• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Арт-активизм в России в 2010-е годы

Арт-активизм в России в 2010-е годы

© Alexandra Pyatina

Введение

Новое десятилетие в России стало официальным временем начала использования такого понятие как “арт-активизм” на постсоветском пространстве. Всё началось с 2011-2012 годов, когда художественные акции в поддержку кого-либо или в знак протеста против чего-либо стали очень распространённым явлением.

Эти годы принесли много изменений в художественную среду и деятельность арт-активистов. В основном, это связано с закономерным развитием самой арт-сферы, а также с политическими и социальными изменениями в стране. Большое развитие получили такие движения художественных активистов как борьба за политические права, поддержка прав меньшинств, защита окружающей среды и другие.

Вследствие политических изменений в страны многие арт-активисты стали переориентироваться именно на политический активизм. Таким образом они становились идейными вдохновителями протестной энергии общества. Для этого использовались всевозможные способы – от акций и перформансов прямого действия,  до стрит-арта, музыки и литературных текстов. Можно сказать, что в новом десятилетии российские активисты стали понимать “искусство” по-другому.

Политическое искусство

С самых первых протестных митингов, произошедших в 2011 году в многих городах России по случаю фальсификации выборов в Государственную Думу, в арт-среде наблюдалась резко усилившаяся активизация такого направления, как политическое искусство. Как писал являвшийся одним из главных лиц русского арт-активизма 2010-х годов Пётр Павленский в своём тексте “Бюрократическая судорога и новая экономика политического искусства”,

...политическое искусство обозначает свою освободительную функцию через нежелание обслуживать существующую власть. Его цель — это опровержение нарратива власти. <…> Сущность конфликта политического искусства и нарратива власти в том, что политическое искусство при всем разнообразии своих методик и форм всегда остается освободительной практикой[1].

Многие специалисты по искусству утверждают, что в основе любой протестной политики общества лежит именно сфера искусства. Следовательно, протестное искусство чаще всего акцентирует общественное внимание на государственных проблемах, подталкивая его на размышления о нынешней ситуации[2].

Уличный протест как форма активизма стал главным символом этого десятилетия. Оно выражалось через уличные протестные акции, вандализм или же радикальные перфомансы активистов и художников.

Дополнительно:

Народное творчество

 

Само по себе уличное пространство тоже было выбрано неслучайно. Во-первых, популярные городские места были скоплением больших масс людей. Кроме того, власть, реагирующая на различные акции силовыми репрессивными мерами, стала основным катализатором создания необходимого медиаэффекта[3]. Можно предположить, что в политическом акционизме реакция правоохранительных органов и последующие разбирательства также становятся продолжением художественной акции[4].

Однако помимо серьёзно настроенных оппозиционных протестующих, которые использовали всевозможные способы для борьбы с системой, существовало и множество творческих способов для привлечения внимания к политической ситуации в стране, например, карикатурные комиксы, оппозиционные тексты и песни, театральные постановки и так далее. В итоге, по словам дизайнера А. Мейка уличное искусство (стрит-арт) начинает тесно переплетаться с активизмом[5].

Одним из самых ярких примеров освободительных процессов в 2011-2012 гг. стала феминистическая оппозиционная музыкальная группа “Pussy Riot”, сформировавшаяся из московской фракции радикальной группы “Война”. Настоящие личности участниц этой панк-рок группы были, в основном, неизвестны, так как анонимность является одним из главных принципов группы. Несмотря на свою изначальную репрезентацию как музыкальной группы, практически все музыкальные критики и искусствоведы считают эту деятельностью не самой главной в их творчестве. По словам музыкального критика А. Троицкого,

Pussy Riot — самая экзотическая рок-группа в мире. Они прославились, не записав ни одной песни, не сыграв ни одного концерта[6].

Арт-перфоманс и политический активизм – вот что действительно стало самым главным элементом известности.  Так, искусствовед Т. Волкова утверждает, что их самая первая акция с песней “Освободи брусчатку”, посвящённая выборам в Государственную Думу, подняла волну для всего протестного движения в России[7].

В 2012 году ими были проведены две очень яркие и значимые акции. Первая с песней “Бунт в России — Путин зассал” на Лобном месте Красной площади, с отсылкой на московский акционизм 1990-х и группу “Э.Т.И.”. Вторая с песней “Богородица, Путина прогони!”. Места съемки исполнения этой песни происходили сначала в Богоявленском соборе в Елохове и затем в храме Христа Спасителя в Москве. В дальнейшем этот самый видеоролик и станет материалом для экспертизы по уголовному делу против трех участниц группы.

 

Выбор таких значимых и важных мест в России и в Москве, в частности, по мнению многих журналистов и искусствоведов, не случаен. Они считают, что выбор площадок был вызван стремлением обратиться к максимально широкой аудитории и сломать традиционные представления о роли музыкантов и их восприятии слушателями.

Они потрясли общество не потому, что их акции предвещали события и становились катализатором общественных изменений, а потому что они смогли стать героями, выходящими на улицу один на один против системы и принося себя в жертву долгосрочным социальным преобразованиям.

В 2012 году за акцию в храме Христа Спасителя три участницы группы – Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич – были арестованы и обвинены в хулиганстве по мотивам религиозной вражды. Как говорят сами участницы:

Наше выступление в храме Христа Спасителя было политическим жестом, задевающим проблему сработничества РПЦ и путинской власти[1].

Так, “Pussy Riot” стали первой активисткой группой в современной России, участники которой акций получили реальный тюремный срок за свою акцию, а также единственным прецедентом акционизма, который публично прокомментировал президент России[2].

Уже в мае 2012 года массовые протесты общества переросли в открытое противостояние властям. Так, был создан стихийный лагерь оппозиции «Оккупай Абай» в Москве. В лагере каждый день проходили выставки, перформансы, литературные чтения, театральные показы, концерты «музыки протеста» — групп “Центр”, “Аркадий Коц”, I.H.N.A.B.T.B., Паштета Филиппенко и других. Резиденты лагеря также участвовали в кампаниях по поддержке группы “Pussy Riot”.

В это оппозиционной борьбе принимали участия практически все представители художественной среды. Например, в начале мая в столице прошла необычная акция литераторов "Контрольная прогулка". Главной целью мероприятия было установить, “могут ли москвичи свободно гулять по своему городу, или для этого нужен какой-то специальный пропуск”. В шествии принимали участие не только писатели и другие представители столичной интеллигенции, но и обычные горожане. На этом шествии присутствовали писатель Б. Акунин, писатель и журналист Дмитрий Быков, писатель Леонид Зорин, журналист Сергей Пархоменко, писатель Людмила Улицкая, публицист Виктор Шендерович, и другие. Также был реализован еще один литературный проект "Гражданин поэт", который происходил в жанре политической сатиры с критикой и рифмами на "злобу дня"[1].

Художник А. Баззаев по прозвищу “Скиф”, который с 2010 года начал показывать своё отношение к властям – организовал “Маяковские чтения”, постоянно участвовал в митингах, а в 2011 году облил водой прокурора Москвы и получил за это 2 месяца в СИЗО и 7 месяцев исправительных работ.

Протестная арт-группа “23:59” провела более 20 акций в 2011-2012 гг. Отличительной чертой группы становятся отсылки к литературным текстам с оппозиционными мыслями и идеями.  Свои акции и перфомансы группа создавала в креативной и ненасильственной форме сопротивления, в полной мере отталкиваясь от литературных текстов. Группа также активно поддерживала участниц группы “Pussy Riot” с помощью своих перформансов и одиночных пикетов[2].

Говоря о политических протестах в России в это время нельзя не вспомнить о Петре Павленском, который использовал радикальные перфомансы для привлечения внимания к общественным и политическим проблемам. В 2012 он провел свою самую первую акцию в поддержку участниц из “Pussy Riot” – “Шов”. В 2013 была акция “Туша” против репрессивной политики властей в стране. В феврале 2014 года Павленский с группой петербургских анархо-активистов провел акцию в самом центре Санкт-Петербурга, во время которой они воздвигли символические баррикады в поддержку Украины. Это была акция за свободу общества от империи, о чем говорилось в манифесте акции.

В 2015 году художник провел очень запоминающуюся и радикальную акцию “Угроза”, в ходе которой поджёг дверь центрального офиса ФСБ на Лубянке. Как пишет П. Митенко, «совершая поджог, художник хотел осветить свой путь и рассеять мрак, скрывающий функционирование этого учреждения»[3].

Дополнительно:

 

В 2015 году группа “Синий всадник” провела акцию “Изгоняющие дьявола. Осквернение Мавзолея”. Участники облили Мавзолей Ленина святой водой с криками “Встань и уйди”. Они видели смысл своего поступка в очищении современных умов от советского наследия. После акции группа получила по десять суток ареста[1].

Ещё одну известную политическую акцию “Не бойся” в 2015 году проводит Катрин Ненашева. В ходе акции она в течение месяца постоянно ходила в тюремной робе, пытаясь устроиться на работу, посещать кафе, покупать продукты в магазинах, а также фотографироваться со знакомыми и незнакомыми людьми, исследуя реакции горожан. Акция была приурочена к репрезентации людей, находящихся в тюрьмах. Завершается акция на Красной площади, где Ненашеву обривает наголо её соучастница Анна Боклер, что приводит к задержанию обеих.

Поддержка политзаключенных

Нужно сказать, что одной из отличительных особенностей русского арт-пространства этих лет была этика взаимной поддержки и солидарности с другими представителями арт-активизма. Как пишет Т. Волкова, “отдельным направлением деятельности художников-активистов становится поддержка политических заключенных”[1]. Это направление, конечно, появилось не с поддержки организаторов выставки “Запретное искусство – 2006” Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева, но это дело стало одним из первых громких такого рода. 

В этом направлении можно выделить:

  • акцию “Тараканий суд” в 2010 группы “Война” в поддержку Ерофеева и Самодурова и книгу “Запретное искусство” В. Ломаско и А. Николаева с изображением этого судебного процесса;
  • выставку “Да, Скифы мы” в 2011 году в поддержку активиста Скифа;
  • в честь поддержки участниц группы “Pussy Riot” была создана передвижная “Автобусная выставка”, а также выставка “Духовная брань”, проходившая в 2012 году, где девушки были изображены на картине “Троица”;
  • создание уже упомянутого выше лагеря “Окупай Абай”, проекта “Арт-Абай” и других многочисленных фестивалей в поддержку девушек.

Был случай, когда активистские художники участвовали в кампании по защите Сергея Мохнаткина – случайного прохожего, оказавшегося на месте проведения несанкционированного митинга за свободу массовых собраний “Стратегии-31”. И таких примеров можно привести множество. Так, защита осуждённых стала общим делом в силу здорового и достойного чувства солидарности. 

Художественный арт-активизм

Важно помнить, что современный российский арт-активизм включает не только акционистов, но и художников в привычном смысле этого слова. Такие художники находятся немного в другой параллели, нежели деятельность группы “Pussy Riot” или Петра Павленского. Однако, несмотря на привычную форму их искусства, они всё равно не вписываются в привычное понимание этого понятия.

Так, можно вспомнить выставку “Осторожно, религия” в 2003 г. или “Запретное искусство – 2006” с последующим громким судебным разбирательством. Деятельность таких художников/арт-активистов всё равно остаётся в значительной степени непринятой и непризнанной государственными органами или официальными выставочными центрами из-за их политической ориентированности.

Современная российская художница Виктория Ломаско совместно с А. Николаевым создала свой узнаваемый стиль, выпустив альбом в жанре документального комикса, озаглавленный “Запретное искусство”. В нём были представлены графические зарисовки наиболее ярких моментов судебных процессов над деятелями искусства.

Можно вспомнить несколько представителей российских художников, представляющих на сегодняшний день тему политической графики. Помимо Виктории Ломаско это работы, Алексея Иорша, Сергея Елкина, Васи Ложкина (под псевдонимом Алексея Куделина), Виктора Богорада и других. Несмотря на то, что их творчество не выставляется в музеях и выставочных центрах так часто, они стали довольно известными в Интернете и медиапространстве[1].

Арт-форумы

Важным для развития арт-активизма в России стало появление международного фестиваля “Медиаудар” в 2011 году в Москве, целью которого было объединить арт-активистов и художников из разных стран и городов для поддержки разных социальных и художественный проектов: поддержка политзаключенных и угнетаемых меньшинств, эко-пропаганда и защита окружающей среды, помощь разного рода инициативам.

С помощью лекций, семинаров, дискуссий и перформансов форум стремился привлечь внимание к общественным проблемам, в основном с помощью искусства. В организационную группу в разное время входили очень известные в этих кругах художники, искусствоведы и активисты – Т. Волкова, А. Дикович, Р. Минаев, А. Сергеев и М. Калинина[1].

Изначально форум создавался с целью “разработки новой теоретической платформы, посвященной актуальному искусству”[2]. Он был направлен на изучение, артикуляцию, документацию, поддержку и развитие активистского искусства. Организаторы были убеждены в том, что в новом десятилетии фокус современных художников основательно изменился. Интернет и медиапространство с его медиаэффектом стали намного важнее, чем существующие институты искусства.

В таких условиях художественная критика и искусствознание попросту не успевала за стремительными процессами нового времени. Необходимость в актуальной платформе, которая сможет объединить всех представителей этой сферы стала главной задачей для организаторов[3].

После проведения 5 удачных форумов не только в столице, но и в других крупных городах России, форум “МедиаУдар” закрылся в 2016 году.

Вывод

Подводя итоги десятилетия, можно упомянуть, что одно из главных отличий акционистов эпохи Путина от их предшественников состояло в том, что они полностью разрушили стену между собой и зрителями. Улицы стали местом притяжения всех свободных художников и арт-активистов, и выставки стало престижно проводить не в галереях, а в заброшенных местах и на улице.

Анализируя историю арт-активизма в России, художник А. Иорш в своей книге “Арт-активизм в комиксах” писал о том, что это движение в новом десятилетие переросло из разнородных и одиночных акций, которые требовали понимания определённого контекста, до выступления идеологических группировок, которые стали новым языком политических высказываний[1].

Нельзя не упомянуть, что весь арт-активизм последних лет был также связан и едиными темами, актуальными для всех – художников, активистов, простых граждан. На свет появлялись группы и акции, поддерживающие такие ранее непопулярные темы, как поддержка миноритарных групп, феминистское искусство, квир-активизм, деколониальность. Но самым главным ориентиром для всех них была борьба за свои права. Создавались медиафорумы и площадки для изучения этой темы.

Так, можно проследить за развитием практически главной идеи во всем арт-пространстве – борьба за свободное самовыражение и изменение существующего политического режима. Н. Толоконникова писала в своей публикации:

В период нашей активной акционистской работы, с 2008-го по 2011-й, Россия находилась в неком политическом летаргическом сне. И наша задача была (помимо задачи чисто художественной, формальной — развития языка акционизма) — растормошить политическое в россиянах, сделать актуальным критику и комментирование политических процессов…[2]

Нужно отметить, что российский арт-активизм и акционизм последних десяти лет ни в коем случае не может быть сведен к его наиболее известным представителям. Напротив, начиная с 2011 года постепенно сформировалось достаточно широкое поле, география которого не ограничивалась лишь Москвой и Петербургом. 

Прослеживается быстрое развитие арт-активизма в других регионах. Например, арт-инсталляция “Чудесное обретение иконы Pussy Riot” в Новосибирске, инсталляция “Белое кольцо” в Краснодаре, работа “От бога до насилия — один шаг” из Мурманска или акции-инсталляции в Екатеринбурге “Стабильность” и “Письмо Владимиру”.

Некоторые искусствоведы даже утверждают о единстве арт-активизма всего “постсоветского” пространства, потому что борьба с авторитарными режимами этих стран сближает всех протестных арт-активистов.

Тем не менее, большой проблемой арт-активистов в России являлся контроль и усиление режима государства. По словам А. Д. Эпштейна,

борьба режима против протестного акционизма была на удивление долгой и упорной, она нанесла властям, особенно в период суда над “Pussy Riot”, массу имиджевых потерь, однако в конечном счёте власти эту борьбу выиграли.

После 2016 года – с эмиграцией Петра Павленского во Францию, закрытием арт-фестиваля “Медиаудар” – закончилась яркая эпоха российского арт-активизма[3].

Существует мнение, что “акционизм в его привычном понимании, которое было заложено еще группой «Война» — что это исключительно вспышка, реакция власти и медиа — привело нас к тому, что акционизм потерял остроту. Акционистские проекты для пользователей Facebook стали неким элементом развлечения”.[4]

Также, по мнению А.Д. Эпштейна, “продуктивно работающих арт-активистов и акционистов, чья деятельность имела бы существенный общественный резонанс, в стране тоже больше нет: одни замолчали; другие эмигрировали, сменив думы о свержении режима на заботы о том, как им выжить в чужих странах; третьи продолжают пытаться что-то делать, не имея почти никакой возможности рассказать о своей работе где бы то ни было”.[5] Отсутствие таких мест и пространств стало большим ударом по всей оппозиционной арт-сфере.

В итоге, подходя к новому десятилетию, в российской действительности можно наблюдать отсутствие ярких голосов представителей арт-активизма. К сожалению, бедность российской сцены сегодня определяется тем, что в складывающихся социальных и политических условиях на людей, которые занимаются активистским искусством, производится слишком много давления. Что будет дальше и как будет развиваться арт-активизм в России приходится лишь догадываться.

Другие акции арт-активизма во второй половине десятилетия:

Анастасия Абакутина


Список источников

  1. Акунина Ю. А., Ванина О. В. Протестное искусство в молодежной среде: социально-культурный анализ // Вестник МГУКИ. 2016. №5 (73).
  2. Волкова Т. Хроники активистского искусства. Часть 2 // [Электронный ресурс] АРТГИД. 2014.
  3. Иорш А. Арт-активизм в комиксах. 2014.
  4. Ликбез: политическое искусство // [Электронный ресурс] BIT.UA. 2017.
  5. МедиаУдар. 2011–2015. История фестиваля активистского искусства в лицах. // [Электронный ресурс] АРТГИД. 2015.
  6. Мейк А. Дизайнер Антон Мейк о состоянии российского стрит-арта // [Электронный ресурс] FURFUR. 2014.
  7. Митенко П. 13 акций, которые сделали московский акционизм // [Электронный ресурс] сигма. 2018.
  8. Павленский П. Бюрократическая судорога и новая экономика политического искусства // [Электронный ресурс] Colta. 2016.
  9. Псевдоним “Dina Lun”. Pussy Riot: Искусство или политика? // [Электронный ресурс] LOOK AT ME. 2012.
  10. Псевдоним “SALT ZONE”. Марафон активистского искусства: как изменился арт-активизм за 20 лет // [Электронный ресурс] Яндекс Дзен. 2018.
  11. Псевдоним “WRC”. Самые запоминающиеся перформансы российских художников-акционистов // [Электронный ресурс] Триникси. 2015.
  12. Скиперских А. В. Политические перфомансы арт-группы «23:59» в дискурсе литературных  текстов // Вестник ВГУ. История. Политология. Социология. 2013. № 2.
  13. Тетерин С. Медиа Удар. Международный фестиваль активистского искусства в Москве // [Электронный ресурс] Блогохран. 2011
  14. Толоконникова Н. // [Электронный ресурс] пост в Facebook от 07.08.2014.
  15. ТОП-7 РОССИЙСКИХ АРТ-СКАНДАЛОВ: ОТ К.СЕРЕБРЕННИКОВА ДО PUSSY RIOT // [Электронный ресурс] РБК. 2012.
  16. Фещенко Т. Президент Эстонии и Pussy Riot открыли фестиваль Tallinn Music Week // [Электронный ресурс] MUSECUBE. 2014.
  17. Эпштейн. А. Д. Арт-активизм третьего срока Путина. Наследники московского концептуализма и соц-арта в XXI веке // Неприкосновенный запас. 2018. №1. С. 219—237.

Другие темы курса