• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Фонетическая транскрипция vs То, что мы на самом деле произносим

Фонетическая транскрипция vs То, что мы на самом деле произносим

Вспомните транскрипцию русских слов, которую вы писали в школе: для глагола «представляешь» одна должна выглядеть вот так: [пр’итставл’áиш] или с обозначением кратких безударных гласных — [пр’ьтставл’áьш]. Как вы помните из предыдущей части, эта словоформа в устной речи может звучать совсем не так.

Пример

Вот ещё несколько примеров из монографии «Фонетика спонтанной речи» (в сравнении со стандартной фонетической транскрипцией).

сегодня — [с’óдн’ь] — [с’ивóдн’ь]

совершенно — [сршéнъ] — [съв’иршэ¢нъ]

пятьдесят — [п’ис’áт] — [п’ьд’ис’áт]

главное — [глáъ] — [глáвнъь]

Как видите, разница между разговорной реализацией и нормативной сильна. Можем ли мы утверждать, что такое несоответствие вызывает непонимание? В каких случаях слушающий поймёт редуцированную форму, которую произнёс собеседник, а в каких нет? Разберёмся сначала, как в упрощённом виде работает механизм восприятия.

Человек распознаёт устную речь. Под этим подразумевается, что он соотносит звуковой сигнал с единицами в ментальном лексиконе. Это слова, хранящиеся в долговременной памяти. Неверным будет сравнивать ментальный лексикон с каким-либо типом словаря. Слова в голове не расположены в алфавитном порядке. Сейчас исследователи сходятся в том, что ментальный лексикон представляет собой многомерную структуру, пронизанную многочисленными внутри- и межуровневыми связями. Чтобы проще всего представить эту структуру, нужно выделить 1) уровень формы и 2) уровень значения [1].

Чаще всего при восприятии речи активируются оба уровня. Но если рассмотреть изучение иностранного языка, можно привести примеры, когда это не так. Человек узнаёт звучание или написание слова, но не может вспомнить, что оно означает, — активируется только уровень формы. Или наоборот: хочет что-то сказать, но не может вспомнить подходящее слово.

В современных исследованиях предполагается, что восприятие речи состоит из двух основных процессов: активации и конкуренции. Звуковой сигнал активирует в памяти ряд слов-кандидатов, из которых потом слушающий выбирает наиболее подходящее [2].

Какие элементы слова оказываются наиболее важными для восприятия? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Во-первых, перцептивно важные элементы будут различаться в разных языках. В большей части английских слов ударение падает на начальную часть. Во французском не совсем корректно говорить об ударении отдельного слова, всё предложение может сливаться в фонетический фрагмент с одним ударением. Поэтому, когда мы рассматриваем важность каких-либо элементов, мы должны учитывать специфику русского языка: богатое словоизменение, нефиксированное и подвижное ударение, качественные изменения гласных (/о/ в безударной позиции произносится как [а], а /е/ — как [и]).

Одна из широко известных моделей восприятия речи – модель когорты. В ней сначала активируются словоформы, начало которых совпадает с началом услышанного. А затем когорта сужается за счёт отсеивания единиц, не совпадающих со следующими звуками. Такую фильтрацию можно сравнить с вводом слова в поисковике. С каждым следующим напечатанным символом уменьшается количество продолжений, которые предлагает алгоритм.

Но в этой аналогии надо обратить внимание на то, что поисковик ориентируется на написание слова. Так, на запрос «пои…» он предложит варианты «поиск», «поисковик» и другие. У человека же, воспринимающего звуковой сигнал [паи], активируются «поисковик», «поискать» и их словоформы, но не «поиск», где произносится [пóи].

Другим значимым элементом считается ударный гласный. Он практически никогда не редуцируется и произносится в слове наиболее отчётливо. Поэтому ряд исследователей считает ударный гласный или весь ударный слог одним из самых важных элементов.

Получается, что один из обязательных факторов для восприятия слова в устной речи — та или иная степень фонетического сходства со «стандартной» формой. Дальше информация анализируется на более высоких уровнях, не просто по звуковому совпадению. Слушающий пользуется различными стратегиями, важную роль в них играют контекст и частотность. Влияние контекста может быть разным: от простого наличия предшествующего звука до влияния прагматической информации — то, что мы ожидаем и не ожидаем услышать. В первой части был пример с восприятием слова «мельница» в предложении «Рыцарь атаковал мельницу». Из-за появления такого слова взгляд читателя несколько раз фиксировался на самом слове и перескакивал на слово назад, чтобы проверить «а правильно ли я прочитал(а) предыдущую часть». Похожую «запинку» могут вызвать неожиданные слова в устной речи.

В начале 50-х гг. XX века была показана зависимость восприятия речевых единиц от их частотности. В одной из работ на материале английского языка указывалось на то, что частотные словоформы лучше распознаются в шуме при предъявлении на слух или при короткой демонстрации напечатанного слова, чем малочастотные [3].

Можно ли определить, какой из этих факторов будет иметь большее значение? Будет ли человек в предложении, составленном намеренно с нарушением грамматики или смысла, игнорировать «лишние» звуки в словоформе или додумывать несуществующие, чтобы предложение стало более «правильным»? Как участник эксперимента запишет фразу [гр’и¢т св’е¢чку]? Как «горит свечку», проигнорировав грамматическую несочетаемость? Или воспримет первое слово как редуцированное «говорит», не обращая внимания на странность получившегося словосочетания?

 

[1] См.: Риехакайнен Е.И. Восприятие русской устной речи: контекст + частотность: [монография]. — СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2016. — с. 34.

[2] См.: Риехакайнен Е.И. Восприятие русской устной речи: контекст + частотность: [монография]. — СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2016. — с. 42.

[3] См.: Meunier F., Segui J. Frequency Effects in Auditory Word Recognition: The Case of Suffixed Words // Journal of Memory and Language. 1999. Vol. 41. P. 327– 344.

 

Арсений Анисимов

Список источников и литературы

  1. Фёдорова О.В. Основы экспериментальной психолингвистики: принципы организации эксперимента: Учебное пособие. — М.: Спутник+, 2008. — 24 с.
  2. Риехакайнен Е.И. Восприятие русской устной речи: контекст + частотность: [монография]. — СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2016. — 270 с.
  3. Фонетика спонтанной речи / Бондарко Л.В., Вербицкая Л.А., Гейльман Н.И. и др.; Под ред. Н.Д. Светозаровой. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1988. – 248 с.
  4. Meunier F., Segui J. Frequency Effects in Auditory Word Recognition: The Case of Suffixed Words // Journal of Memory and Language. 1999. Vol. 41. P. 327– 344.

Дальше

Другие темы курса