• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
НИУ ВШЭ в Санкт-ПетербургеНовости«Левиафан»: о фильме и о проблеме

«Левиафан»: о фильме и о проблеме

Открытая лекция «Левиафан»: о фильме и о проблеме» Павла Усанова, кандидата экономических наук, доцента департамента экономики НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург.

19 февраля состоялась открытая лекция «Левиафан»: о фильме и о проблеме» Павла Усанова, кандидата экономических наук, доцента департамента экономики НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург.

Фильм «Левиафан» является интерпретацией истории библейского героя Иова в условиях современной России. Выход фильма на экран (конец 2014 — начало 2015 гг.) и номинация на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» вызвали неоднозначную реакцию российских и зарубежных критиков. В СМИ доминируют две основные точки зрения. Сторонники первой считают, что «Левиафан» ознаменовал взлет российского киноискусства, изображая российские реалии, отношения человека, государства и церкви в современном обществе. Вторая часть критиков полагает, что «Левиафан» номинирован на «Оскар» только благодаря «очернению» российской действительности.

Павел Усанов предложил рассматривать проблематику Левиафана с помощью трехуровневой пирамиды, состоящей из быта, драмы и метафизики. На первом и втором уровнях мы наблюдаем, каким образом государство-Левиафан уничтожает личность. Существует мнение, что все главные герои «Левиафана» — отрицательные. Государство-Левиафан питается их грехами, тем самым увеличивая свою мощь. Но это только верхний срез проблемы. Павел Усанов процитировал слова режиссера Андрея Звягинцева: «Не только мы смотрим фильмы, но и фильмы смотрят нас». Таким образом, Левиафан живет в каждом человеке. Самое неприятное, что следует сделать, по словам Павла Усанова, — это найти себя  в этом фильме. Если сделать допущение, что камера — это зритель, то в первой сцене фильма мы наблюдаем первозданный мир, и только потом — историю с участием человека. В начале фильма Дмитрий, выходящий из поезда, на самом деле выходит из-за камеры как часть нас самих.

Для режиссера Андрея Звягинцева характерно библейско-метафорическое изображение героев. На третьем (метафизическом) уровне зритель отходит от рассмотрения противостояния личности и государства и переходит к конфликту дьявола и Бога. Таким образом, библейские сюжеты возвышают нас над повседневной жизнью людей.

В ходе обсуждения студентов заинтересовала предыстория создания «Левиафана». В 2008 году Звягинцев узнал об истории Марвина Химейера, американского сварщика, который долгое время прожил в одиночестве. Когда цементный завод пытался отсудить у него дом, Химейер разрушил здание завода с помощью бульдозера, после чего покончил жизнь самоубийством. Студенты Вышки задались вопросом, какую цель преследовал американский сварщик, борясь с отчуждением собственности таким способом, вместо того чтобы отстаивать свои права в суде. Изначально Звягинцев хотел снимать фильм по истории Мартина Химейера, но вскоре обнаружил в литературных произведениях схожие мотивы: борьба отчаявшегося человека с государством, в ходе которой поиск ухода от ответственности приводит к самоубийству. Похожие сюжеты встречаются во многих произведениях, которые объединяет проблема вечного противостояния государства и общества.

Подготовила Любовь Алтухова