• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

“Потому и страшно!”: анализ клипа группы Shortparis “Страшно”

“Потому и страшно!”: анализ клипа группы Shortparis “Страшно”

Последние несколько лет новокузнецкий, а ныне питерский коллектив Shortparis стремительно набирал популярность — участие в крупных музыкальных фестивалях, победа в музыкальных номинациях и премиях, яркие театральные перформансы. Новое звучание арт-рока, панка, пост-попа, авант-попа цепляет не только российских слушателей, но и зарубежных.

В данной статье мы разберём клип 2018 года “Страшно”.

Клип вызывает неприятные триггеры в российком сознании, он наполнен символизмом, который интересно разобрать, а также старается передать зрителю проблемы субалтерна.

В первые минуты группа молодых парней входит в школу с большими сумками. Вступительные ноты только усиливают ощущение тревожности: “А что будет дальше?” Одежда героев обладает определёнными маркерами, вызывающими у зрителя не самые приятные ассоциации:

военная форма

оружие, атака

спортивный костюм

агрессивность и сила (в контексте видеоряда)

чёрный бомбер с арабскими надписями

вызывает чувство тревоги, болезненную ассоциацию. Однако надпись на бомбере в переводе означает “испуганный” (используется в клипе в качестве перевода слова «страшно»), поэтому у понимающих возникает вопрос — а кому здесь в итоге должно быть страшно?

бритые головы

Все члены группы подстрижены налысо, что в совокупности с предыдущим описанием намекает нам на неонацизм.

Специально созданные в клипе образы нацистов и радикалов-исламистов служат триггером, порождают чувство тревоги и страха не только у российского народа, но и у жителей ближнего зарубежья.

Также интересно обратить внимание на мальчиков у входа в школу — один из них понарошку стреляет в другого. Атмосфера вокруг накаляется.

При входе в школу пугающим незнакомцам никто не оказывает сопротивления, охранника герои просто отталкивают, продолжая уверенно направляться в спортивный зал — это отсылка к трагедии в Беслане.

Несмотря на то, что клип был снят в 2018 году, проблема нападений в школах оставалась (и по сей день, к сожалению, остаётся) актуальной. Съёмки начались через неделю после массового убийства в Керчи. Процесс не был простым, прохожие вызвали полицию из-за пугающих “костюмов”, киностудия разрывала контракт об аренде оборудования.

Когда группа уже вошла в зал, звучат строки: ”Тебе не справиться, но им не нравится знать наперёд, кто не дойдёт”. В ней слышится отсылка к фразе Ленина в работе «Маёвка революционного пролетариата» 1913 года: «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде».

Строку можно интерпретировать с точки зрения запуганности народа властью и обусловленная ей неспособность отстаивать своё мнение.

Если в начале герои олицетворяют уверенность, суровость, мужественность в привычном понимании, то дальше образы трансформируются в более эстетические облики и даже женские. Этот контраст и двуликость ведёт нас на протяжении всего клипа.

В попытке понять феномен группы на примере клипа «Страшно» корреспондент «Линтеру» Олег Соболев пишет: «Зал оказывается площадкой для ритуальных танцев, хореография которых ломает логику ролей, изначально определенных их участникам. Арабская вязь — живая в культурной памяти многих народов страны, но вызывающая непонимание и недоверие у доминантного этноса, — служит в качестве караоке-титров, с точки зрения своей практической функции бессмысленных для песни, исполняющейся на другом языке”.

Фраза “Встать в хоровод” звучит ещё в самом начале клипа и сопровождается дерзкой и повелительной мимикой солиста, то есть, как приказ. Но сам хоровод начинается только в середине видео. От людей словно требуют исполнять танцы вокруг власти.

Интересен тот факт, что хоровод исполняется в исконно славянских традициях (“сторона на сторону”), когда танцующие разделяются на две шеренги, которые то расходятся в разные стороны, то вновь сближаются. Здесь переплетаются культурные коды, хороводная игра изображает сватовство и женитьбу молодых. В контексте данного клипа это можно интерпретировать как женитьбу культур.

Кажется, что в клипе слишком много противоречий: игра с  концепцией “свой-чужой”, национальные и политические  различия, ошибочные представления и ожидания в лице директрисы, когда она с ужасом заглядывает в открытую щель зала и видит танцы.

Строчка “Лёд не спасёт, майор идёт” отсылает  к песне Егора Летова "Мы - лед под ногами майора”:

Пока мы существуем — будет злой гололёд

И майор подскользнется, майор упадёт

Ведь мы — лёд под ногами майора!.

После сцен в зале камера головокружительно ведёт нас по пустым коридорам школы. Ты словно оказываешься в страшном сне, в сложной и критической ситуации, где плохо понимаешь происходящее. Паника, тревожность, и, конечно, страх.

Когда мы оказываемся в школьном коридоре, то сцена воспринимается как безмолвное подчинение системе в лице учащихся. Здесь хочется привести в пример цитату Мишеля Фуко: “Школы выполняют те же социальные функции, что и тюрьмы и сумасшедшие дома — они определяют, классифицируют, управляют и регулируют людей”. Фуко в своём неоднозначном труде «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» рассматривает школу как общеобязательное насилие, дисциплину – как часть авторитарной модели образования.

С 3:55 минуты обратим внимание на расстановку ковров и музыкантов. Если расставить точки и прочертить линии, то получится  восьмилучевая звезда. Похожие на октаграмму символы встречаются у многих народов мира. Эта октаграмма нередко символизирует порядок, созидание и равновесие. Также и это арабский символ Руб аль-хизб, он изображается в виде двух наложенных друг на друга квадратов и кружка в центре (кругом здесь является солист), сейчас используется как обозначение конца отрывка. Раньше этот символ использовался как талисман, охраняющий от зла.

Уже ближе к титрам мы наблюдаем референс к католической процессии, когда на пасху несут Христа и Деву Марию. В клипе она движется из спального района (действие происходит в Мурино – петербургском пригороде, который Илья Варламов прославил как гетто). В руках подростка, стоящего на платформе, развивается российский флаг. “Знаменосец” не похож не привычного героя из патриотических рассказов – очередной диссонанс, теперь с обычным представлением о патриотизме в массовом сознании. Несут платформу неформалы и работяги, молодёжь «славянской внешности» и выходцы из Центральной Азии.

Слово «страшно» арабской вязью на фоне российского триколора. Зритель остаётся наедине со своими вопросами. На ком держится Россия? Кому должно быть страшно и почему?

В клипе каждые 10-15 секунд меняется визуал, мы не можем предсказать, что будет дальше. Хороводы вторгаются в атмосферу, напоминающую фильмы Звягинцева. Как и у знаменитого режиссёра, каждая аллюзия в кадре подобрана внимательно и тонко. При этом зритель окунается в родную эстетику российских городов, что помогает преодолеть кажущуюся абстрактность образов.

Клипы и музыку Shortparis не стоит разделять, так как визуальная составляющая соединяет историю в одно целое. Именно видеоряд отвечает на главный вопрос — страшно всем.

 

Клип “Страшно” – это визуальная рефлексия социальных проблем и трагедий последних лет, это история про кризис доверия в нашем обществе. Каждый может интерпретировать его по-своему, так как сама группа всячески старается отойти от клише и границ в искусстве. Это новое звучание российской музыки, которая пропускает через себя наши нерешённые внутренние и межличностные конфликты.

Полина Петрова

Другие темы курса