• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Oranssi – это оранжевый? Или про молодежь?

Образовательная поездка в Хельсинки стартовала (очень) ранним утром 7 мая. И продолжилась встречей с Oranssi. Что это такое? Ответ – в заметках наших магистранток (потому что мы не только ходим на встречи, но и рефлексируем).

Oranssi – это оранжевый? Или про молодежь?

Женя

«Это первая поездка нашего трека, пусть и не очень далеко, зато программа обещала быть насыщенной: много мест, интересных спикеров, так или иначе связанных с изучением молодежи. Ехали в предвкушении того, что будем мало спать, много ходить, адаптироваться к постоянному «говорению» на английском и, конечно, впитывать новую информацию. Ожидания оправдались. Перед поездкой кто-то встал в 4 утра, кто-то не ложился совсем.

Первым мы посетили молодежный центр Oranssi, который организует различные тематические мероприятия для молодых людей: концерты, лекции, даже цирковым искусством тут занимаются. Меня поразила простота общения, неформальная обстановка и куча интересных проектов. Так, например, Oranssi реализуют проект FanNet различные хобби и активности для женщин, трансгендерных и небинарных людей, а также покупают старые дома, которые затем реставрируют сами жильцы. Арендная плата в домах Oranssi намного ниже, чем в обычных квартирах в Хельсинки.

Из странного: команда центра часто организовывает панк-концерты, на которых нельзя пить алкоголь. И посетители концертов это правило соблюдают(!)».

Катя

«Трубы, железобетон, пустыри и арматура. Любая вертикальная поверхность в цветастых граффити, ещё менее читаемых, чем обычно. «Промзона», думаете вы, а затем замечаете велопарк, чистые клумбы без мусора, и пару граффитистов, что, не таясь, продолжают свою работу. Здесь расположен Oranssi некоммерческая организация по работе с молодежью. На базе Оранси («оранжевый» по-русски) проводится до 400 (!) мероприятий в год.
Дверь сливается с татуированной стеной: она вся в афишах и стикерах. Стикер-арт вообще довольно развит в Хельсинки практически на каждом столбе можно найти наклейку (впрочем, нигде больше их не видно, и, в совокупности, с отсутствием наружной рекламы город выглядит чистым). 

Формально, рисовать на самом здании организации нельзя, но художников это не останавливает. После уговоров Oranssi они оставляют в покое стену, в которой находятся вентиляционные отверстия, и то только днём ночью работа продолжается.
Оранси работает с молодежью с 90-х годов, за это время организация несколько раз меняла название, состав и помещения. Едиными остаются цели и ценности: помощь молодежи, поддержание зоны, свободной от дискриминации, алкоголя и наркотиков, do-it-yourself принцип. Организация мероприятий почти всегда лежит на плечах волонтеров: в Оранси только три человека работают по найму.

Пока мы пытаемся охватить взглядом все постеры сразу, Лииса (исполнительная директорка Оранси) предлагает нам чай, кофе, печенье и значки на память. Она тоже социолог и с радостью соглашается провести совместное исследование с ЦМИ, когда будет возможность. Организовывать до 400 мероприятий в год шутка ли? 
«Впрочем, я делаю много разной работы, иногда могу мыть туалет, потом отвечать на имейлы, – добавляет с улыбкой Лииса – У нас даже нет секретаря». 
Однако Оранси существует не только на энтузиазме своих членов и волонтеров. Клуб получает ежегодное финансирование от города, сотрудничает с другими молодежными площадками, что позволяет им не взимать плату за свои мероприятия, или делать стоимость билетов очень низкой.

Площадка призвана быть инклюзивной для всех. В один день здесь проходит панк-вечеринка, в другой аниме-фестиваль. Гендерно нейтральные туалеты соседствуют с туалетом для людей со специальными потребностями. На стенах можно увидеть надписи «smash fascism» и «no cis-sexism!», знак трансгендерных и агендерных людей. «Я уважаю твое мнение, пока оно уважает существование других» читаю я на одной из стен. На другой правила взаимодействия людей, включающие «no means no», «give space» и другие. И, хотя я просто пробежала надписи глазами, в помещении сразу становится чуть комфортнее находиться.

Тома

«Ревитализированное промышленное здание — разве можно найти место лучше для того, чтобы организовать и поддерживать общественную деятельность? Кажется, что подобная стратегия если не повсеместна, то, во всяком случае, крайне продуктивна.

Когда-то, в начале 90-х, Oranssi сквотировали пространства. Ребята признаются, что это было единственным источником проблем за все время существования организации. Сейчас они постоянно базируются на территории бывшей фабрики. Мне кажется, что это пространство включает в себя не только все необходимое, но и исключает то, что не нужно вовсе. Это справедливо и для предметов, и для практик. Не нужны бордюры, пластиковая посуда; исключена дискриминация и неуважение, страх. Это принципы safer space – центральной идеи Oranssi.

Нам конечно же рассказали про историю организации, ее цели и философию, текущие проекты. Это было интересно, но мне вот еще что важно. Все мы обращаем внимание на то, в чем сами заинтересованы, не так ли? Так вот мое внимание было приковано к тому, насколько само место наполнено принципом reusable/recycle/reduce. Все, начиная от кружек и заканчивая коврами. И это только лишь то, что касается предметов. А они вряд идут вразрез с практиками/правилами. «Everything that can be burned, e.g. beverage, cartons, «small cardboard» etcну вот хотя бы такое.

А еще образовательные поездки хороши тем, что ты не только успеваешь просветиться по предмету, но и по «свободным интересам». Почему бы не заглянуть в Kiasma? Ведь можно неожиданно обнаружить себя окруженной всем тем, что захватывает мысли. Этика, экология, межвидовое сосуществование и искусственный интеллект, и это почти на 5 этажей!»