• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Ревизор. Сборный город всей тёмной стороны

Ревизор. Сборный город всей тёмной стороны

Осенью 1835 года Гоголь начал работу над своей самой известной комедией, сюжет которой, как принято считать, был подсказан ему самим Пушкиным. Поэт рассказал ему историю, случившуюся в городе Устюжна Новгородской губернии, где какой-то проезжий господин выдал себя за чиновника министерства и обобрал всех городских жителей. Также существует версия, что и самого Пушкина, когда тот приехал в Нижний Новгород собирать материалы о пугачёвском бунте, однажды принял за ревизора нижегородский генерал-губернатор.

Стоит сказать, что рассматриваемая нами комедия была первым драматургическим произведением Гоголя, с котором познакомился русский зритель. Сначала цензура не хотела пропускать пьесу, где российскую власть представляло скопище взяточников, однако Жуковский принёс отвергнутую новинку самому Николаю I и царю так понравились некоторые сцены, что он всё же велел напечатать комедию и даже посетил премьеру в Александрийском драмтеатре. После представления, со слов одного актера, царь сказал следующее:

«Ну и пьеска! Всем досталось, а мне – более всех».

А вот, что написал в своей «Авторской исповеди» 1847 года сам Гоголь: «В Ревизоре я решился собрать в одну кучу всё дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем».

Важно, что новая комедия разительно отличалась от всего, чтобы было представлено ранее на европейской и русской сценах. Попробуем последовательно разобрать эти отличия.

Отметим сразу, что изображенный Гоголем уездный город являет собой очень широкий взгляд на государственную жизнь, управление, которого театральная публика прежде не видела.

Литературовед Юрий Манн пишет, что персонажи «Ревизора» охватывают все стороны общественного быта: «Тут и судопроизводство (Ляпкин-Тяпкин), и просвещение (Хлопов), и здравоохранение (Гибнер), и почта (Шпекин), и своего рода социальное обеспечение (Земляника), и, конечно, полиция».

При этом город строго иерархичен, пирамидален по структуре. Мы видим людей гражданских (лекарь, слесарша), купцов, чиновников, действующих и отставных, городских помещиков и, наконец, находящегося во главе, самого городничего.

Лишь два человека (Хлестаков и его слуга Осип) стоят вне такой организации, и лишь две стороны государственной жизни (церковь и армия) в комедии вообще никак не представлены. Объяснить это можно тем, что духовенство в России само по себе было исключено из изображения на сцене, а военные, если выражаться сложным языком, как бы экстерриториальны, они могли бы нарушить единство города. Манн указывает также и на то, что в «Ревизоре» Гоголь находит «современную форму выражения цельности человеческой жизни. Вот какая может быть теперь у людей «общая забота»! — говорит комедия. Ни патриотическое общенародное дело (как в «Тарасе Бульбе»), ни увлекающее всех празднество (вроде ярмарки или свадьбы или просто веселых проделок героев «Вечеров на хуторе...») более не властны над людьми».  

Неожиданная угроза разоблачения объединяет тех, кто живёт в современном обществе, где царит подхалимство, взяточничество, соперничество, сплетни и где страшны не пожары или убийства, а ревизоры. Чиновники комедии подчинены все разом одной общей силе – страху.

Здесь необходимо вспомнить отзыв Гоголя на картину Брюллова «Последний День Помпеи»: «Эта вся группа, остановившаяся в минуту удара и выразившая тысячи разных чувств <...> — всё это у него так мощно, так смело, так гармонически сведено в одно, как только могло это возникнуть в голове гения всеобщего». Не правда ли, что эти строки поразительно напоминают немую сцену пьесы?

В ней действующие лица, ещё несколько секунд назад готовые распасться и разойтись, вдруг будто окаменели, помертвели. «Произошло всё это потому, что живые люди «Вечеров», веселые парубки, дивчины... уступили место манекенам и марионеткам, «живым трупам», - рассуждает литературный критик A. Воронский.

Так Гоголь перенёс на сцену суровый комизм повседневной жизни. Новизна сюжета предполагала также отказ от затертых традиционных амплуа изворотливых любовников, строгих родителей, неудачливых женихов… Конечно, полностью любовное чувство писатель из «Ревизора» не изгнал, однако не стал строить на нём всё действие, да и изобразил его не возвышенно и идеально, а просто, правдоподобно, по-своему. Никто не станет возражать - Марья Антоновна и Анна Андреевна действительно Хлестаковым увлечены, это ни больше ни меньше переживание любовное. Сам же Хлестаков — очень трудный образ, самый многогранный.

Что мы, по сути, о нём знаем? Он делается виновником всеобщего обмана, но не по своей воле. Хлестаков никого не обманывает. Он непреднамеренно, но весьма успешно играет роль ревизора, даже не осознавая этого. Герой не лжёт и не хвастается в привычном понимании этих слов, ведь он сам верит в то, что говорит. Это не комедийный плут, который преследует определенную цель и всех вокруг себя надувает, ведя таким образом комедийную интригу.

Безусловно, события «Ревизора» интриги не лишены, её плетут Городничий и чиновники, но ведь при этом им кажется, что тем же занят и Хлестаков. Эта ошибка оказывается роковой, приводит к тому, что действующие лица, которые, казалось бы, уже вышли с триумфом из создавшейся ситуации, оказываются у разбитого корыта.

Мы видим, что никакие герои здесь сюжетом не управляют, а напротив, он сам несёт их по течению с огромной скоростью к очень неожиданному финалу.

Не забудем упомянуть и возможно самое главное отличие гоголевской пьесы, заключающееся в том, что традиционно на сцене изображался мир, совершенно неоднородный другому, внесценическому, идеальному. Именно ему принадлежащая сила, карающая или просто обличающая, в действие немедленно вмешивалась. Так было, например, в «Недоросле» Фонвизина или в «Горе от ума» Грибоедова.

В «Ревизоре» же Гоголь полностью стирает черту между этими мирами, здесь нет ни одного человека или места, подчиняющегося другим нормам, законам. Автор словно говорит нам о том, что подобная ситуация могла бы возникнуть везде, где есть бюрократическая основа отношений между людьми, в любом департаменте, министерстве, а не только в этом «сборном городе всей тёмной стороны», как определил его писатель в черновой редакции «Театрального разъезда...».

Екатерина Пахомова

Дальше

Другие темы курса