• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Магистерская программа «Сравнительная политика Евразии»

04
Февраль

«Я многое узнал о том, как нужно проводить исследования». Мир-Али Аскеров — о поступлении в аспирантуру, впечатлениях об учебе в магистратуре и смене образовательной траектории

Многие абитуриенты магистратуры хотели бы попробовать для себя новое направление, отличающееся от бакалаврской специализации. Герой этого текста — Мир-Али Аскеров, выпускник магистерской программы «Сравнительная политика Евразии» — рассказывает о собственном опыте смены образовательной траектории, делится рекомендациями для поступающих и советует книги, которые пригодятся будущим исследователям 

Выпускники программы Мир-Али Аскеров (справа) и Михаил Гречишников

Выпускники программы Мир-Али Аскеров (справа) и Михаил Гречишников

Как начался ваш путь в Питерской Вышке?

 

Я закончил бакалавриат НИУ ВШЭ СПб по востоковедению. В процессе обучения заинтересовался политическими процессами на Ближнем Востоке, а также политической культурой изучаемых мною стран. Этот интерес помог сфокусировать внимание на политологических магистратурах для дальнейшего обучения. Особенно мне понравилось содержание образовательной программы «Сравнительная политика Евразии». Очевидным плюсом стало то, что она преподается в Вышке, а мне не хотелось уходить из этого университета. Также, некоторые преподаватели были знакомы, потому что вели пару курсов в бакалавриате. Это создало особую атмосферу: мне не пришлось переходить в новую среду, я остался в знакомом месте, перейдя на новую ступень образования. 

На какой теме вы фокусируетесь в своих исследовательских работах?

 

К четвертому курсу бакалавриата я сфокусировался на изучении различных исламских политических движений. Во время обучения я уделял больше внимания террористическим и экстремистским организациям. Пока изучал их, обратил внимание на умеренные политические партии исламской направленности, которые стремятся к участию в политических процессах при помощи выборов и других легитимных инструментов. Со временем я понял, что этот спектр мне более интересен, чем запрещенные организации, траектория развития которых, чаще всего, повторяется. 

 

С началом обучения в магистратуре я и решил, что мне было бы интересно заняться изучением партий и движений именно умеренного толка. Я выбрал конкретную страну — Таджикистан, потому что там в течение долгого периода, в сравнении с другими странами Центральной Азии, существовала легитимная исламская политическая партия. На первом году обучения я написал курсовую по этой теме, но для финальной работы принял решение немного сместить тематический фокус, оставив только Таджикистан. Совместно с научным руководителем мы пришли к такой теме: «Роль религиозных институтов во внутренней политике Таджикистана: от национальной консолидации к государственной легитимации?». 

 

В этом исследовании в фокусе оказались государственные религиозные институты, которые которые появились после гражданской войны в Таджикистане 1997 года. Я выдвинул гипотезу об определенных изменениях  их роли во внутренней политике страны, и эту гипотезу проверял с помощью экспертных интервью, качественного контент-анализа, методов исторического анализа. 

 

Тема кандидатской, как ни странно, больше соотносится с темой курсовой первого года магистратуры: она как раз про исламские политические партии на постсоветском пространстве. При этом, я понимаю, что в аспирантуре стоит расширять исследовательское поле, не ограничиваясь одной страной. Моя тема сейчас актуальна и, действительно, не очень хорошо изучена, потому что обычно больше внимания уделяется угрозам экстремизма, росту религиозно-мотивированного насилия, а умеренные политические партии — игнорируются. Например, в событиях Арабской весны решающую роль сыграли именно такие партии, поэтому за ними важно и интересно наблюдать.

Какие впечатления остались от обучения на программе «Сравнительная политика Евразии»?

 

Мне очень понравился преподавательский состав: было приятно находиться в среде с отзывчивыми людьми, которые готовы помочь. Я не учился политологии в бакалавриате, поэтому первое время возникало много вопросов и недопониманий в освоении материала. Каждый преподаватель подробно отвечал на все вопросы, это было очень полезно и приятно. 

 

Во время обучения в магистратуре, я многое узнал о том, как именно нужно проводить исследования. Закончив бакалавриат, я понял, что у меня есть хороший багаж знаний по изучаемому мной региону. В то же время, мне не хватало более прикладной информации — сложно было понять как, имея определенные знания, можно превратить их в полноценное исследование. Тогда, что бы я ни писал, в итоге получался пересказ в формате реферата. Магистратура дала возможность улучшить собственные навыки в этой области, благодаря соответствующим курсам: изучению качественных методов и исследовательским семинарам с Андрашем Галом и Елизаветой Потаповой. Эти дисциплины специально фокусировались на методиках и технологии написания исследований, чтобы было крайне здорово.

 

Обучение полностью на английском языке, также стало для меня интересным опытом. Я заканчивал русскоязычную образовательную программу, англоязычных курсов было немного. Сперва эта перспектива казалась пугающей, но, в итоге, все сложилось удачно: уровень письменного английского улучшился в разы. 

Почему Вы приняли решение идти в аспирантуру по программе «Политические науки»?

 

Мысли о том, что я хотел бы строить академическую карьеру, появились у меня еще на первом курсе магистратуры. Тогда я еще не знал, в каком направлении двигаться и в какой университет поступать. В начале второго года обучения меня пригласили стать тьютором на департаменте востоковедения, поэтому уезжать из Петербурга не хотелось. Так, выбор уже интуитивно пал на Питерскую Вышку: знакомая среда, знакомые преподаватели, с которыми сложились хорошие отношения, даже идея темы аспирантского исследования в голове уже появилась. Я обсудил это со своим научным руководителем, Олегом Корнеевым, а после по траектории поступления меня проконсультировал Андрей Щербак. Олег Владимирович даже посоветовал потенциального научного руководителя — им стал Станислав Шкель.

Что посоветуете абитуриентам магистерской программы «Сравнительная политика Евразии»?

Первое, что бы я посоветовал, — не слишком переживать, особенно тем, у кого, как и у меня, нет политологического бэкграунда. Адаптироваться помогут вводные курсы и отзывчивые преподаватели, которые всегда готовы позаниматься со студентами и дополнительно объяснить сложные темы.  

 

Еще одна рекомендация — серьезно отнестись к выбору темы курсовой работы на первом курсе магистратуры и не откладывать написание письменных работ на ночь перед дедлайном. Это касается, в частности, магистерской диссертации, особенно, если хочется успешно сдать экзамены и поступить в аспирантуру. Делать обе этих вещи одновременно будет очень тяжело. Март и апрель, как минимум, стоит выделить только на аспирантские дедлайны. Если тема курсовой работы первого курса будет синхронизирована с темой магистерской, объем затраченных на написание усилий будет значительно меньше.  

 

Образовательная траектория построена таким образом, что многие курсы подразумевают написание финальных эссе. Их можно легко встраивать в магистерскую работу, если вовремя и четко определиться с темой. В таком случае, хочешь-не хочешь, а все равно получается писать ее последовательно и иметь составные части, благодаря конкретным учебным курсам. Финальный совет — уделять внимание качеству письменных работ. Лучше сразу писать хорошо, чтобы без исправлений добавить текст в главы магистерской диссертации, это очень помогает. 

Три книжки, которые, на ваш взгляд, должны быть на полке начинающего исследователя-политолога

Так как я — политолог-востоковед, книги, которые я могу порекомендовать, касаются восточного направления. Первая — это «Невозможное государство: ислам, политика и моральные проблемы современности» Ваэля Халлака. В ней автор объясняет многие аспекты исламской политической культуры. После прочтения появляется новый взгляд на политические движения и партии. Вторая книга может кому-то показаться банальной, но это — классика — Эдвард Саид «Ориентализм». Третья — Франсуа Бюрга «Понимание политического ислама».