• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Дж.Р.Р. Толкин. Нежданное путешествие в Средиземье

Дж.Р.Р. Толкин. Нежданное путешествие в Средиземье

Как всё начиналось?

В основе мифотворчества лингвиста и профессора английского языка и литературы Дж.Р.Р. Толкина лежат не только германский средневековый эпос, мифология и английский фольклор, но и древние языки, которые профессор начал изучать ещё до поступления в Оксфордский университет. Гэльский, древнеирландский и германские послужили Дж.Р.Р. Толкину основой для изобретения его собственных языков.

Впоследствии английский писатель задумается над созданием волшебного мира, в который он мог бы интегрировать различные народы, каждый из которых имеет свою историю и язык. Так появились эльфийские языки (квенья и синдарин), валарин (самый первый язык вымышленного мира), кхуздул (язык гномов), чёрное наречие, а также языки орков, энтов и людей [1].

Так, для формирования мира Средиземья принципиальное значение имеют древние языки и древние мифы [1]. Профессор называл свой роман-эпопею «эссе по лингвистической эстетике» и писал, что в основании его труда лежит придумывание языков:

Скорее "истории" сочинялись для того, чтобы создать мир для языков, нежели наоборот. В моём случае сперва возникает имя, а затем уж — история [2].

 

[1] См.: Shippey, T.A. The Road to Middle-Earth: How J.R.R. Tolkien Created a New Mythology. Boston: Houghton Mifflin, 2003. – 416 p.

[2] Толкин Дж.Р.Р. Письма. М.: АСТ, 2019., с. 322

Влияние рыцарских романов

Литература в жанре фэнтези берёт своё начало от рыцарских романов. Именно из них Дж.Р.Р. Толкин заимствовал топосы («общие места», пространства, где происходят те или иные события) для создания своих текстов:

  • образ идеальной страны

    Валинор, куда в конце трилогии уплывают Фродо и Гэндальф

  • образ волшебника, который помогает героям

    Гэндальф и Галадриэль

  • путешествие ради высшей цели и борьба за обладание неким волшебным предметом, как Чаша Грааля

    Кольцо Всевластья

  • рыцарские идеалы и мотив квеста

Большую роль в произведениях профессора играет устойчивый образ благородного короля Артура, героя британских легенд и рыцарских романов. Дж.Р.Р. Толкин использует знаменитый образ во «Властелине колец». Так, на страницах легендариума появляется Арагорн – идеальный правитель, руководствующийся справедливостью. Ему суждено спасти себя и свой народ.

Ещё одна очевидная отсылка Дж.Р.Р. Толкина к артуровскому мифу – королевский меч, по которому признаётся истинный правитель. У таких мечей всегда есть названия: Андуриль – меч Арагорна; Эксалибур – меч короля Артура, который по легенде протянула ему из воды Владычица озера; Дюрандаль – меч Роланда, героя французских эпических сказаний. Профессор также использует характерный для артуровского мифа мотив сломанного меча: Андуриль был перекован из осколков древнего меча Нарсиля перед возвращением Арагорна на престол [1].

 

[1] См.: Штейнман М.А. Игра с мифом в трилогии Дж.Р.Р. Толкина "Властелин колец» // «…Лучших строк поводырь, проводник просвещения, лучший читатель!» : Книга памяти А. М. Зверева. М., 2006. – С. 75-95.

Сюжеты из «Беовульфа», «Песни о Нибелунгах» и «Старшей Эдды» в произведениях профессора

Не только рыцарские романы стали источниками устойчивых фабул и образов для трудов Дж.Р.Р. Толкина. При создании своего волшебного мира автор основывался на таких поэмах германского эпоса, как «Беовульф», «Песнь о Нибелунгах», а также использовал сюжеты из «Старшей Эдды» и «Младшей Эдды». Существа, населяющие мир Средиземья, заимствованы профессором из германо-скандинавской мифологии: альвы, ставшие прообразом эльфов; гномы, драконы и тролли – основные мифологические образы, которые английский писатель переосмысляет в своём тексте. Однако хоббиты – его оригинальное изобретение.

Как-то раз в начале тридцатых годов я нацарапал слово «хоббит» на чистой странице занудной школьной экзаменационной работы. Прошло немало времени, прежде чем я выяснил, о чём, собственно, идёт речь!

Дж.Р.Р. Толкин [1]

 

[1] Толкин Дж.Р.Р. Письма. М.: АСТ, 2019, с. 322.

Проследить сходство «Властелина колец» с поэмой «Беовульф» можно на уровне отдельных эпизодов. В начале романа Дж.Р.Р. Толкина рассказывается о том, что Бильбо, как и Беовульф, одерживает победу над драконом, охраняющим золото Эребора. Схожи и другие сцены: встреча Арагорна, Гимли и Леголаса со всадниками Рохана напоминает эпизод высадки войска Хигелака на берег Данов; прибытие Арагорна в королевский чертог короля Теодена похоже на сцену приезда Беовульфа в чертог короля Хродгара [1].

Важен и сюжет о волшебном предмете, оказавшемся не в тех руках, а также мотив уничтожения проклятого сокровища. Проклятый клад нибелунгов из «Песни о Нибелунгах», которое достаётся Гунтеру после смерти Зигфрида, в результате оказывается на дне Рейна.

В «Речах Регина» из «Младшей Эдды» рассказывается история о богатствах и роковом кольце карлика Андвари, которое отбирает у него Локи [2]. То же самое происходит и с Голлумом: он убивает Деагола и забирает Кольцо Всевластья, но Голлум не обладает Кольцом, оно подчиняет хоббита, и он становится рабом волшебного артефакта: «Но владельцы волшебных сокровищ рано или поздно становятся на себя непохожими» [2]. Кольцо как символ власти часто встречается в произведениях германского эпоса [3].

В «Песни о Нибелунгах» также описывается жизнь Сигурда. Герой лишается родителей и наследует сломанный меч своего отца. Позже меч снова выковывают, Сигурд использует его в сражениях, а затем женится на Гудрун. Эта история очень похожа на жизненный путь Арагорна.

Другой топос, заимствованный из средневековой литературы – мотив постоянного возвращения к могущественному артефакту. Тот, кто однажды держал в своих руках волшебный предмет, будет всегда тянуться к нему. Так, Кольцо Всевластья оказывает большое влияние на тех, кто когда-либо к нему прикасался.

Тексты германского эпоса оказали влияние и на имена героев «Властелина колец». Например, имя Гэндальфа позаимствовано из «Старшей Эдды», в которой можно встретить гнома по имени Гандальв. Из песни «Прорицания вёльвы» Дж.Р.Р. Толкин берёт имена гномов для повести «Хоббит, или Туда и обратно» [4].

 

[1] См.: Кузнецова М. Что Толкин заимствовал из мифов и легенд // МФ, 2011, № 100. С. 122-126.

[2] Толкиен Дж.Р.Р. Хранители: [Повесть] / Пер. с англ. В. Муравьева. – М.: ЭКСМО-пресс: Яуза, 1998.

[4] См.: Штейнман М.А. Игра с мифом в трилогии Дж.Р.Р. Толкина "Властелин колец» // «…Лучших строк поводырь, проводник просвещения, лучший читатель!» : Книга памяти А. М. Зверева. М., 2006. – С. 75-95.

Интересно то, как именно Дж.Р.Р. Толкин формирует свой сюжет. На протяжении всего текста авторское повествование прерывают персонажи, которые в свою очередь рассказываю собственные истории. Писатель избирает для текста особую форму изложения – вставные сюжеты (например, глава «Совета Элронда» и эпизоды с Бильбо, пишущим о своём путешествии с гномами и Гэндальфом к Одинокой горе) [1]. Такой подход к созданию текста можно заметить и у К.С. Льюиса, о котором мы поговорим в следующей статье, однако, в отличие от Дж.Р.Р. Толкина, автор нарнийского цикла реже использует приём «истории внутри истории».

 

[1] Ritchea, D.J. Realistic Fantasy and Sub-creation: a Narratological Approach to Evaluating Storyworld Construction by Using J.R.R. Tolkien's Middle-earth. In: Augsburg Honors Review, 2013, Vol. 6. Pp. 98–112.

Путь хоббита, или Туда и Обратно

Решающую роль в спасении Средиземья автор отводит не королям, эльфам и магам, а хоббитам. Во главу своей иерархии писатель ставит эпических героев – королей. Хоббитов нельзя отнести к категории эпических персонажей, именно поэтому они оказываются на нижнем уровне политического устройства Средиземья. В истории они выступают как маленькие люди и в наибольшей степени раскрываются при анализе темы власти и народа.

Автор «Властелина колец» ставит своих героев перед личным выбором, от которого зависит всё; верит в добродетель и доблесть маленького человека. Фродо со своими спутниками Сэмом, Пином и Мерри объединяются ради спасения Средиземья, и именно Фродо уничтожает Кольцо Всевластья, тем самым прекращая правление Саурона.

Эпические герои не могут спасти мир без помощи маленького человека: всё, что могут сделать Арагорн, Гэндальф и эльфы – пойти на верную смерть, чтобы дать время Фродо добраться до Ородруина [1]. В это время Саурон не замечает маленьких хоббитов, которые на самом деле предпримут решающий шаг в Войне за Кольцо, и обращает свой взгляд на тех, кто, по его мнению, пытается низвергнуть его правление, из-за чего и терпит поражение [2].

Это важная часть авторского замысла, т.к. сотворение нового, светлого мира после его спасения от сил зла возможно, только если в конечном итоге реальное управление Средиземьем будет принадлежать маленькому человеку, который знает, как будет лучше для таких же обычных людей, как и он сам [3]

Такова краткая история создания волшебного мира Дж.Р.Р. Толкина. Надеемся, что наша статья позволила Вам посмотреть на легендарную историю под другим углом и открыла для Вас что-то новое. Теперь пришло время поговорить о близком друге профессора, К.С. Льюисе, и о его не менее знаменитом нарнийском цикле. Но об этом в следующей статье нашего курса.

Екатерина Малова


[2] См.: Shippey, T.A. The Road to Middle-Earth: How J.R.R. Tolkien Created a New Mythology. Boston: Houghton Mifflin, 2003. – 416 p.

Список источников и литературы

  1. Эппле Н.В. Как читать Толкина // Arzamas.
  2. Shippey, T.A. The Road to Middle-Earth: How J.R.R. Tolkien Created a New Mythology. Boston: Houghton Mifflin, 2003. – 416 p.
  3. Толкин Дж.Р.Р. Письма. М.: АСТ, 2019. – 752 с.
  4. Штейнман М.А. Игра с мифом в трилогии Дж.Р.Р. Толкина "Властелин колец» // «…Лучших строк поводырь, проводник просвещения, лучший читатель!» : Книга памяти А. М. Зверева. М., 2006. – С. 75-95.
  5. Кузнецова М. Что Толкин заимствовал из мифов и легенд // МФ, 2011, № 100. С. 122-126.
  6. Толкиен Дж.Р.Р. Хранители: [Повесть] / Пер. с англ. В. Муравьева. – М.: ЭКСМО-пресс: Яуза, 1998. – 539 с.
  7. Ritchea, D.J. Realistic Fantasy and Sub-creation: a Narratological Approach to Evaluating Storyworld Construction by Using J.R.R. Tolkien's Middle-earth. In: Augsburg Honors Review, 2013, Vol. 6. Pp. 98–112.
  8. Штейнман М.А. Власть и народ у Толкина // ПостНаука.

Дальше

Другие темы курса