• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Кампус вСанкт-Петербургеvisionusersearch

О первых выпускниках и новых планах "Востоковедения и африканистики"

Совсем скоро первый выпуск бакалаврской программы «Востоковедение и африканистика» НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге. О нынешних выпускниках и о том, какие изменения ожидают программу,  рассказывают руководитель Департамента востоковедения и африканистики НИУ ВШЭ– Санкт-Петербург, профессор Евгений Зеленев и академический руководитель  программы «Востоковедение», профессор Милана Илюшина.

М. Илюшина:

– Наши выпускники поступили на новую образовательную программу НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге в 2014 году. Большинство из них – целеустремленные, волевые и талантливые, они умеют интенсивно работать и самостоятельно овладевать знаниями.  Прошли государственные экзамены и защиты выпускных квалификационных работ. Впереди – трудоустройство или продолжение учебы. Среди уже почти бывших четверокурсников есть академически ориентированные молодые люди, которые в работе над научными проектами и дипломами зарекомендовали себя как способные исследователи. Будем надеяться, что они продолжат исследовательскую деятельность в магистратуре, кто-то в нашем, петербургском кампусе ВШЭ, кто-то в московской Вышке, а кто-то – за рубежом, что, по их мнению, наиболее соответствует полученному ими уровню образования: наряду с двумя восточными, и двумя европейскими языками, наши выпускники нашли себя в одной из  научных  специализаций – в истории или лингвистике, международных отношениях или экономике, правоведении или религиоведении, культурологии  или этнопсихологии. В этом, собственно, и есть главное отличие востоковедения в НИУ ВШЭ от аналогичных проектов в большинстве других университетов, где преподаётся востоковедение, как правило, историко-филологического характера. Другая группа нынешних выпускников – это будущие востоковеды-практики, в которых сегодня остро нуждается и государство, и частные компании, как в России, так и за рубежом.

Не буду сейчас перечислять личные достижения отдельных студентов, только отмечу, что все они  создавали замечательные традиции студенческой жизни программы: участвовали  и побеждали в международных образовательных конкурсах и языковых олимпиадах, помогали в проведении конференций НИУ ВШЭ, принимали активное участие в организации различных мероприятий Правительства Санкт – Петербурга, проходили практики и стажировки, как в России, так и в странах одного из изучаемых восточных языков – Китае, Вьетнаме, Ливане и некоторых других.


Е. Зеленев:

– С первым выпуском мы завершаем важный этап формирования программы бакалавриата: старшие курсы – нынешний второй и третий, наряду с четвёртым выпускным осваивают четырехгодичный бакалавриат, тогда как будущий второй и первый курс нового набора будут учиться уже по программе пятилетнего бакалавриата. Да, в прошлом году четырехлетний учебный план востоковедного бакалавриата был заменен напятилетний. Это произошло только в НИУ ВШЭ Москвы и Санкт-Петербурга и пока только у востоковедов. Мы считаем это большим достижением и благодарим администрацию Университета и лично ректора Ярослава Ивановича Кузьминова, который был инициатором этой реформы.Новая образовательная пятилетняя программа продолжает обеспечивать изучение двух восточных языков. В четырехлетнем бакалавриате на языковую подготовку по восточному языку приходилось 30% учебной нагрузки, это соотношение сохранилось и в пятилетнем плане, но по абсолютному количеству часов  языковой и общей гуманитарной подготовки добавилось примерно 20% учебного времени. Все-таки, пять лет изучения восточного языка имеет принципиальное значение для достижения востоковедного профессионализма, не говоря уже о более глубоком гуманитарном образовании. В новом пятилетнем учебном плане существенно возросло число учебных часов не только по восточным языкам, но и по истории, специальным дисциплинам по выбору студентов, появились новые предметы, как, например, социальная антропология и культура работы с данными.

В этом году мы продолжаем прием на отделение корееведения, где корейский язык будет изучаться как основной, активно развиваем японоведение и, разумеется, китаистику. Благодаря отделению вьетнамистики в нашем кампусе студенты имеют дополнительные уникальные возможности изучения азиатского региона и успешного трудоустройства. Новым и весьма отрадным явлением стал заметно возросший интерес абитуриентов к направлению Ближневосточных исследований, где изучаются арабский, турецкий, персидский и иврит, то есть государственные языки двадцати двух арабских стран, Израиля, Ирана и Турции. Актуальная международная проблематика, широкие возможности трудоустройства в структуры МИДа, Минэкономразвития, Росатома и других государственных учреждений, наряду с неуклонно возрастающими потребностями в образованных востоковедах-ближневосточниках на рынке труда в целом, делают это направление особенно привлекательным для абитуриентов. Совершенно новым явлением стал запрос ряда студентов, изучающих языки Восточной Азии, в качестве второго восточного языка выбрать не регионально близкий, а, казалось бы, геополитически далекий – арабский, что, впрочем, вполне соответствует тенденции расширения экономических контактов между быстро развивающимися странами Азии и Африки. Наконец, следствием перехода на новую модель пятилетнего бакалавриата стало укрепление направления тюркологии, арабистики и семитологии. Важным шагом для нас в этом году является  открытие иранского отделения. Пока персидский язык (фарси) мы предлагаем в качестве второго восточного языка, но уже сегодня можно прогнозировать его особую востребованность в качестве основного языка среди будущих абитуриентов. Ведь это не только язык уникальной страны Ирана, но и целой неповторимой культуры, давшей миру религии зороастризма и манихейства, реализацию шиитской государственной доктрины, выдающихся поэтов и писателей, художников и архитекторов, ученых и философов.

М. Илюшина:

– Не могу не согласиться: возможность выбирать второй восточный язык не только из числа так называемых регионально близких (к китайскому, например, японский, корейский или вьетнамский), а регионально разные языки, например, китайский и арабский, турецкий и японский – это особенность нового учебного плана.  Выбор второго языка из иной региональной группы требует серьезной аргументации со стороны студента, подкрепленной рекомендацией ведущих преподавателей. Главное, что такой выбор в новом учебном плане возможен, это абсолютно новая образовательная опция, ранее не имевшаяся в отечественном востоковедении. Это открывает перед выпускниками совершенно новые карьерные возможности. На сегодняшний день десять будущих второкурсников получили разрешение изучать регионально разные языки - китайский и арабский.  И это совершенно правильно: XXI век ещё не раз удивит нас своими парадоксами, вызванными переходом от локального развития к глобальному с его тенденцией объединять казалось бы несовместимое и действовать согласно лозунгу «Единство в многообразии». 

Е. Зеленев:

– Добавлю одну важную деталь. Порой приходится слышать мнение, что востоковедное образование – это просто изучение восточных языков и не больше. Это совершенно не так. Дело в том, что наряду с филологами-лингвистами восточные языки на нашей программе преподают профессиональные историки, экономисты, специалисты по международным отношениям, антропологи и другие специалисты-востоковеды. А сами занятия языком на старших курсах превращаются в лингво-культурологические семинары, дающие для понимания культуры соответствующих народов едва ли не больше, чем традиционные, как правило, узко специальные лекционные курсы. На четвёртом курсе, где значительная часть студентов может пройти многомесячную языковую и страноведческую стажировку, оставшимся студентам будет предоставлена уникальная возможность усовершенствовать свой восточный язык, занимаясь преимущественно с носителями языка и именно в формате лингво-культурологических семинаров, наряду с обычными языковыми занятиями. Самое большое совокупное количество учебных часов по восточным и европейским языкам приходится на 2 курс – 20 часов в неделю. Больше всего часов основного восточного языка преподаётся по новому плану на первом и четвёртом курсах – 12 и 14 часов в неделю соответственно. Интенсивность обучения очень высока, что требует не только таланта и трудолюбия, но и бережного отношения к своему здоровью, как принято сейчас говорить, здорового образа жизни: при такой языковой нагрузке пропуски занятий недопустимы.