• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
НИУ ВШЭ в Санкт-ПетербургеНовостиЧто собой представляют современные молодежные субкультуры

Что собой представляют современные молодежные субкультуры

С 30 ноября по 1 декабря 2017 года в рамках проекта "Созидательные поля межэтнического взаимодействия и молодежные культурные сцены российских городов" (Российский Научный Фонд, 2015-2017), который реализуется Центром молодёжных исследований (ЦМИ) в Высшей школе экономики в Санкт-Петербурге, пройдет Международная конференция "Городские молодежные культуры: солидарности, креативность, активизм". Мы знаем, что исследования ЦМИ дают интересные результаты, которыми еще до конференции с нами согласилась поделиться директор ЦМИ, профессор Елена Омельченко.

Международная конференция "Городские молодежные культуры: солидарности, креативность, активизм" – это уже третье мероприятие международного масштаба, организованное ЦМИ. В 2013 году состоялся трехдневный молодежный фестиваль науки и искусств «МОЗГ: молодежь, образование, знание, город», а в 2015 – Международная Юбилейная Конференция «Молодежь и общество: в поисках новых солидарностей».


  • Какие наиболее яркие молодежные субкультурные практики и сообщества можно выделить в современной России?
  •  Эта конференция тем и примечательна, что как раз делает акцент на новых типах городских сообществ и формирований, взаимодействий и коммуникаций молодёжи как в российских городах, так и в глобальном измерении. Сложно сказать, какие новые культурные молодежные типы появились в современной России. Мы отмечаем несколько ключевых тенденций, которые нам кажутся наиболее интересными в современном молодёжном пространстве. Во-первых, некоторое угасание субкультурных активностей в их «классическом» варианте. Дело не в том, что субкультуры исчезли. Скорее речь идёт о том, что какие-то ключевые и значимые, ядровые ценности, вокруг которых формировалась именно субкультурная солидарность, становятся более подвижными и «мягкими». И эти ценности могут восприниматься более широкими аудиториями, т.е. субкультуры теряют свою закрытость, которая была им присуща в классическом понимании. При этом, внутри самих субкультурных сцен происходит постоянное фрагментирование, выделение новых и новых подвидов, таких более точечных формирований, которые, сохраняя самую значимую ценность, в то же время развивают дополнительное особое качество, которое их отделяет, выделяет и делает узнаваемым среди других субкультур.

 

  • Что же означает угасание субкультурных активностей в их «классическом» варианте?
  • На примере готической сцены мы видим, что они (субкультура готов) фактически исчезают. Этот вывод мы сделали, в том числе, опираясь на данные, собранные в ходе опроса студентов, которые признали готов как отдельную субкультуру только в Петербурге (опрос проводился в Санкт-Петербурге, Ульяновске, Казани, Махачкале). И то очень небольшой процент молодёжи знаком с тем, кто такие готы, и только единицы признались, что входят в эту субкультуру. Но сама идея продвижения культа темных сил или чего-то непонятного, таинственного, потустороннего смысла воспринялась самыми разными более мелкими группами, мелкими сообществами и эти идеи продолжают собирать «последователей», но в основном это уходит в музыкальную сцену. 

  • То есть субкультуры перестают быть такими уж закрытыми?
  • На примере классических субкультур мы видим, что они формировались, опираясь на 4-5 ключевых идеи. Например, для хиппи такими идеями были унисекс, принципиальный отказ от насилия, пацифизм, антикапиталистические ценности, культ движения и путешествия, легкие наркотики, поиски другой реальности, отказ от обязательного следования принятой в обществе успешной карьеры, культ природы и всего естественного, в том числе близких отношений, отказ от милитаризма, войны и т.д. Если, например, говорить о «Стилягах» или «Teddy Boys» – это все-таки культ стиля и особой коммуникации, это молодежь, которая более высокого статуса за счет достаточно эпатажного, особого стиля, который приближает их (хотя бы символически) к более высокому классу. Если это скинхеды, то здесь преобладают идеи рабочего, мужского братства, жёсткой гетеросексуальной маскулинности, силы, агрессии, защиты локальных ценностей (своей территории), такая мужская солидарность. Если говорить о панках, то это символический вызов обществу потребления, культу глянца, пренебрежение деньгами и богатством. И они развивают экономику DIY, веганство, вегетарианство и так далее. Все эти и другие ключевые «точки», идеи они начинают восприниматься более широкими молодежными группами, модифицируются, преломляются через локальные особенности, реализуются в более многообразном субкультурном молодёжном пространстве, участии. 

  • Это все касалось первой тенденции, а какие еще вы выделяете?
  • Вторая тенденция, которую хотелось бы отметить в молодёжном пространстве сегодня – это развитие спортивных практик, которые по другому определяют городской функционал, т.е. переформатируют город, с точки зрения удобства и применимости конкретного места или мест для занятия спорта. И здесь мы видим спорт «натуральный» и «коммерциализированный» – фитнес. Под первым мы понимаем такие виды спортивных практик, как паркур, трейсинг, воркаут, где молодые люди отказываются от любых коммерческих форм (платный фитнес, тренер и т.д.), а делают акцент на натуральном. Здесь мы также видим другие типы карьеры, не связанные с финансами или коммерческим успехом.

Третья популярная тенденция – акцент на ЗОЖ, который, кстати, пересекается с предыдущей тенденцией. И здесь стоит сказать о реальном ЗОЖе, где практики реализуются через аскетизм в потреблении, который может проявляться не только в отказе от алкоголя, курения, наркотиков, но и в просто определенной идеологии аскетичной еды (веганы, вегетарианцы и проч.), а также в виртуальном ЗОЖе, например, сообщества во Вконтакте, страницы определенных людей в Instagram, в которых появляются фотографии, советы по ведению здорового образа жизни и данные группы и страницы собирают сотни тысяч подписчиков.

Четвертым хотелось бы выделить активизм, который за последние пять лет стал также трендом в молодёжной среде. Молодые люди и девушки включаются в формально организованные структуры или движения, которые могут финансироваться, а могут и не финансироваться, например студенческие организации или организованные НКО. Но все чаще мы встречаем разнообразные инициативы, неформально созданные, отказывающиеся от коммерциализации, действующие исключительно самостоятельно. И здесь тоже проявляется тенденция на  моду быть вовлеченным в какую-то гражданскую активность и участвовать в каком-то виде в управлении городом.

Все эти тренды характеризуют молодежь как очень гетерогенную социальную группу, и это многообразие помогает увидеть и понять новые типы включенности молодёжи в город. 

  • А как вы решаете эту задачу?
  • Если говорить о депроблематизации на методологическом уровне, на уровне исследовательских практик и техник, то мы решаем эту задачу, используя разные методы. Мы не только пытаемся снять общую картину с помощью опросных техник, но и стремимся понять различные смыслы и интерпретации молодежи относительно тех или иных политических, культурных практик, обращаем внимание на особенности молодёжной риторики для того, чтобы избежать каких-то моральных, оценочных суждений, что может проявляться в формулировке вопросов или ведения интервью. Мы пытаемся максимально точно и полно воспроизвести молодежную повседневность, мы слушаем саму молодёжь и вступаем с ней в равную коммуникацию. В этом как раз и проявляется понимание молодежи как активного, рефлексирующего субъекта, а не как объекта политических манипуляций и управления.

Ну, и наконец, очень важна собственно риторика академического письма. Очень важный момент – как мы представляем результаты исследований: презентации, статьи, книги. Мы стремимся к максимально включенному и откровенному взгляду, чтобы не искажать своей собственной оценкой то, что мы услышали на интервью или увидели в ходе наблюдения. Таким образом, если нам удается все это многообразие показать и найти общие черты и тренды, то нам кажется, что методология реализована успешно. 


  • Представьте, пожалуйста, профессора Хилари Пилкингтон как исследователя. Почему вы сочли важным пригласить ее?
  • Профессор Хилари Пилкингтон работает в Манчестерском университете, она социолог. Мы с ней работаем вместе более 20 лет и очень много совместных проектов, исследований реализовали вместе. В ходе совместной работы выработалась главная стратегия, концепция молодёжных исследований. Трудно сказать, чей вклад больше. Это скорее похоже на такой общий совместный проект, в ходе которого мы все учились друг у друга. Мы её считаем формально и неформально академическим руководителем школы молодёжных исследований. Кроме того, совместно с ней были написаны ключевые книги – «Глядя на Запад» и книга про скинхедов «Russia’s Skinheads: exploring and rethinking subcultural lives», много совместных статей и общих академических мероприятий. Хилари очень честный и заслуженный, широко известный социолог со сложившейся репутацией в Британии и Европе. При этом она очень эффективный руководитель. Под ее руководством реализуется уже третий международный проект, в каждом из которых участвует более 15 европейских стран. Это глобальные и очень амбициозные проекты. Получение таких грантов и таких крупных проектов говорит о её репутации.

Первый такой проект MyPlace, был посвящен исторической памяти и отношению молодёжи к истории в странах, переживших войну и ситуацию тоталитарного режима, второй (HORIZONT 2020) – это проект о включенности молодежи в общество, новых формах молодежного участия и исключения. Третий проект мы как раз сейчас начинаем вместе, он посвящен радикализации молодёжного активизма, прежде всего связанного с религией. Она очень сильный исследователь. К слову, книгу, которую она написала «Loud and Proud: Passion and Politics in the English Defence League (New Ethnographies)». Британская социологическая ассоциация недавно признала лучшей книгой 2016 года.

Она не только сильный социолог, но и хороший друг ЦМИ, поэтому для нас крайне  важно и почетно, что она будет открывать эту конференцию.


  • Какова цель конференции?
  • Цель нашей конференции – посмотреть на  многообразие молодежных культурных активностей как пространства обучения, взросления, экспериментирования, протеста, творчества, коммуникации.

Для этого мы предполагаем привлечь к участию в конференции ученых-эмпириков из разных дисциплин и стран для того, чтобы обсудить современные молодежные культурные контексты и новейшие подходы к исследованию молодежи.

  • А как стать участником конференции?
  • Для участия в конференции необходимо отправить абстракт размером не более 350 слов вместе с сопроводительным письмом, где должны быть указаны Ваше место работы и должность, электронный адреса и номер телефона для связи. Абстракты могут быть подготовлены на русском или английском языках и должны быть отправлены до 28 мая 2017 года на адрес  youth.hse.spb@gmail.com. Результаты отбора будут известны 11 июня 2017 года. Мы ждем заявок!