• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Статья
История и современное состояние социологии Тайваня

Веселова Л. С., Дерюгин П. П., Лебединцева Л. А. и др.

Социологические исследования. 2019. № 12. С. 126-136.

Глава в книге
Права и свободы человека в контексте процесса цифровизации. Анализ негативных политических эффектов, возникающих при реализации проектов «умных городов».

Балаян А. А., Томин Л. В.

В кн.: Государство и граждане в электронной среде. Выпуск 3. Труды XXII Международной объединенной научной конференции «Интернет и современное общество».. Вып. 3. СПб.: Университет ИТМО, 2019. Гл. 11. С. 144-154.

Препринт
Symbolic Representations of ‘Sovereignty’ in Modern Political Discourse (Comparative Analysis of Contemporary Discourse From France, USA, Russia, and China)

Krivokhizh S., Akopov S.

Basic research program. WP BRP. National Research University Higher School of Economics, 2019. No. 65/PS/2019 .

111-ая Ежегодная конференция Американской ассоциации политической науки. Заметки участника.

 

111-ая Ежегодная конференция Американской ассоциации политической науки состоялась 3-6 сентября 2015 года в Сан-Франциско. Название конференции этого года было – Diversities reconsidered: Politics and political Science in the 21st Century, что в переводе – Переосмысляемые разнообразия: политика и политическая наука в 21 веке. Прежде всего, поражает разнообразие самой конференции и ее размах – около 5000 участников, параллельно были по 20-30 панелей, все заседания проходили в трех больших отелях, стоявших рядом в центре Сан-Франциско – Хилтон, Никко и Парк55, причем первая панельная сессия начиналась в 8.00 утра, а во второй день конференции – в 7.30 (!!!). Ниже – заметки с тех панелей и лекций, в которых мне удалось принять участие.

Первая панель, в которой я поучаствовал как слушатель, называлась «Marginalization, Inclusion and the Future of Political Science: a panel honoring David Easton» (Маргинализация (исключение), включение и будущее политической науки: панель посвященная Дэвиду Истону). Она как раз и начиналась в 8 утра 3 сентября. Вела панель, которая проходила в стиле круглого стола, Кристин Монро, профессор Университета Калифорнии, Ирвин и вице-президент APSA. Первым выступил Родней Херо, профессор университета Калифорнии, Беркли, он же – новый президент APSA. Он задал тон круглому столу, остановившись как на важности разнообразия в самой политической науке (разнообразие методологий!), так и на достижения разнообразия в среде американских политологов, имея в виду включение в него представителей различных меньшинств. При этом сам он стал первым президентом ассоциации – представителем испано-говорящих американцев, или латинос. Остальные участники круглого стола говорили как о реальных проблемах «включения» меньшинств в активную академическую жизнь («Обама как президент – еще не решения всех проблем для меньшинств в стране!»), так и о том, что могла бы сделать Ассоциация политологов для реализации разнообразия и включенности. Завершил круглый стол Родней Херо, который как бы подвел итог напутствиям своих коллег себе, как новому президенту ассоциации. В целом эта панель показалась мне, как вице-президенту РАПН, очень интересным примером совмещения обсуждения сущностных проблем с проблемами организации работы самой профессиональной ассоциации. А участие в этом обсуждении нового президента ассоциации придавало ему явный практический смысл.

Следующим был также круглый стол, название которого хорошо переводится на русский «Перестройка и перспективы: Политическая наука в США между прошлым и будущим». Вел эту панель Jeffrey C. Isaac (Университет Индианы, Блумингтон), а участниками – семеро профессоров, включая Роберта Кохейна (Принстонский университет и Центр Вудро Вильсона) и упомянутую выше Кристин Монро. Мне, по моей недостаточной информированности, был известен ранее как классик только Роберт Кохейн, но мои коллеги знают и других, о которых речь пойдет ниже. Мест свободных в аудитории не было, многие стояли. Первой выступила Кристин Монро, как один из авторов манифеста о перестройке в американской политической науке, появившемся пятнадцать лет назад – в 2000 году, которая остановилась на принципе разнообразия, важном как для самой политической науки, так и для сообщества политологов, продолжив тему утренней панели, о которой я уже написал выше. Джон Гуннел (John. G. Gunnell), Университет Калифорнии, Дэвис, сказал, в частности, что современные методы политической науки не соответствуют реальным проблемам политической жизни современного мира. Мы должны адаптировать свои методы к реальным ситуациям, чтобы оказывать влияние на решение политических проблем. Роберт Кохейн говорил, в частности, о том, что политическая наука должна быть одновременно и решительной, энергичной (vigorous) и точной, строгой (rigorous), она должны быть и действительно наукой, и одновременно обладать сильным голосом, чтобы влиять на общественные процессы. Профессор Дэвид Лэйтин (David D. Laitin) из Стэнфордского университета говорил о необходимости делать в политической науке фокус на соотношения этничности и космополитичности, о том, как происходит сегодня процесс реализации идентичности в новом глобальном мире. И снова говорилось о том, что инструментарий должен подбираться исходя из конкретной проблемы. Которую надо решать, а не наоборот. Мэри Каценштейн (Mary Fainsod Kartzenstein) из университета Корнелли, выступала о том, что проблемы гендера и новых форм сексуальности требуют использования и новых методических подходов, акцентируя внимание на том, что исследователь должен в центр своего внимания ставить научный вопрос, который его интересует, и соответственно искать пригодные имеющиеся методические подходы или создавать новые. В этом же направлении выступали и другие участники этого очень интересного круглого стола – Анге-Мария Хэнкок (Ange-Marie Hancock) из университета Южной Каролины, Анна Нортон (Anne Norton) из университета Пенсильвании. Последним выступал профессор из этого же университета Роджер Смит (Rogers M. Smith), который пятнадцать лет тому назад был одним из авторов манифеста о необходимости перестройки в самой политической науке в Америке, основная цель которой, как он считает, была в том, чтобы думать о перспективах политики, а не следовать за теми, кто ее творит на практике, чтобы не только комментировать, но и влиять на политику, делать ее более открытой и прозрачной, а также чтобы генерировать новые взгляды на политические процессы.

После обеда в этот же день я участвовал в работе панели «Авторитарное наследие и изменения в пост-авторитарных демократиях». Это уже была настоящая панель, с четырьмя докладчиками, председателем секции и репортером (обе эти роли соединились в лице Моники Налепа из Университета Чикаго, которая так увлеклась критическим разбором текстов выступавших коллег, что времени на вопросы практически не осталось). Здесь было выступление Джовании Капочиа из университета Оксфорда, в которой анализировалось влияние уровня и интенсивности процессов люстрации в трех западных секторах послевоенной Германии на степень восприятия идей демократии населением этих секторов, при этом в качестве теоретической рамки использовалась концепция правосудия переходного периода (Transitional Justice), предложенная гораздо позже изучаемых событий. Милада Вачудова из университета Северной Каролины анализировала связь уровней коррупции и соревновательности партийных систем в странах восточной Европы. Профессор Стефен Хансон представил выступление на тему «Россия, Украина и границы Европы», текст его выступления (единственный из всех панелистов) можно найти на сайте конференции. В последнем выступлении Джассона Витенберга, из Университета Калифорнии, Беркли, рассматривались процессы «консервативной революции» в современной Венгрии.

А затем состоялась наша панель «Политическая наука в России: размышления о 60 годах развития», панель была организована профессором НИУ ВШЭ и МГИМО, г.н.с. ИНИОН РАН О.Ю. Малиновой, которая ее и вела. Первой выступила Президент РАПН, зав. кафедрой МГИМО О.В. Гаман-Голутвина на тему: «Политическая наука в России: состояние и перспективы», за ней – профессор San Francisco State University Андрей Цыганков на тему «Российская теория международных отношений: сегодня и завтра». Третьим был председатель Научного Совета РАПН, зав. кафедрой СПбГУ Л.В. Сморгунов с презентацией «Критика политической реальности и развитие политической науки в России». Презентация О.Ю. Малиновой, была озаглавлена как «Кто делает публичное лицо политической науки в России?». Завершил панель автор этих строк презентацией «Политическая наука в России: академические ученые и эксперты».

Однако научная программа этого первого дня конференции на этом не закончилась. Президент Американской ассоциации политической науки Родней Херо выступил с ежегодным президентским посланием «Американская политика и политическая наука в эру растущего расового разнообразия и экономического неравенства». И в этом выступлении прозвучал тезис об ответственности ученых-политологов не только за состояние и развитие политической науки, но и за направления реализуемой в США внутренней политики. Проблемы внешней политики в этом выступлении не затрагивались.

Второй день конференции для меня начался с посещения панели «Глобальное управление и Объединенные нации: 70 лет спустя Хартии Сан-Франциско». Здесь первым выступал Майкл Бэрнет из Университета Джорджа Вашингтона, который говорил о задачах ООН по развитию глобального управления с позиции человеческого измерения, или ‘humanitarian governance’, о роли НКО и диаспор в реализации этой задачи. Он отметил, в частности, что эта задача все же все время оставалась на втором месте по сравнению с задачей легитимации нового мироустройства после второй мировой войны, связанного в том числе и с распадом колониальной системы. Задача же человеческой компоненты в глобальном управлении достигалась в основном вне ООН, и это является вызовом существованию самой этой глобальной организации, так как становится актуальным вопрос о том, насколько ООН соответствует современному глобализирующемуся миру. Вторая презентация на этой панели, которую сделала Мегэн Шеннон из Университета Колорадо, была посвящена эффективности миротворческих операций ООН, причем автор показала, что эта эффективность часто снижается при увеличении числа миротворческого контингента.

После этого сообщения я переместился в другую аудиторию, где проходила панель под названием «автор встречает критиков: Книга Фрэнсиса Фукуямы «Политический порядок и закат политики». Я подошел на нее, как раз к началу выступления Фрэнсиса Фукуямы. Он достаточно четко обозначил современную проблему глобальной политики – а именно необходимость понимания пределов вмешательства в иные политические режимы, условно говоря – об опасности «насаждения демократии во всех странах подряд», а также о том, что в случаях такого вмешательства должна быть четкая стратегия выстраивания новых институтов взамен разрушаемых, с понимаем сложности приживления трансплантируемых институтов.

После кофе-брейка я посетил панель «О человеческом достоинстве и правах человека». Здесь первым выступал Ник Бромел из университета Массачусетса с темой «Достоинство и демократия: сборка». Итогом его рассуждений был тезис о том, что сегодня необходимо новое понимание демократии, так как теперь она должна быть основана не только на свободе и равенстве, но и на понятии достоинства. Второе выступление, которое сделал Майкл Гудхарт из университета Питсбурга, носило название «Достоинство как политическое, а не метафизическое [понятие]», и в нем говорилось, в частности, что именно политические требования, основанные на ощущении своего достоинства, сегодня более важны, чем рассуждения о правах человека как моральной субстанции. Еще один панелист, Ричард Хискес (Grand Valley State University), посвятил свое выступление экологическим правам и проблемам их защиты. В нем он поднимал проблему наличия транспоколенческих прав человека и ответственности людей перед будущими поколениями.

После обеда я решил посетить выставку научной литературы – громадный зал, где были представлены практически все американские ведущие научные издательства в области общественных наук. Купил одну книгу и присмотрел еще несколько, чтобы вернуться на следующий день, последний день работы выставки, когда во многих издательствах цены на книги существенно снижались. А посетил я затем интересный круглый стол – интересный по его дизайну. Тема его была обозначена так: «Новые направления в исследовании государств, рынков и институтов в Евразии». Темой его было обсуждение трех недавно вышедших книг, авторы которых также присутствовали. Но сначала об этих книгах высказались приглашенные эксперты, среди которых были такие известные ученые, как Томас Ремингтон из Университета Эмори, Стефан Хансоy из колледжа Вильяма и Мэри, Джульета Джонсон из Университета МакДжилла. А уже затем было дано слово каждому из трех авторов – Susanne A. Wengle, Henry E. Hall и Stanislav Markus, затем участники сессии (а также приглашенные эксперты) могли задать авторам книг вопросы, на которые были даны содержательные ответы. Эта форма презентации книг молодых авторов, на мой взгляд, была бы очень интересна и для российского академического сообщества.

Третий день конференции, 5 сентября, был для меня ознаменован лекцией 70-летнего политолога, имеющего и большой опыт работы на ответственных позициях в ООН Джона Раджье (John Ruggie), который еще в 1982 году предложил концепцию «Встроенного либерализма», подразумевающую сочетание свободы рынка со свободой государств влиять на экономику с целью снижения безработицы. Оратор представил слушателям свою презентацию, основанную на его опыте работы в ООН в качестве помощника Генерального секретаря ООН Кофи Аннана, а затем специального докладчика ООН по теме «Бизнес и права человека». Речь шла об определенных обязательствах бизнеса, этического кодекса, с точки зрения глобальной ответственности и прав человека, которые бы крупные транснациональные корпорации добровольно брали на себя. Практически, это был анализ процесса реформирования на глобальном уровне – крайне интересный для меня, изучающего реформы на российском уровне.

Вторым важным событием для меня в этот день был круглый стол на тему «Поверх наших границ: Имеет ли политическая наука влияние на другие дисциплины?». Среди участников этого интересного обсуждения были такие ученые как Маргарет Леви из Стэнфордского университета, президент APSA в 2004-2005 годах, и Йон Шапиро, книга которого «Бегство от реальности» достаточно хорошо известна в нашей стране. По мнению выступавших, политическая наука сейчас скорее черпает концепции и идеи из других смежных наук – социологии, истории, экономики, чем влияет на эти науки. Чтобы изменить ситуацию, по мнению Йона Шапиро, политологам следовало бы ставить во главу угла решение важных для общества проблем, а не концентрироваться на поиске объектов для использования хорошо знакомых им концептуальных и методических подходов.

В этот же день на закрывающейся книжной выставке мне удалось достаточно дешево купить и просто получить еще несколько интересных для меня книг последних лет издания, которые будут использованы для подготовки лекционных курсов.

В целом интенсивное участие в работе ежегодной конференции американских политологов дало мне представления об американской политической науке как интенсивно развивающейся и уходящей от модели чисто позитивистской и отделенной от реальных политических процессов науки, которая сложилась у меня ранее. Возможно, так было в ХХ веке, до начала движения Perestroyka в сообществе американских политологов, результаты которой становятся сегодня все более заметными.

Подготовил:
Александр Сунгуров