• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Исследователи Питерской Вышки получили гранты РНФ

Лаборатория интернет-исследований сможет в течение трех лет изучать политические fake news, а проект «Современные модели поэтики: реконструктивный подход» получил продление финансирования сроком на два года. 

В начале апреля Российский научный фонд объявил победителей грантовых конкурсов на продление срока реализации проектов 2016 года и конкурса для отдельных научных групп 2019 года.

Проект «Современные модели поэтики: реконструктивный подход» Кафедры сравнительного литературоведения и лингвистики получил продление финансирования сроком на два года. О промежуточных результатах и перспективах исследования руководитель проекта Евгений Вячеславович Казарцев ранее рассказывал в интервью Nota Bene Journal.

На новый конкурс «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами» поступило более 3,6 тысяч заявок. По результатам отбора было решено поддержать 681 заявку, среди которых проект Лаборатории интернет-исследований «Политические новости о России и ее соседях в социальных сетях: основные содержательные характеристики, факторы доверия и распознавания достоверности пользователями разных стран». Подробнее о предстоящей работе рассказала Олеся Юрьевна Кольцова, заведующая Лабораторией интернет-исследований НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург.

— Занимались ли вы темой политических fake news раньше или это направление новое для вашей лаборатории?

Напрямую этой темой мы раньше не занимались, но изучали смежные направления. Например, мы исследовали распространение новостей через социальные сети: смотрели, какие факторы предсказывают, что пользователи будут репостить какую-то информацию и она станет вирусной. Также изучали каналы и аудиторию социальных сетей, в частности «Вконтакте».

— Какие результаты вы надеетесь получить?

Конечная цель нашего исследования — посмотреть, что влияет на восприятие новостей с точки зрения правдивости. Почему одним новостям люди верят, а на другие сразу вешают ярлык «fake news»?

Мы решили исследовать доверие к политическим новостям в трех странах: России, Казахстане и Украине, если получится. По предварительным исследованиям других научных групп, в целом люди плохо отличают правдивые новости от фейковых. Обычно граждане ориентируются на какие-то косвенные показатели: источник новости, степень того, как эта информация выбивается из общего ряда, свой предыдущий опыт взаимодействия с подобного рода новостями.

Мы собираемся проводить онлайн-эксперименты в игровой форме, где людям будет предложено поугадывать, фейковая это новость или настоящая. В процессе будем варьировать источники, степень правдоподобности, соответствие доминирующим представлениям о политической обстановке в странах-соседях и попытаемся определить, какие факторы в большей или меньшей степени повлияли на решение респондентов.

— Когда и на каких площадках вы планируете проводить эксперименты?

В этом году мы преимущественно будем заниматься подготовительной работой: формировать пул новостей, разрабатывать сайт или мобильное приложение, проводить пробные эксперименты в разных социальных сетях. Сбор данных для исследования начнется в следующем году.

Скорее всего, основную часть экспериментов мы будем проводить во “Вконтакте”. Там у нас есть возможность контролировать параметры выборки как по российской аудитории, так и в Казахстане. Ситуация с Украиной гораздо сложнее: там российские сети уже два года заблокированы. «Вконтакте» все еще пользуются достаточно большое количество людей, но вопрос, во-первых, в том, насколько эта аудитория социально репрезентативна, а во-вторых, захотят ли пользователи участвовать в опросе на политическую тему именно на этой платформе. Будем изучать исследовательские возможности  Facebook, которые, правда, были сильно подорваны последними скандалами, связанными с выборами.

— Могут ли студенты принять участие в проекте?

Мы всегда приглашаем заинтересованных студентов к совместной работе. Однако практика показывает, что даже самые простые задачи, которые мы можем предложить, оказываются несколько сложнее ожидаемого. Сейчас в нашей лаборатории работает всего один студент бакалавриата,  до этого было два магистранта. Правда, к рутинным задачам, типа разметки текстов, мы иногда подключаем целые группы, но это всегда краткосрочное сотрудничество. Если вдруг среди студентов найдутся те, кто не ищет легких путей и готов включаться в сложную командную работу, у нас всегда большой пул проектов.