• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Третий путь» и «Особый путь», или как немцы обособились от «Запада»

Революция 1918 года в Германии

Революция 1918 года в Германии
Фото с Leftvoice.org

По сей день в информационной среде всплывают заманчивые словосочетания: «Третий Путь», «Особый путь», и даже «Консервативная Революция», хотя последнее встречается несравненно реже. Словосочетания эти притягательны уже потому, что неустанно создают ощущение какой-то новизны для людей, растерявшихся среди жутко спорных ныне характеристик – «левый», «правый».

В крайнем случае эти слова попросту удобны в рамках конкретной риторики: размывают внимание слушателя или читателя, заворачивая вполне простую суть в интригующую обёртку. Но хотя эти смыслы весьма и весьма «на слуху», редко кто задается вопросом «откуда всё это взялось?»

Истоки некоторых явлений можно прослеживать бесконечно, поэтому мы сосредоточимся на совершенно конкретном этапе в истории данных терминов — на Германии 1920-1930-х годов.

В конце концов, если отсылки к «Третьему пути» и «консервативной революции» кем-то когда-то и конкретизируются, то в качестве первого примера под горячую руку попадает именно Германия.

«Консервативную революцию» 1920-1930-х годов в Германии легче всего определить в качестве специфического интеллектуального течения на стыке «левого» и «правого» дискурсов. Это определенная политическая философия, которую, как ни странно, очень сложно как-то конкретно описать: изнутри она расщепилась на огромное количество мелких частиц, буквально каждая из которых по-своему сдвинулась «влево» или «вправо».

Вообще, проще всего обозначить «консервативную революцию» через характеристики, свойственные в той или иной мере всем составляющим её движениям:

безусловный антилиберализм и умеренный антикапитализм

скепсис по отношению к ортодоксальному марксизму и коммунистической идее, хотя и с пристальным вниманием к слову «социализм»

один из бесчисленных видов национализма, от «гражданского» до непосредственно примордиального (расового)

как следствие перечисленного — это радикальная оппозиция Веймарскому режиму, и уже как следствие этого – оппозиция Западу как таковому

По большому счёту, «консервативного» в данном течении не так много в каком-то базовом его понимании: например, уж точно это не «экономический» консерватизм с апологетикой частной собственности; также нельзя обобщить и всех «революционных консерваторов» как людей, ратовавших за непосредственную реконструкцию Первого или даже Второго Рейха.

Этот консерватизм можно обозначить как «ценностный», и ценности, на защиту которых он встал — подразумевались как традиционные, вечные. Революционен же был сам по себе факт, что действовавший режим — как минимум, по мнению «революционных консерваторов» — этим ценностям был прямо противоположен.

Если говорить о популярнейших представителях «консервативной революции», наиболее полно разделявших все перечисленные «параметры» интеллектуального течения — первыми приходят на ум писатель, философ, ветеран Первой Мировой войны Эрнст Юнгер («национал-революционер»); историк и переводчик Артур Мёллер ван ден Брук («младоконсерватор»); философ и публицист Освальд Шпенглер («прусский социалист»); публицист и философ Эрнст Никиш («национал-большевик»).

Можно сказать, что «консервативная революция» своеобразно «концептуализировала» идею «Третьего пути», которую первым в XX веке на официальном уровне провозгласил не кто иной, как Бенито Муссолини в своей «Доктрине фашизма». А идея «особого пути», «Sonderweg», и без того регулярно находившая хороший отклик в Германии, в «консервативной революции» наткнулась на очень уж удобные формы для своего содержания.

Когда мы слышим про «особый путь», у нас непременно возникает определенная смысловая ассоциация: «обособление» от чего-то — и как правило, от Европы.

«Самобытность», о которой говорят в связи с этой идеей, в силу этого факта часто кажется всего лишь следствием «обособления». И нельзя сказать, что этот смысл навеян исключительно Отечественным общественно-политическим полем; в самом истоке термина «особый путь» действительно заложена идея «обособления от Европы», и от «Запада». Это совсем не удивительно, если держать в уме очевидную, а потому забывающуюся деталь: идея «особого пути» Европой, «Западом» и изобретена…

И, помноженный на идеи «Третьего пути», «консервативной революции» «особый путь» Германии с особой злостью ополчился на саму идею отождествления Германии с Европой, с Западом. Лучше всего сами за себя здесь скажут «революционные консерваторы».

Эрнст Юнгер

К примеру, Эрнст Юнгер говорил, что «Германия стала колонией Европы»[1]. На сей счёт у Юнгера была своя философия: грубо говоря, буржуазный, «бюргерский» мир той Европы, что к Западу от Германии, совсем не удовлетворяет чаяниям немецкого народа. А точнее, чаяниям немецкого «рабочего», «гештальту» которого он и посвятил свой труд «Рабочий. Господство и гештальт». В этом труде Юнгер философски развивает социалистические концепты и переносит их на немецкую почву, — стоит учесть, что таким образом его «социалистический ориентир» в виде Советской России находится к Востоку от Германии. 

 

[1] Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт, с. 96

Эрнст Никиш

Или национал-большевик Эрнст Никиш. Он вовсе разрабатывал целую историософскую концепцию, согласно которой Германия не являлась «Западом», и как минимум в некоторые моменты своей истории начинала очень серьёзно отличаться от Западной Европы. Дошло и до такого: борясь с Гитлеровским нацизмом, Никиш в первую очередь обвинял его именно в том, что тот «… пошёл на слияние с Западом; становясь фашистским, буржуазно-цивилизаторским <…> он только подтверждал свою верность Западной Европе»[1].

Для Никиша это было крайне важно в свете его собственного интереса к Востоку, и тоже – к Востоку социалистическому; стерпеть тот факт, что именно Восток Гитлер и намеревается покорять, Никиш не мог. Германия была для него в худшем случае «Востоком Запада», периферией, европейским перевалом между Западом и Востоком.

Очень уж странным это может показаться на первый взгляд, но, да, «Германия» 1920-1930-х годов с готовностью ухватилась за возможность отделить себя от «Европы», от «Запада». Да, ещё догитлеровская Германия. Например, упомянутый Освальд Шпенглер с таким ядом говорил об англичанах и французах, что, хотя он и относил «пруссаков» к числу западноевропейских народов, идея «особого пути» хорошенько им культивировалась. Не зря Шпенглер в своём самом знаменитом труде провозгласил «закат Западного мира», одной из важнейших предпосылок которого полагал важность отхода от «европоцентризма», которым были заражены его современники.

Артем Канаев


[1] Никиш Э. Политические сочинения, с. 80

Список источников и литературы

  1. Артамошин С.В. Понятия и позиции консервативной революции: интеллектуальное течение консервативной революции в политической жизни Веймарской республики. Брянск: Издательство БГУ, 2011.
  2. Пленков О. Ю. Мифы нации против мифов демократии. Немецкая политическая традиция и нацизм. СПб: Издательство РХГА, 1997.
  3. Никиш Э. Политические сочинения. СПб: Владимир Даль, 2011.
  4. Шпенглер О. Пруссачество и социализм. Пер. с нем. М.: Праксис, 2002.
  5. Юнгер Э. Рабочий: господство и гештальт. Тотальная мобилизация. О боли. М.: Наука, 2000.

Дальше

Другие темы курса