• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Книга
Экономическая теория рекламы: эффекты и модели

Вартанов С. А.

М.: Издательство Московского университета, 2023.

Глава в книге
Цифровая реальность: между утопией и антиутопией

Кудрявцева Е. И.

В кн.: Человекоориентированное управление: будущее цифрового общества. В двух частях. Ч. 1. СПб.: Издательство СПбГЭУ, 2023. С. 133-139.

Препринт
Factors Influencing Adolescent Alcohol Consumption: Parents And Depression

Валединский П. И., Ivaniushina V. A., Alexandrov D. A. et al.

Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2023. No. 101.

«Самое главное, что дал мне проект, — хорошее место работы»

Ежегодно студенты бакалавриата и магистратуры Питерской Вышки выбирают прикладные и исследовательские проекты. Кому-то проектная деятельность помогает развить кругозор и исследовательское чутье, кому-то — прийти в профессию. Проекты встречаются самые разные — и по UX-исследованиям, и по анализу словоупотреблений. Поговорили со студентами о том, что интересного они узнали и какие впечатления оставила проектная деятельность.

«Самое главное, что дал мне проект, — хорошее место работы»

Фото из архива НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Анастасия Груздева, 1-й курс, ОП «История», участвует в проекте «Малое Райково. Микроистория одной деревни»

Анастасия Груздева, 1-й курс, ОП «История», участвует в проекте «Малое Райково. Микроистория одной деревни»

На Ярмарке проектов я выбрала «Малое Райково» по нескольким причинам. Прежде всего, мне хотелось попробовать себя  в чем-то, что связано с моей специальностью. Помимо этого, меня заинтересовала микроистория как подход — интересно изучить историю конкретного места, в нашем случае это как раз Малое Райково. Если говорить про микроисторию в целом, то думаю, что это направление помогает почувствовать личную связь с местом и людьми, которые в нем жили.

На проекте мы искали информацию о том, кому принадлежали земли деревни в разное время, как Малое Райково упоминалось в газетах, какие планы его застройки сохранились. Много всего успели сделать, всего и не упомнишь! Я изучала уголовные дела против жителей деревни в период Большого террора, это позволило частично узнать биографии жителей, понять особенности судопроизводства и ощутить настроения, царившие в деревне. 

Впечатления от проекта у меня самые что ни на есть положительные. Сохранить все найденное о деревне, чтобы потом о ней узнали желающие, — очень мотивирующая цель. Мои представления о методах работы с информацией тоже стали шире: можно искать данные в архивах, библиотеках, в интернете, опрашивать местных жителей. Но главное — я поняла суть микроистории как отдельной области исторических исследований сегодня.

София Маргацкая, 2-й курс, МП «Медиапроизводство и медиааналитика», участвовала в проекте «Создание контента для сервиса по поиску и продвижения мест и событий KudaGo»

София Маргацкая, 2-й курс, МП «Медиапроизводство и медиааналитика», участвовала в проекте «Создание контента для сервиса по поиску и продвижения мест и событий KudaGo»

Я давно читала KudaGo как проект, который рассказывает об интересных местах и событиях. Для меня это был своеобразный путеводитель по городу. Что там есть раздел «Кино», я узнала позже, когда оказалась в проекте. Собственно, в него я и попала кинокритиком, а писать о кино в СМИ долго было моей мечтой. Теперь это реальность. 

Моя работа была индивидуальной. Задачи, в основном, такие: предложить тему, посмотреть фильм, написать объективный и честный материал с экспертной оценкой. Иногда кинокритик призывает посмотреть то или иное кино или же, наоборот, не советует. А еще объясняет многие вещи. Мне нравится быть проводником в это чудесное искусство для читателей и любителей. 

Проектная деятельность в Вышке дает возможность попробовать себя в новом амплуа или попасть туда, куда всегда хотелось, но не было возможности. Кроме того, этот опыт важно получить во время учебы, чтобы выйти во взрослую жизнь подготовленным специалистом, который работал с реальными кейсами. Самое главное, что дал мне проект, — хорошее место работы. Вот уже больше года я пишу рецензии в раздел «Кино», хожу на премьеры и спецпоказы, занимаюсь тем, что мне приносит не только доход, но и удовольствие. Мне кажется, возможность трудоустройства после практики — это важно. А еще в KudaGo прекрасный коллектив и дружелюбное начальство. 

Благодаря проекту я научилась не выгорать и выдавать профессиональные тексты на любые фильмы и темы. Порой мне приходится смотреть кино, которое мне не близко. Но я научилась анализировать и его, погружаться в любой контекст и оперативно писать качественный материал вне зависимости от того, нравится мне или нет. Кажется, это и есть профессионализм.

Никита Мелешев, 1-й курс, МП «Современный социальный анализ», участвовал в проекте «Технологии айтрекинга в UX-исследованиях»

Никита Мелешев, 1-й курс, МП «Современный социальный анализ», участвовал в проекте «Технологии айтрекинга в UX-исследованиях»

Меня в первую очередь привлекла технология айтрекинга — можно было  поработать с устройством, которое считывает движение глаз человека, и показывает, куда он смотрит. Кроме того, мне хотелось познакомиться с UX-исследованиями, до этого я плохо представлял, как это бывает.

Наша команда по сути участвовала в прикладном исследовании от реальной компании. Нам нужно было посмотреть, как пользователи реагируют на разные элементы сайта, что помогает быстрее оформить услугу, а что — мешает. Как и все в команде, я помогал с анализом целевой аудитории, поиском возможных участников и, собственно, с самим исследованием. Встречал респондентов, рассказывал им о том, что мы делаем, подключал айтрекер и после проводил небольшое интервью. Потом я анализировал полученные данные, составлял гипотезы и делал презентацию для заказчиков — как и все остальные.

Благодаря проекту я увидел, как обычно идет работа между исследователем и заказчиком, вышел с наукой в  реальный мир. Помимо этого, я научился работать с айтрекером — могу теперь сделать такой пунктик в резюме. В целом, было очень круто — не уверен, что свяжу жизнь с UX-исследованиями, но о выборе проекта нисколько не жалею!

Светлана Милешина, 3-й курс, ОП «Филология», участвовала в проекте «Цифровые методы анализа стихотворной речи»

Светлана Милешина, 3-й курс, ОП «Филология», участвовала в проекте «Цифровые методы анализа стихотворной речи»

Я занималась стиховедением на первом курсе, теорией и историей стиха — на третьем. Этот проект стал логическим продолжением моих учебных интересов. Кроме того, это полезная практика для моей курсовой работы, в которой я анализирую современные петербургские эпитафии. Цифровые методы помогают по-новому взглянуть на тексты и сделать неочевидные выводы. Посмотришь на эпитафии просто так — ну да, много сравнений. Залезешь с помощью программы — сразу видно,  что сравнений не просто много, а категорически много, нужно разобраться — почему. 

В основном все на проекте проводили стиховедческий анализ, а я смотрела на лексику: в современных эпитафиях ритм — не такая интересная тема. Главной частью моей работы был даже не сам анализ, а сбор корпуса текстов. Я лавировала по городским  кладбищам в поисках надгробных текстов, фотографировала памятники и иногда — пугала других посетителей, несколько раз меня даже старались выгнать. В итоге я посетила 12 кладбищ: Новодевичье, Волковское, Ново-Волковское, Серафимовское, Смоленское, Северное, Южное, Шуваловское, Большеохтинское, Малоохтинское, Парголово, Ковалевское. Не скажу, что мне было тяжело: на кладбище спокойно и есть время подумать… 

После — самое трудное: нужно расшифровать все эпитафии, создать один текстовый документ. Без учета повторов у меня получились 303 эпитафии. Потом началась цифровая часть в специальной программе, которая помогла сделать частотный словарь и посмотреть на лексическую сочетаемость. Остальная работа была как у всех:  изучение специальной литературы, выводы, презентация, защита. 

Выводы были крутыми и неочевидными. Когда анализируешь стихи, обычно выкидываешь незначимые слова — местоимения, предлоги, частицы и так далее. Они и так часто попадаются и особого интереса не представляют. Из частотного словаря видно, что в эпитафиях все ровно наоборот: незначимые слова становятся важнее значимых.

Благодаря проекту я научилась работать в программе для цифрового анализа. Она очень простая, и на основе незамысловатых выводов можно пару статей написать. Из интересного я еще узнала, что самое распространенное существительное на надгробных текстах — «жизнь». А также, что чаще всего эти тексты обращены к мужчинам.

В целом проектная деятельность кажется мне хорошей практикой для тех, кто планирует дальше заниматься наукой. На защите проектов нас очень похвалили и сказали, что все исследования заслуживают открытой научной конференции. Кроме того, у нас есть свобода для творчества: кто-то кино смотрит, кто-то тексты расшифровывает, кто-то эпитафии собирает… Для каждого найдется то, что душе ближе.