• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Конференция INAS 2019 (фоторепортаж)

Организаторы, участники и волонтеры конференции INAS 2019 – об ожиданиях, о том, что запомнилось и впечатлило больше всего и в целом о конференции

Конференция INAS 2019 (фоторепортаж)

В первые дни лета Петербург насыщался не только греющим солнечным светом, но и впитывал познания крупнейших ученых в области аналитической социологии – с 31 мая по 2 июня в корпусе на Кантемировской НИУ ВШЭ прошла двенадцатая конференция INAS, впервые в России. 

Даниила Александровича Александрова в эти дни надо было видеть воочию — он либо разговаривал с иностранными коллегами, звонко смеясь над их шутками, либо с искрящимися глазами проносился по коридору, улыбаясь каждому, кто встретится на пути. Среди профессоров из разных стран мира он смотрелся более, чем уместно, и чувствовалось, что он находится в своей среде.

ДА: На этой конференции я был вдохновителем и руководителем, а не практическим организатором, поскольку всю организационную работу сделали прекрасные Ксения Тенишева, Настя Кузнецова и куча волонтеров. Конференция прошла без сучка, без задоринки, все иностранные коллеги, с которыми я разговаривал, были в огромном восторге, и потом писали нам письма о том, какая прекрасная команда в Питере и лично мне говорили, какие замечательные студенты, пусть они приезжают к нам учиться. Я горжусь тем, как хорошо коллеги и студенты сами все сделали. Спасибо им!

Началась эта история в Осло на INAS 2017, когда великий шведский социолог Питер Хедстрём, основатель аналитической социологии, спросил меня, не хотим ли мы провести в Петербурге очередной INAS, например, в 2019 году. Мы это уже обсуждали прежде, и я сказал, что хотим. И услышал: «Ну тогда у нас сейчас будет бизнес-митинг, пойдите, скажите всем, что у вас такого хорошего в Высшей Школе Экономики, чтобы было можно провести конференцию». Я произнес пламенную речь о том, какая Вышка хорошая, и какие мы молодцы, и на моих изумленных глазах собравшиеся люди проголосовали за Петербург в конкуренции с Дублиным и Токио.

Вся конференция для меня - это радость, а самая большая радость в том, чтобы поговорить с людьми, которые мне нравятся, потому что мы давно уже знаем многих участников, и мы были рады друг друга видеть. Наука - это вообще форма жизни. В том смысле, что ты в нее полностью погружен. И это чудесно, если коллеги, которых ты уважаешь как ученых, еще и лично тебе нравятся как люди.

Самым главным событием конференции была, конечно, лекция Майкла Мейси. Он - великий ученый. И милейший человек. Ему, кстати, очень понравилось, и он обещал приехать снова. Вообще ни одного скучного и слабого доклада я не слышал. И коллеги, что плохих докладов практически не было.

Запомнились мне экспериментальные работы. Например, огромное исследование разных стран о том, как происходит дискриминация мужчин и женщин при приеме на работу в зависимости от того, рассматривается ли работа как мужская или женская, и сколько там мужчин и женщин в профессии. Исследование сделано Гунн Элизабет Биркелюнд, прекрасной коллеги из Осло. Дискриминация мужчин в профессии, где доминируют женщины, больше, чем дискриминация женщин в профессии, где доминируют мужчины.

Другая интересная работа - про роль сверстников в обучении, то есть помогает ли учиться, если дружишь с отличником. В Венгрии сделали эксперимент, договорившись со школами, и рассадили детей на год случайным образом. И показали, что соседство с отличником помогает учиться, а соседство с троечником ухудшает шансы получать пятерки. Другая очень красивая работа - работа Миши Теплицкого про научное цитирование, тоже экспериментальная. Он прекрасный выпускник Чикагского университета, сейчас постдок в Гарварде.

Особенно важным для меня было последнее заседание, на котором мы поговорили, как преподавать Computational Social Science и аналитическую социологию. Релевантные для меня коллеги из Голландии, из Швеции, из Германии потом написали письма, о том, что им нравится то, что мы делаем, и они хотели бы с нами сотрудничать.

Я не сомневаюсь, что теперь нашим студентам будет легче поступать в магистратуры тех университетов, откуда были люди, потому что мы показали, как мы хорошо учим, какие у нас прекрасные студенческие проекты. Так что вся эта конференция будет иметь хорошие долгосрочные последствия.

Виктор Карепин

Виктора Карепина сложно было найти на сессиях, зато во время постерной сессии он пользовался большим спросом коллег — внушительная часть постеров либо напрямую касалась его авторства, либо имя Виктора числилось среди помогающих в исследовании. Не раз за время конференции он свободно делился с коллегами тонкостями своих методологических находок, и с одинаковым удовольствием делился заключениями исследования как с учеными с мировыми именем, так и с волонтерами, студентами второго курса, заинтересовавшимися разноцветными стрелками и точками на картах его постеров.

Виктор Карепин (крайний справа)

ВК: Я представлял на конференции несколько своих постеров, два из них касались исследования образовательной миграции - это то, чем я занимаюсь для диплома и о чем мы пишем статьи, и в лаборатории. Ещё один постер про преподавание.

Свое исследование по образовательной миграции я только-только закончил, оно стало моей магистерской работой, и, конечно, представить доклад на конференции, материал, который только что появился - это очень ценно, потому что сразу же получаешь отклик от людей, которые, безусловно, эксперты в своей области и в областях, смежных с твоей. Конечно, это не только фидбэк, но и опыт выступления. Фидбэк был скорее подтверждением, что я движусь в правильном направлении, не было какой-то особой критики.

Была дискуссия по поводу того, как можно данные из социальных сетей использовать в других исследованиях, не про образовательную миграцию. В своем - я собираю по ВКонтакте куда и откуда люди едут учиться по России и за рубеж и анализирую эти потоки миграции. А люди, которые были на конференции, используют данные из ВК для других целей. Я даже сам поделился опытом с ними, мы обсудили некоторые моменты - как я данные собирал, некоторые методологические тонкости.

Человек, который с данными ВКонтакте уже работал это профессор из института Аналитической Социологии в Швеции, профессор Marc Keuschnigg. Он хвалил, уточнял некоторые моменты, я ему рассказывал. Приятно было получить такой эмоциональный теплый фидбэк.

Конфереция прошла очень классно, мне кажется. Впечатления сугубо положительные, не хочется штампами говорить, но тем не менее, это так. Очень был обрадован и поражен тем, как наши ребята-социологи, с которыми я учусь, учился и которым преподаю немножко, они организовали такое потрясающее мероприятие. У меня есть опыт конвенционных выступлений за рубежом на крупных конференциях профильных, и безусловно международного уровня получилось мероприятие. Очень все круто. И очень доброжелательная атмосфера была. То есть, прямо во время обеда подходили, общались, и не только к постерам, обсуждали какие-то доклады, и со знакомыми людьми, и не со знакомыми чай попили, вот. Было очень доброжелательно и приятно.

Валерия Иванюшина

Валерия Александровна появлялась на сессиях так же незаметно, как и исчезала с них, но если появлялась, то слушала с глубоким вниманием. Было ясно, что она как ученый со стажем видит в докладах не просто занимательные факты, но новые методологические приемы, открывает для себя потенциальные направления исследований и пополняет багаж знаний.

ВИ: Поскольку меня интересует сетевой анализ, я ходила на те сессии, где был сетевой анализ, а также я знаю некоторых людей – фамилии, и я ходила на них, потому что знала, что вот этот человек занимается чем-то очень крутым.

Из новых, с кем я познакомилась, были Мейси и Фляхе, и они оба очень интересные товарищи. Мне очень понравилась лекция Мейси. Самое забавное, как это ни странно, он давно написал вот эту знаменитую статью “Почему либералы пьют латте”. Я ее читала, но как-то не понимала, в чем ее смысл. А тут поскольку он начал с моделей, и я поняла смысл моделей, и после этого я поняла смысл статьи. И вот эти вот каскады, я раньше никогда про них не слышала, и это в общем очень убедительно, и вот эти виртуальные миры, в которых благодаря первым случайным событиям получаются абсолютно какие-то разные ауткамы.

Из всех конференций, на которых я была в жизни, эта, наверное, самая интересная. Я ходила все три дня, и постоянно слушала какие-то доклады, и они все были познавательные. Из самых интересных - лекция Мейси, я теперь хочу прочитать его статьи, ну, перечитать те, которые раньше были, и почитать новые, которые он пишет. И мне очень понравился доклад Миши Теплицкого о том, как оценивается вклад ученых. Ученый пишет статьи, и они он оценивается по цитированию, чем больше цитирований - тем больше, как бы, влияние этого ученого на других ученых. А они сделали такую штуку, которую раньше, по-моему, до них никто не делал. Они спросили людей, которые цитировали статьи, почему они их цитировали, и как они оценивают процитированную статью. И оказывается, что по большей части цитируют потому что положено цитировать, а вот так вот чтобы процитированная статья оказала какое-то влияние - это настолько мизер. Поэтому одно из его заключений - там их было несколько - такое: мы все преподаем и пишем статьи, и мы считаем, что когда мы преподаем, мы можем повлиять на какое-то небольшое количество студентов. А когда ты пишешь статью, и у тебя сотни цитирований, вот тут вот ты по-настоящему оказываешь влияние. Но в сравнении такое же, если не менее, значение - люди говорят, что на них статья действительно оказала влияние. Вот эта вот игра с публикациями и цитированиями - она по большей части игра, и считать, что это прям-таки влияние - нельзя. Или влияние, конечно, есть, но оно по объему сравнимо с влияниями, которое мы оказываем на студентов.

Были и другие интересные доклады, и не было ни одного скучного какого-то, глупого доклада, что редкость на конференции.

Еще мне очень понравилось, как конференция была организована, она прямо шикарно была организована, и огромное количество волонтеров, которые там роились и в общем все делали, все было прекрасно.

Даша Мальцева

Дашу сложно было не заметить на конференции — щелчок, и вы уже запечатлены в памяти ее фотоаппарата. Но сложно было разглядеть само лицо Даши — чаще вместо улыбчивого рта и широко открытых глаз на их месте красовался огромный объектив. Во время сессий Даша то пересекала аудиторию, чтобы сменить ракурс, то приближалась к спикерам ради крупного плана, то стояла позади всех, вжавшись в стенку в невообразимой позе — все, чтобы сделать хороший кадр. Зато плоды великолепны — фотоснимки, сделанные Дашей Мальцевой, вы можете найти в одной из папок Google.диска и насладиться прекрасной визуальной составляющей конференции.

ДМ: Я была волонтером и фотографом в течение всех 3х дней конференции. У меня был немного диссонанс по поводу того, что в моем учебном корпусе (хоть и повод посетить этот конкретный возникает очень редко) проходит событие международного уровня, что передо мной действительно ученые масштаба всей аналитической социологии, а не однокурсники-слушатели лекции.

Так же, имея небольшой опыт в фотографировании мероприятий, для меня было удивительным, что сами ученые, так же, как и все имеют реакцию немного стесняться фотоаппарата. Я думала, что все они там будут важными людьми, не обращающими внимания на бегающего фотографа. Но при виде меня многие меняли позу на более удачную, поворачивались более симпатичным с их точки зрения ракурсом. Многие потом улыбались, привыкнув к моей роли и начинали смотреть прямо в камеру.

У меня немного изменилось восприятие ученых науки в целом. В течение всей конференции я так и не понимала до конца, то ли передо мной любопытные выросшие дети, копающиеся в своем небольшом уголке огромной песочницы, то ли настоящие двигатели общего знания и теорий. Общее впечатление получилось смешанным. Оказывается, научное сообщество - вполне реальная, тесно связанная внутри, гостеприимная и самокритичная группа.

Больше всех впечатлил, наверное, Мэйси, потому что я уже слышала о его исследовании либералов-любителей латте и воспринимала результаты не всерьез. Теперь я лучше понимаю, что за этой немного парадоксальной связью скрывается малоизученные структурообразующие элементы. Это мотивирует так же исследовать, обращая больше внимания на происходящие вокруг события.

Из нового я узнала для себя то, что мир науки достижим, что учебники, по которым я занимаюсь, пишут обычные люди. Что сейчас на парах мы делаем такие же исследования, только маленького масштаба. Мир науки - та же самая студенческая проектная работа, просто более ответственная, теоретизированная и масштабная

Мне очень понравилось их фотографировать, потому что так можно оправдывать собственное любопытство перед рассматриванием их лиц и привычек вести себя. У всех, как мне показалось, есть общая черта - любопытство и внимательность. Все имеют привычку широко жестикулировать, эмоционально реагировать мимикой и пытаться найти во всем причинно-следственную связь.

Андрей Ломацкий

Андрей особенно отличился он тем, что перед очередной сессией подсел прямо к ученому по имени Питер Хедстрем и что-то у него спросил. Все волонтеры, видевшие это, пооткрывали рты, потому что до Андрея никто не осмеливался поговорить с учеными. А Андрей просто так пробеседовал с автором учебника по аналитической социологии до конца перерыва. И это при том, что во время лекции несколькими часами ранее, Андрей, когда у него возник вопрос, вот так просто поднял руку, произнес его вслух на чистом английском языке, дождался развернутого ответа и как ни в чем не бывало продолжил слушать — волонтерам вновь оставалось лишь раскрывать от удивления глаза и перешёптываться. Мы спросили у Андрея, какого это было, что он испытывал и как набрался мужества для таких, по меркам его однокурсников, храбрых поступков.

Спина Андрея Ломацкого (по центру)

АЛ: На конференции я выступал в роли обычного зрителя. Пришел, потому что преподаватели попросили – задали домашнее задание на дисциплине по выбору – Конструирование теория и построение моделей.

Я ожидал прийти туда и узнать что-то новое, но вообще я шел туда посмотреть на ABM – то, с чем мы работаем на Конструировании теорий. Ожидания у меня особо не оправдались, потому что это было очень сложно. Я считаю, что я слишком мал еще для этого, слишком сложным языком все было сказано. Я понимаю, что информация там в любом случае была полезна, но просто некоторые моменты я не понял вообще. Я удивился такой атмосфере, когда все настолько погружены в этот процесс, такое большое количество умных людей, было, так скажем. И все прямо слушали, то есть не было такого, чтобы кто-то отвлекался. Так как я сразу понял, что я ничего не понимаю, я следил больше за теми, кто там сидит. Это было удивительно.

Во второй день я задал вопрос во время лекции Фламинио Скваззони, потому что подумал. Мне действительно стало интересно в тот момент, ну и что такого, что я задал вопрос, какая другим разница? Эта лекция запомнилась мне больше других, потому что там я понимал хотя бы что-то. Скваззони показал, что ABM – это хорошая часть исследования. Для учебы очень даже полезно об этом узнать.

Во время перерыва успел даже поговорить с Питером Хедстрем. Вот это было самым запоминающимся на конференции, что я с ним поговорил. Помню, что Ксения Алексеевна еще говорила, что будет эта конференция, и что туда приедет автор нашего учебника. И дело было даже не в том, получу я ответ на свой вопрос или нет, а просто то, что я говорю с этим человеком, по учебнику которого я учился.

В общем, мне очень понравилось, и дело даже не в контенте, а просто в самой атмосфере, что ты погрузился в мероприятие. Если ты в этом варишься, даже если ничего не понимаешь, даже если ты этим не интересуешься особо, это оказывает на тебя влияние. 

 Материал подготовила: Анастасия Кузнецова,
преподаватель департамента информатики

Фотоматериалы: Дарья Мальцева