• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Нужно привыкать к тому, что у меня новая жизнь», – магистрантка Анастасия Новикова о месяце жизни во Франции по программе международной мобильности

Выпускница нашей образовательной программы, а сейчас – магистрантка «Глобальной и региональной истории», Анастасия Новикова рассказывает о своем переезде во Францию. Как проходит жизнь и учеба в другой стране? Что такое «франглийский» и почему покупка киви – это роскошь? Об этом и многом другом читайте в нашем материале.

Анастасия Новикова во Франции по программе международной мобильности

Анастасия Новикова во Франции по программе международной мобильности
Фото из архива Анастасии Новиковой

Это моя первая поездка по программе мобильности. Я ездила во Францию по обмену в школе, была недалеко от того места, где нахожусь сейчас. Я живу в городе Экс ан Прованс. Небольшой городок на юге страны в тридцати минутах от Марселя по скоростной трассе. 

Я очень давно хотела поехать во Францию. Планировала это со второго курса бакалавриата, когда узнала про мобильность в Вышке. Начала изучать информацию и поняла, что еще не готова самостоятельно жить и учиться в другой стране. Когда была на третьем курсе, началась пандемия. Тогда я перестала даже думать о мобильности. На четвертом курсе вообще поступила в магистратуру во Франции, но не поехала, потому что это стоило довольно больших денег. Пошла на «Глобальную и региональную историю» в Вышке и рассчитывала на мобильность, зная, что она обязательно будет. К тому же появилась возможность учиться и работать, чтобы накопить денег на поездку. 

На втором курсе бакалавриата я начала работу над своим исследованием, посвященным русско-французским отношениям в XVII веке. Сейчас это уже магистерская диссертация. Мне нужны были источники. Очень большой блок оцифрован, я могу им пользоваться из любой точки мира, но этого мало. Поняла, что нужно знакомиться с французской научной школой, узнавать, как здесь пишут и рассуждают. Я искала себе место, где могла бы углубиться именно в свою научную область. 

Сейчас я учусь в Сьянс По (Sciecnes Po – Institut des études politiques) – это большая сеть вузов во Франции. Здесь готовят будущих политиков, юристов, дипломатов. Самый большой кампус университета находится в Париже, но есть филиалы в других городах. Мне, как и другим иностранным студентам, предложили три опции: либо учиться семестр, либо год, но без их диплома, либо год с получением их диплома. В последнем случае я была бы обязана проходить программу, которую они утверждают, а она сосредоточена вокруг политологии. Защищать местный диплом, параллельно обучаться в Вышке, писать магистерскую диссертацию – все это вместе показалось трудным. Остановилась на годовой программе без диплома. Теперь я свободно выбираю курсы, на которые хочу ходить. Есть список на четырех листах тех курсов, которые можно посещать иностранному студенту. Я скорректировала программу так, чтобы ходить в основном на исторические курсы. Они очень далеки от моей темы, но дают представление, как здесь люди мыслят об истории. Мне дали доступ ко многим ресурсам, поэтому постепенно изучаю, какие есть каталоги в архивах, куда я могу поехать, чтобы дальше развивать уже свое исследование. 

Моя тема магистерской диссертации «Языки описания Восточной Европы в первом французском периодическом издании XVII века "La Gazette"». «La Gazette» появилась в 1631 году. Люди из разных стран отправляли туда информацию, которая публиковалась еженедельно, а иногда и ежедневно. Мне интересно посмотреть, как во французском медийном пространстве воспроизводились представления о странах, которые мы сейчас называем Восточной Европой. Один из главных вопросов – было ли представление о том, что такое Восточная Европа, стал ли этот концепт популярным и используемым в периодике? Как, например, презентовалась Московия? Какие использовали языки описания? Как о ней говорят те, кто писал из Швеции, а как – из Польши? Это абсолютно разные дискурсы. У меня в планах сделать несколько крупных поездок в Марсель и в Лион, потому что я знаю, что там есть коллекции, которые мне могут пригодиться. Главная задача – скорректировать бюджет под эти поездки.

Несколько дней я потратила на то, чтобы составить расписание. Курсы, которые я выбрала, будучи в России, идут одновременно в разных зданиях. А я, к сожалению, не взяла с собой Маховик времени. Мой набор дисциплин называется «Магистральные курсы». Они не имеют промежуточного оценивания. Это лекции со свободным посещением. В конце курса на усмотрение преподавателя будет письменный или устный экзамен. Еще здесь есть, если переводить близко к тексту, «Методологические семинары». На них обязательно присутствие и очень большой процент промежуточного оценивания. Если ты пропустил две пары, то тебя не допускают до финального зачета. Те семинары, которые мне приглянулись, совпадали между собой и накладывались еще на одну из лекций. Так что я выбрала только «Магистральные курсы». Мне как международному студенту нужно набрать определенное количество кредитов, чтобы закрыть программу в России. 

У меня есть курс «Геополитика Средиземноморья». Первая лекция была по Фернану Броделю. Курс вмещает историю, политику, геополитику, экономику. Как строятся отношения в регионе? Что было в прошлом? Здесь нам дают достаточно большую историческую базу. На курсе «Франция в глобальном контексте» рассказывают об истории страны, как она взаимодействует с миром. Курс «История международных отношений» практически полностью совпадает с тем, что мне преподавали в Вышке. Но здесь интересно посмотреть, как люди из других стран расставляют акценты. «История современной России» – мой любимый курс. Его ведет очень харизматичный преподаватель. Он старается давать материал без оценочности, сказанное подтверждает цифрами. Преподаватель дал нам список литературы, которую стоит читать к лекциям и перечень русской классики, обозначив свои две любимые книги, –  «Анна Каренина» и «Мастер и Маргарита». Я привезла с собой футболку, на которой изображен Михаил Булгаков. Кажется, я знаю, что теперь надеть на экзамен. Есть и другие дисциплины, которые посвящены политологии и культуре Франции. Они тоже очень интересные. 

На занятия ходят разные студенты: и французы, и международники. Языковой барьер возникает. Я много работала в прошлом году и меньше времени уделяла учебе. У меня провис разговорный английский, а французский устный я не практиковала со школы. Ходила периодически на платные курсы, разговорные клубы в Вышке, но это было нерегулярно, поэтому, конечно, устная речь подзабылась. 

Тяжело сразу переключиться. Особенно, когда я сижу на французской паре, сосредотачиваюсь, вокруг никаких лишних шумов. А на перемене моя подруга-американка спрашивает уже по-английски, как мне занятие и приглашает выпить кофе. Я начинаю отвечать ей по-французски и в это время пытаюсь найти хоть какой-то рычаг, чтобы переключиться. Это как вечная боль, когда забываешь изменить язык на клавиатуре и хочешь, чтобы компьютер тебя понял и моментально все сам перевел. Здесь то же самое: рычага не хватает. 

Ввела свой язык, называю его «франглийский». Я и мой друг из Испании неплохо знаем оба языка, но забываем отдельные слова. Наша речь строится так: слово на английском, слово на французском. Это очень хороший лайфхак, чтобы не прерывать сообщение и свою мысль, пока ты вспоминаешь. Такая смесь помогает поддерживать два языка сразу, развивает их в общении. 

Спустя месяц здесь, не скажу, что стало сильно легче общаться. Но очень многое вспомнилось, вернулось из коммуникативных навыков. Большой плюс этой страны – тебя здесь никто не торопит. Французы в принципе не любят спешить. Если ты полчаса пытаешься сказать одну фразу, все спокойно дождутся, пока ты вспомнишь. На занятиях это тоже чувствуется. Периодически на лекциях преподаватели организуют обсуждение внутри студенческой группы. Ты начинаешь отвечать на какие-то вопросы, не можешь вспомнить слова, тебя ждут. Главное, чтобы ты закончил свою мысль. Это очень расслабляет и помогает.

С внеучебкой здесь тоже все очень хорошо. Студентам-международникам еще в начале августа пришло письмо от Международной студенческой организации. Они помогают адаптироваться, придумывают мероприятия на сплочение, включение во французскую жизнь. Одно из самых популярных – поход в бар. Я там еще не была, но Организация предлагает входной билет стоимостью в 2 евро, благодаря ему какое-то определенное время тебе доступно неограниченное количество напитков. 

Я ходила в поход. Город расположен в низине, а вокруг холмистая местность. Международная студенческая организация постоянно устраивает вылазки на холмы, прогулки по лесу. Очень красиво и не занимает много времени. Мы, конечно, пару раз заблудились, но это не критично. И еще эти волонтеры организовали поездку на остров недалеко от Марселя. Они помогли оформить проездной, который действует 24 часа и дает право доехать до Марселя за 2 евро. В обычной жизни билет до этого города обойдется в 6-8 евро в одну сторону.

Нам дали методичку, где есть все о внеучебке. Эти клубы организуют собственные встречи, рассказывают про свою деятельность. Обычно это пикник: все выбираются в парк, каждый приносит что-то вкусное из еды. Участие в клубах может стоить какую-то сумму, но это именно клубные взносы. Их тратят на поездки, мерч и прочие вещи. Здесь много всего: спортивные и киноклубы, литературные встречи, клубы по рисованию и по пошиву предметов женской гигиены. Меня впечатлило количество клубов, которые борются за права разных людей. Есть клуб, который имитирует деятельность ООН: они поднимают те проблемы, которые обсуждает Организация. Это политический университет, поэтому такого рода клубов множество. 

Я пошла в клуб, который помогает собирать книги на переработку. Здесь один из самых распространенных способов организации пространства на улицах – буккроссинги. Они есть на каждом шагу: по дороге в университет, в магазин, около каждого детского сада и школы. Я себе тоже взяла пару книг: «Десять негритят» и Пауло Коэльо «Вероника решает умереть». Это при том, что с собой из России я привезла Гастона Леру «Заколдованное кресло», получается нормальный такой наборчик. 

Вопрос с жильем стоял остро, потому что это еще и финансы. Найти здесь квартиру за 350 евро в месяц без коммунальных услуг – чудо. Но это будет комната. Был вариант с частными резиденциями – это обычные городские здания, как пятиэтажки у нас. Они сделаны под общежития, где есть комнаты для разного количества человек. Стоимость от 300 евро и выше. Но в последний момент очень повезло, потому что мне дали комнату в государственном общежитии. Это большой студенческий городок, много корпусов и разные комнаты. Моя – десять квадратных метров. В ней своя душевая, рабочий стол, шкаф, большое окно с видом на гору, кровать и маленький, но все же свой холодильник. Общая кухня на этаже. Единственная проблема – в комнате нельзя пользоваться чайником, пробки может выбить. Я могу пользоваться всем: купить микроволновку, поставить ее в комнате, фен, пылесос – пожалуйста. Но чайник – только на общей кухне. Почему он настолько опасен для местной проводки, остается для меня загадкой. 

Большую часть времени сейчас я провожу в общежитии, потому что учусь или занимаюсь своими делами для Вышки, магистерской диссертации, заполняю конспекты: восполняю пробелы тех слов, которые не уловила на лекции, не знала, как они пишутся. Здесь исполнилась моя мечта – большой письменный стол, на котором помещается все.

Обычно я хожу пешком. Город очень маленький, мое общежитие находится на холме, вокруг сосны, филины, летучие мыши. Когда я иду в университет, то прохожу через центр города. И это вообще другое место: кафе, дискотеки, рестораны, много людей, играет музыка. Застройка XV–XVII веков, другая архитектура. Я больше хожу сама с собой. Нужно свыкнуться с мыслью, что я уехала. Мне до сих пор кажется, что это отпуск, и я через два дня улечу обратно домой, в Россию. Но нужно привыкать к тому, что у меня новая жизнь. Мне очень нравится гулять по историческому центру: ты идешь по улице, заходишь за угол, а там – огромнейший собор Мальтийского Ордена, выше Нотр-Дама. Напротив моего университета находится главный кафедральный собор. Он выше здания моего университета раза в три. В двенадцать часов мои занятия начинаются со звона колоколов. И это слышно отовсюду. 

Пока больше всего времени я проводила в банках. Ходила оформлять счет, мне нужно было срочно заплатить за учебу. На тот момент они уже три недели рассматривали мои документы. Я пришла туда в 12:10, а в 12:30 банк закрывается на обед. В 12:27 банковский работник начал очень переживать: ерзал на стуле, торопил с подписанием договора. Я вышла оттуда в 12:36. Думаю, что этот банковский работник до сих пор не оправился от этой ситуации, потому что я задержала начало обеденного перерыва. 

В бытовом плане меня поражает то, что здесь все для удобства. Овощи продаются мытые: морковь, картошка, свекла. Если вдруг случился Ретроградный Меркурий, и на продажу выставили морковь, испачканную в земле, – она будет стоить дороже. Я не понимаю, как это работает. Еще из заметного: достаточно проблематично найти продукты, которые сделаны, приготовлены, выращены не во Франции. Об этом я знала давно. Французы борются за экологию, поэтому привезти сюда что-то из-за границы – значит загрязнить воздух. Например, французы не выращивают киви. Этот фрукт можно купить здесь только поштучно. Одно киви будет стоить минимум 1,5 евро. Хожу каждый день мимо них, облизываюсь и не могу себе это позволить. 

По моей студенческой визе можно работать не больше двадцати часов в неделю. Один из вариантов – найти повседневные подработки в кафе, барах, ресторанах в качестве официанта. Тут легко берут на четыре часа в день, потому что туристов много, и это всегда актуально. Очень популярна работа сопроводителями: забрать ребенка из школы и отвести его домой. Это занимает два часа в день, но даже такая работа четко регламентируется трудовым договором.

Я хочу попробовать устроиться куда-то по профилю: в архивы или библиотеки. Мне нужен опыт работы во Франции. Я планирую искать работу с  января, когда у меня уже будут сданы экзамены и времени будет больше. Планирую поступать здесь в аспирантуру. Она бывает двух типов: научная и научно-педагогическая. В научной тебя закрепляют за лабораторией, ты работаешь, пишешь свое исследование в рамках проекта, на который выделено финансирование. А научно-педагогическая аспирантура – это, когда ты занимаешься своей темой, но у тебя есть педагогическая нагрузка.  Ведешь набор курсов, и это оформляется как трудовой договор, ты получаешь зарплату. Я хочу взять второй тип, чтобы преподавать. Знать, как составляется трудовой договор, как платить налоги – все это актуально изучить уже сейчас, пока есть возможность студенческой подработки. 

Самый важный навык, который нужно воспитать в себе перед такой сложной поездкой, – не бояться спрашивать. Во Франции очень быстро начинаешь писать всем по любому вопросу. Переписка из пятисот сообщений за день – это нормально. Чем больше вопросов ты задашь на всех этапах, тем комфортней тебе будет, когда ты приедешь сюда. За неделю до переезда я узнала, что не могу заплатить за общежитие. Можно было оплатить только картой через личный кабинет. Французской карты в России у меня, естественно, нет. Но все решаемо. Если задавать вопросы, то обо всем можно договориться. При переезде понимаешь очень хорошо, что глупых вопросов не бывает.

Очень важно заранее прикинуть, какие у тебя есть возможности для развития темы своего исследования. Нужно подготовиться и решить, чем ты вообще будешь заниматься. Я очень советую смотреть на то, кто из исследователей есть рядом в пределах прямого поезда, к кому ты можешь приехать и поговорить о потенциальном развитии темы.

Изучите социальные сети, которыми пользуются в этой стране. Например, важно зарегистрироваться в известном во всем мире аналоге ВКонтакте. Любая актуальная информация по поиску жилья, конференций и прочего найдется именно там. 

Интересно посмотреть, как люди думают в другой стране. Они могут говорить факты, которые ты уже знал, но они говорят о них иначе, проводя другие аналогии и глобальные связи. Картина дополняется новыми пазлами, ты чувствуешь себя полноценнее, увереннее в каких-то вопросах. Опыт, который можно получить за границей, – общение. Ты учишься разговаривать с людьми по-новому, иначе строишь свою речь, мозг работает по-другому. Ты разговариваешь с друзьями, преподавателями, решаешь бюрократические вопросы. Это все разные языки коммуникации. После такого опыта больше перспектив: идти дальше или вернуться обратно и применять свои навыки в привычной обстановке. Это все про внутреннее развитие. 

Важно понять, что поездка по программе мобильности будет одним из самых тяжелых решений в жизни на данный момент. За минуту пересекаешь границу и понимаешь, что ты лишен привычной обстановки на долгий период. Это очень тяжело. Не нужно бояться своих эмоций, нужно с ними жить. Нужно быть смелым, потому что опыт, который здесь можно получить, – очень полезен во всех отношениях.