредством массовой культуры, СМИ, тюремного туризма и т.п.

Сбор эмпирического материала в России (Санкт-Петербурге, Москве, Томске, Ухте) длился 2 года и был завершен в 2020 году. Тогда исследователи собрали 16 фокус-групп с представителями четырех поколений, 17 экспертных интервью с сотрудниками музеев, 40 интервью с людьми, которые пережили опыт заключения в российских исправительных колониях, в каждом городе исследователи писали подробные дневники наблюдений. 

По результатам этого полевого этапа был проведен научный семинар СоцUp, запись доступна на странице ЦМИ в Фейсбуке.

В июне этого года исследовательская группа отправилась в Казахстан. Экспедиция переносилась несколько раз из-за коронавирусных ограничений. Была поставлена амбициозная задача собрать за месяц эмпирические данные сразу по двум локациям. Как и в России, работа велась по двум направлениям: 1. Исследование в музеях (сбор и проведение фокус-групп, проведение наблюдений, экспертные интервью с сотрудниками музеев), 2. Интервью с бывшими заключенными. 

Работы велись в двух казахстанских музеях: 

1. Музейно-мемориальном комплексе жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР»;

2. Музее памяти жертв политических репрессий поселка Долинка.

Исследователи последовательно работали сначала в столице Казахстана — городе Нур-Султане, затем в Караганде. Несмотря на Ковид и ограничения, связанные с ним, и сложную логистику как поездки в Казахстан, так и во время исследования (музеи находились за городом), цмишники справились с поставленными задачами. 

4
фокус-группы в каждом из музеев
20
интервью с бывшими заключенными
3
экспертных интервью
9
дневников наблюдений

Впечатлениями о поездке поделились участники экспедиции. О том, как пришлось лететь в Нур-Султан через Бишкек, а в Санкт-Петербург через Минск рассказывает Дмитрий Омельченко, а о сложностях проведения русско-казахских фокус-групп и всех вызовах командировки — Ирина Лисовская и Алена Кравцова.

Омельченко Дмитрий Анатольевич,
Центр молодежных исследований: Аналитик

Очень непросто оказалось добраться до Казахстана, казалось бы союзное государство, но нормальных, с адекватной стоимостью рейсов из России напрямую в Казахстан на тот момент не было. Понятно, что когда то одна страна, то другая погружаются в красные зоны ковидных ограничений, лишь ненадолго выныривая, надеяться на легкие решения, простую логистику международных путешествий не приходится, поэтому пришлось искать альтернативные решения. Рейс был взят на Бишкек, и после 10 часовой прогулки в столице Киргизии, Боинг с нами на борту держал курс на Алма-Аты, где, отдохнув после долгого пути еще несколько часов, мы наконец отправились в Аста...простите, Нур-Султан.

За месяц нашего пребывания Казахстане ситуация с коронавирусом немного улучшилась, там. В России же пошли печальные рекорды и оказалось, что назад напрямую добраться можно только за большие деньги, либо пешком, либо вплавь. Заканчивали мы работу в Караганде, поэтому путешествие домой началось оттуда, Казахские Железные Дороги домчали нас до новой столицы названной в честь Назарбаева, где нас ждал (относительно) дешевый и вполне удобный прямой рейс Нур-Султан Минск, ну а из другого братского, союзного государства добраться до родного Петербурга получилось проще простого. Поездом, ночь в пути и мы дома. 

Что касается собранных лично мной интервью поразительно глубоко, доверительно, интересно. Мне показалось, что удалось ухватить эдакий глубинный контекст за которым мы и "охотились", который всегда остается между строк в ретранслируемых образах и стереотипах о бывших заключенных, некоторые респонденты отбывали сроки и в России и в Казахстане, а сама исправительная система Казахстана настолько похожа на отечественную, что автоматически киваешь, узнавая схожие нарративы и тем не менее есть важные отличительные черты, о которых мы подробно поговорим в формате отчетов и научных статей. Более открытые люди, конечно, в Караганде.

Лисовская Ирина Викторовна,
Центр молодежных исследований: Младший научный сотрудник

Я провела две российско-казахские фокус-группы в Нур-Султане с молодежью (18-25, 30-35 лет) и помогала с организацией фокус-групп в Караганде. Рекрутинг в социальных сетях (российский ВК, который также действует в Казахстане), который обычно нам всегда помогал, не сработал в этот раз. В Казахстане, кажется, ВК не популярен среди молодежи. Поэтому с рекрутингом нам помогали наши коллеги из исследовательского центра в Нур-Султане. Нам было интересно понять как территория бывшего лагеря репрезентирует память о нем в современности. Поэтому рекрутировали мы только в маленьких поселках, то есть местных жителей п. Акмол (Малиновка) и п. Долинка. Сразу скажу, что молодежи там мало и все друг друга знают, так как в поселке только одна школа, которая всех объединяет. Получилась вот такая особенность.

Но были еще более примечательные особенности. Например, далеко не все молодые участники в поселке Акмол владели русским языком, хотя мы старались, чтобы среди участников были только русскоговорящие. Однако, мы не учли, что русский информанты могут знать, но не уметь развернуто выражать на нем глубокие мысли. Вот так и получилось, что в группах поселка Акмол фокус-группы велись на двух языках - русском и казахском, что, конечно же, поначалу ставило исследователей в ступор. На помощь нам пришла выпускница Назарбаев-университета, включившаяся в проект, — Махаббат. Она была ассистентом на фокус-группах и переводила нарративы казахско-говорящих участников. Другая особенность, как ни странно, имена. Я не могла запомнить имена участников и особенно правильно их произносить... Мне было неловко из-за этого. В остальном группы получились очень яркими и нарративными. Молодежь очень живо себе представляла ГУЛАГ на местах поселков, их рассказы пестрили образами и легендами о бывших лагерях, которые живут в воспоминаниях старших жителей поселка.

Кравцова Алёна Николаевна,
Центр молодежных исследований: Младший научный сотрудник

Мы очень ждали эту командировку, помню, еще в 2018 году планировали план действий и в них поездка в Казахстан приходилась максимум на весну 2020 года. По известным причинам нашим планам не суждено было сбыться тогда, но, невзирая на коронавирусные ограничения, нам удалось прорваться к двум музеям, находящимся на территории Казахстана. Музеи, в которых мы работали, были по своему уникальны, первый раз за время проведения исследования мы познакомились с музейным приемом — «диорама». В этом поле было безумно много накладок и несостыковок, размышлений — как действовать дальше. Но и в поле поехали настоящие профессионалы, наша команда сработала очень слаженно и оперативно.

Помимо чисто технических сложностей, о которых рассказали коллеги, были еще и эмоциональные, этические, физические. Несколько раз вся команда сдавала тесты на Ковид, чтобы точно быть уверенными в безопасности с нашей стороны (хотя все участники экспедиции и были привиты). В максимально сжатые сроки даты фокус-групп менялись и приходилось рекрутировать участников на другие даты. В очень загруженном графике нужно было выделить время для ведения дневников наблюдений. Но помимо этого наша чудесная команда еще пару раз успела отдохнуть и встретиться с коллегами.

Я очень рада, что мы все успели сделать, не потеряв в качестве данных. Благодарна своим коллегам Ирине и Дмитрию за поддержку. Очень жаль, что остальные коллеги, в особенности Елена Леонидовна, так и не добрались до Казахстана, но расстраиваться на самом деле не стоит, ведь нас ждет и другая работа по проекту и надеюсь, у нас будут все ресурсы для того, чтобы презентовать результаты исследования в Казахстане и мы туда еще вернемся, как и во все остальные города, где проводили это исследование.

Команда исследователей выражает благодарность руководителям и сотрудникам музеев, согласившихся на проведение исследования и фокус-групп в музеях. Каждая фокус-группа была по-своему уникальна, первый раз цмишники столкнулись с ведением фокус-группы на 2 языках — русском и казахском, и не справились бы, наверное, без помощи местных социологов. 

За время командировки исследователи познакомились с социологами — сотрудниками исследовательского института «Общественное мнение» и преподавателями Карагандинского университета им. академика Е.А. Букетова.  

Благодарим Ботагоз Ракишеву и Айнур Мажитову из исследовательского института «Общественное мнение» за оказанную поддержку в рекрутинге участников фокус-групп. 

А Асель Мырзахметова — сотрудница Карагандинского университета им. академика Е.А. Букетова — уже посетила Санкт-Петербург, чтобы познакомиться с опытом исследований ЦМИ в сфере молодежной политики в области информационной культуры, а также презентовать и обсудить результаты проведенного ими исследования по изучению уровня информационной культуры казахстанской молодежи.

На протяжении всей командировки исследователей ЦМИ поддерживал Гэвин Слейд (PhD, Oxford University, Criminology, Associate professor, Department of Sociology and Anthropology, School of Sciences and Humanities Nazarbaev University), руководитель проекта с казахской стороны. 

 

Следите за актуальными новостями наших экспедиций в Instagram!