• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Meet and Greet: Олег Корнеев

«Вольная редакция» продолжает знакомить вас с преподавателями нашей образовательной программы. Сегодня на очереди Олег Владимирович Корнеев, хорошо знакомый студентам – политологам. В этой статье вы найдете не только ответы на вопросы о научной деятельности, но и узнаете, как можно здорово провести время в Петербурге и других городах России.

Meet and Greet: Олег Корнеев

— Расскажите, пожалуйста, о Вашем образовании и профессиональном опыте.

Изначально я специалист в области международных отношений: в 2000 году поступил в Томский государственный университет (ТГУ). Окончив его в 2005 году, я сразу же продолжил обучение в магистратуре при департаменте социологии и социальной антропологии в Центрально-европейском университете (ЦЕУ). Это было перемещение из одной специальности в другую - из международных отношений в социологию, а точнее в социальную антропологию.  Целый год я изучал именно ее. Это было связано с моим желанием заниматься миграционными исследованиями. В Томске я написал дипломную работу о формировании миграционной политики Европейского Союза. А потом мне захотелось уйти от миграционной политики к миграции как явлению. И тогда я начал смотреть, какие варианты обучения были на тот момент в ЦЕУ, так как очень хотел учиться именно там, и подал документы на конкурс стипендий. Я искал программы, где бы работали профессора, так или иначе специализирующиеся на миграции. Единственным вариантом был департамент социологии и социальной антропологии, где работали два специалиста по миграционной проблематике. В итоге они и стали моими руководителями. Для меня это был не выбор дисциплины (о социальной антропологии я тогда практически ничего не знал), а скорее выбор объекта и тематики исследования.

Дальше была диссертация, и получение кандидатской степени. Параллельно со стипендиальным конкурсом в ЦЕУ я подал документы в аспирантуру ТГУ, куда успешно поступил. Я ожидал, что мне придется делать выбор между двумя университетами. Однако ТГУ пошел мне навстречу, и меня отпустили на год в Будапешт с условием, что я вернусь и продолжу обучение в аспирантуре в Томске. В 2006 году, после выпуска в Будапеште, я должен был вернуться в ТГУ. Однако во время обучения в ЦЕУ друзья мне предложили подать заявку на грант для российских аспирантов, занимающихся изучением отношений Европейского Союза и России, чтобы поехать приглашенным исследователем в Католический университет Лёвена в Бельгии. Тематика моей диссертации была связана с внешнеполитическим измерением миграционной политики Европейского Союза в отношении Восточной Европы, поэтому часть ее была посвящена вопросам взаимодействия Европейского Союза и России в сфере регулирования миграции. После успешного прохождения грантового конкурса и получения этого гранта ТГУ второй раз пошел  мне навстречу, не требуя моего немедленного возвращения в Томск. Именно в 2006 году в Левене я начал заниматься своей кандидатской диссертацией, и пребывание там мне очень сильно помогло, поскольку у меня были почти неограниченные возможности для поездок в Брюссель и для нужных встреч, для проведения моего полевого исследования. В итоге весь материал для диссертации был собран за этот год. Тогда же я успел опубликовать две работы на английском языке, а по возвращении в Томск я закончил диссертацию и защитил ее в 2009 году.

— Как сложилась Ваша дальнейшая карьера и как Вы оказались в Санкт-Петербурге?

Моя карьера складывалась удивительным образом. Когда я учился на международных отношениях в ТГУ, то довольно серьезно рассматривал Томский университет как будущее место работы.  Это действительно очень сильный университет, как и отделение международных отношений, открытое в 1992 году параллельно с факультетом международных отношений в СПбГУ. На момент распада СССР прерогатива обучать международным отношениям была только у МГИМО. А ТГУ был одним из первых университетов, открывших это направление в 1990-е. И здесь есть очень интересная историческая связь с Санкт-Петербургом. Дело в том, что во время эвакуации в Великую Отечественную войну часть ученых-историков из Москвы, Ленинграда и Ярославля (как минимум из этих трех городов) были эвакуированы в Томск, и они стали развивать в городе близкие им направления: всеобщая история, зарубежные страны, новая и новейшая история. Постепенно это привело к международным отношениям как к области исследований и преподавания.

Когда мы учились, многие из нас были настроены на то, что мы будем заниматься практической деятельностью в сфере международного сотрудничества. Я думал о министерстве иностранных дел, потому что был там на практике: лучшие студенты получали возможность после четвертого курса стажироваться в МИДе в течение одного-двух месяцев. Начиная со второго курса, я специализировался как европеист с двумя европейскими языками (английским и французским), и, конечно же, у меня были свои предпочтения. Мне повезло попасть на практику в Департамент общеевропейского сотрудничества МИДа.  Однако во время практики я понял, что это не совсем то, чем я хотел бы заниматься. Тщательно все обдумав, я решил, что хочу продолжать учиться.

Пока в качестве приглашенного аспиранта я был в Бельгии, мне поступило очень интересное предложение от моих бывших преподавателей, которые на тот момент уже работали в администрации Томской области, в департаменте международных связей. Они искали людей для расширения команды и предложили мне пройти собеседование с руководителем, оно оказалось успешным. Таким образом, я принял приглашение и с сентября 2007 по август 2010 отработал в департаменте международных связей администрации Томской области, где постепенно моим основным направлением стала Франция. Я курировал проекты по сотрудничеству с этой страной, но и помогал по другим международным направлениям, если было нужно. И параллельно дописывал диссертацию – вечерами, на выходных, в отпуске. В 2010 г., проработав региональным чиновником три года, я уволился и вернулся в научную среду. До моего недавнего возвращения в Россию я проработал за границей 9 лет, но я не переставал поддерживать связи с Россией, работал дистанционно в Томском университете приглашенным преподавателем и научным сотрудником. 

— Что Вас привело в Санкт-Петербург? Почему именно НИУ ВШЭ?

С научной точки зрения, в плане моих научных контактов и сотрудничества Санкт-Петербург для меня не новый город, а вот питерская Вышка – новая организация. Я гораздо раньше познакомился с московской Вышкой, довольно хорошо знал нижегородский кампус, так как сотрудничал с коллегами в Нижнем Новгороде.  Я знал, конечно же, о существовании питерского кампуса, но не был знаком с ним близко.

Когда у меня созрело четкое решение вернуться в Россию, еще в 2015 году, я подумал, что хочу в университет, а не в научный институт, так как все последние годы моей основной деятельностью была именно научная работа, и я немного соскучился по университетской жизни, поскольку университет — это, скажем, такой более живой и динамичный организм. Если говорить в целом, то я понимал, что ВШЭ - это определенный уровень. Организационно мне очень нравится формат, который я вижу в Вышке: когда я сейчас здесь, это частично напоминает мне то, как был организован учебный процесс в Университете Шеффилда, в Великобритании, в котором я проработал два года над научным проектом. При этом, в течение этих двух лет я там еще и преподавал, и очень глубоко вник в то, как у них устроены бакалавриат, магистратура, как работает их система.

Во ВШЭ я вижу схожую схему: очень похожее разделение на учебные офисы, программы, автономность, академические советы – коллегиальность, командный подход к образовательному процессу. Мне очень нравится эта система, и я захотел попробовать поработать в такой системе в России. Для меня это было большой мотивацией. Другими словами, я хотел в Вышку, потому что это такой крутой вуз. И студенты в нем, по моим ожиданиям, должны были быть крутые. По разным причинам мне был близок и интересен нижегородский кампус, но он не подошел мне по моим академическим интересам. И поэтому я решил посмотреть питерскую Вышку. Для меня было откровением, что здесь есть магистерская программа “Сравнительная политика Евразии”: ведь для меня это стопроцентное попадание, это прямо мое. Мне также очень понравилось, что здесь есть бакалаврская программа “Политология и мировая политика”, поскольку это не просто политология, но и мировая политика, что мне как международнику очень интересно.

— Какие предметы Вы преподаете в Вышке? 

Мне предложили сразу пять дисциплин. Это, конечно, сложно, но все из них мне как международнику достаточно близки. У третьего курса я веду научно-исследовательский семинар по этнографии, у второго курса – качественные методы.  Это интересно, потому что возвращает меня к моему антропологическому образованию, и к тому, чем я занимался как исследователь в «поле». Я считаю себя «полевиком», я много занимаюсь именно полевыми исследованиями, и для меня курс по этнографии – это прекрасная возможность посмотреть, как этим можно заниматься со студентами, передавать им свои знания и навыки, а также усомниться в каких-то подходах и найти новые возможности для собственного развития, для своих исследований благодаря подчас очень интересным дискуссиям во время занятий.

Другие курсы полностью мои в содержательном плане. Так, в программе бакалавриата у меня есть курс «Международные организации» и авторский курс «Страны Центральной Азии в региональных и международных организациях». В плане преподавания я везунчик. 

Так случилось, что интересы Вышки и моя экспертиза совпали. Как говорится, нужно оказаться в нужный момент в нужном месте. Поэтому для меня ВШЭ стала несомненно прекрасным местом работы. 

— О чем Ваше последнее исследование?

Предпоследний проект, который финансировался Европейской комиссией через программу "Мари Кюри", я реализовывал в Университете Шеффилда в 2013-2015 годах. Это был проект о роли международных организаций в глобальном регулировании миграции. Мне было не очень интересно, что международные организации делают у себя в штаб-квартирах. Мне хотелось посмотреть, что они делают в «поле», в конкретных странах. В фокусе моего проекта были разные международные организации и Центральная Азия как регион.

Я занимался изучением того, как международным организациям удается или не удается воздействовать на миграционную политику в этих странах.  Одним из наиболее интересных аспектов для меня было развитие именно эмиграционной политики центральноазиатских стран. В этом проекте основной теоретический интерес был связан с возможностями международных организаций как глобальных регуляторов. 

А мой следующий проект мне захотелось немного перевернуть с ног на голову. За время работы в Шеффилде и частых поездок в Центральную Азию накопилось много неожиданных наблюдений. Из длительного полевого исследования возникло понимание, что многие сотрудники международных организаций недовольны тем, что и как они делают как международные структуры. И мне стало интересно именно это. Так и появился проект GLOBALCONTEST, который я начал в Париже в 2016 году благодаря финансированию Национального исследовательского агентства Франции. Его главный фокус не в том, какое влияние международные организации оказывают на страны / регионы, в которых они работают, а прежде всего, какое влияние эти самые страны / регионы, то есть «поле», в котором работают международные институты, оказывает на них. Вот такая простая идея лежит в основе этого проекта. Конечно, чтобы проанализировать влияние такого рода, сначала надо было посмотреть, что сами международные организации пытаются делать, и далее: как их инициативы воспринимаются местными акторами, где принимаются, а где отторгаются.  И дальше мы уже выходим на изучение того, что происходит в результате этого обратного воздействия (feedback effect).

— Чем Вы занимаетесь в свободное время от науки и преподавания?

Если говорить о последних нескольких месяцах, то у меня его нет, потому что мне приходилось полноценно совмещать две работы, чего в моей жизни, по-моему, еще не было. Обычно бывает так, что у тебя есть основная работа и где-то ты делаешь что-то еще. Последние несколько месяцев, начиная с весны, у меня была сплошная череда мероприятий. За этот календарный год в рамках своего французского проекта я организовал четыре мероприятия: две большие конференции и две поменьше. И это все закончилось в июле. Август формально был месяцем отдыха, но на деле он таким не был, так как я уже готовился к преподаванию в Вышке. Также мне пришлось привыкать к образовательному ритму здесь в Вышке, и когда это окончательно произойдет, то, надеюсь, будет по-другому: тогда я смогу делать и то, что я люблю, кроме работы в университете.

Какое-то время назад я наконец-то сходил в Мариинский театр на оперу “Макбет”. И это было прекрасно. Я люблю оперу, я люблю театр.  У меня очень консервативные взгляды на театр, поэтому мне нравятся классические вещи. Также я люблю читать, но пока не получается читать что-то за рамками научной литературы. И самое главное из того, что я люблю больше всего, на что я готов всегда тратить время и деньги, - это путешествия. К сожалению, здесь снова возникает проблема со временем. Но я стараюсь его находить. Поскольку я долго жил в разных странах и много чего видел там, у меня возникает ощущение, что я хочу побольше посмотреть Россию. Поэтому в последние три года я старался хотя бы по неделе летом проводить где-то в новых для меня местах России.  Мне интересны национальные республики: не так давно я побывал в Мордовии, Чувашии, Марий Эл. Теперь у меня, разумеется, новая задача: посмотреть все вокруг Санкт-Петербурга, увидеть север европейской части России. Вот, такое мое любимое увлечение и такие простые желания на ближайшее будущее.


Беседовала Милана Корнева, студентка ОП "Политология и мировая политика"