• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бакалаврская программа «Политология и мировая политика»

07
Апрель

От майнора по data science до разработки «робота – политолога»: Павел Иванов о политологии, анализе данных и искусственном интеллекте

Павел Иванов – выпускник программы «Политология и мировая политика» этого года. Недавно он стал победителем конкурса научных работ по политологии им М. Вебера, а также принял участие в создании «Первого Робота – Политолога». В интервью Павел поделился мыслями об учебе на программе, интересе к анализу данных и роли искусственного интеллекта в политической экспертизе.

От майнора по data science до разработки «робота – политолога»: Павел Иванов о политологии, анализе данных и искусственном интеллекте

Из архива Павла Иванова

– Павел, почему Вы решили поступать на программу «Политология и мировая политика»?

– У меня процесс поступления был достаточно нетипичным. Обычно школьники решают, куда поступать, а потом определяются с ЕГЭ. Я же выбирал предметы для ЕГЭ из того, что мне нравилось в школе. Так я выбрал историю, обществознание и английский язык. В день, когда пришли результаты экзаменов, я узнал о программе «Политология и мировая политика». Помогло и то, что меня в принципе привлекала политическая сфера. Кроме того, обучение на программе ведется на английском языке. Я воспринял это как вызов для себя, через который можно прокачать свои навыки. Конечно, сыграла роль и репутация вуза, в частности, я знал, что сюда поступали многие олимпиадники.

– Какие у Вас общие впечатления от учебы?

– Впечатления самые отличные. Во-первых, я доволен тем, что закончил англоязычную программу и заметно повысил уровень владения языком. Во-вторых, мне понравился фокус программы на методологии. Обычно у политологии репутация скорее теоретической науки, а в Питерской Вышке существует классный баланс между теорией и практикой. Нам преподавали множество методов анализа данных, как качественных, так и количественных. Это расширяет и горизонт знаний, и перспективы для студентов.

– Как у Вас сформировался интерес к анализу данных?

– Главный источник интереса – превосходнейшие курсы в рамках майнора по data science. Вообще, майнор – это самая крутая вещь, которую мало где встретишь в российских университетах. Обычно абитуриенту сложно определиться с тем, кем быть и чем заниматься через 4 года. И здорово, что можно немного скорректировать свою траекторию, посмотреть на другие области знаний. Кроме того, очень хорошо преподавались и курсы по анализу данных на самой программе.

– Недавно Вы успешно защитили Вашу выпускную квалификационную работу. Расскажите, пожалуйста, о Вашем исследовании.

– Моя работа посвящена факторам успешности петиций на портале «Российская общественная инициатива». В начале года мой научный руководитель Юрий Кабанов познакомил меня со статьей, где анализировались лингвистические особенности интернет-петиций и их влияние на количество голосов, поданных за эти петиции. Мне показалось эта тематика интересной. Я решил посмотреть, как это работает на примере России. Кроме того, в рамках ВКР я мог попробовать много разных методик анализа данных: это и тематическое моделирование, и анализ тональности, и регрессионный анализ. Что касается итогов работы, мне удалось получить интересные результаты. Например, что более экспрессивные и конкретные по содержанию петиции получают больше голосов. Кроме того, тематика петиций также влияет на их успешность.

– Недавно Вы приняли участие в разработке проекта Центра политической конъюнктуры «Первый Робот – Политолог». Расскажите, пожалуйста, как появилась эта идея и в чем заключается проект?

В начале этого года мы с Михаилом Карягиным, ведущим экспертом ЦПК, вдохновились результатами ChatGPT и тем, как развивались нейросети. Стали думать, как можно было бы применить их в политической сфере. Конечно, в качестве эксперимента политологи уже используют ChatGPT, например, для подготовки каких-то специализированных текстов. Однако это не всегда работает в сфере политической экспертизы. Главная проблема – данные, на которой обучали ChatGPT, не всегда релевантны для освещения политических сюжетов. Мы стали думать, как заполнить этот пробел. Создание отдельной нейросети – это очень ресурсоемкий и трудоемкий процесс. Но мы нашли архитектуру, которая позволяет использовать существующие языковые модели в совокупности с собственными текстовыми данными. Так мы и создали «Первого Робота-Политолога». Он использует чат для генерации текста, но ответ создается на основе сформированной нами базы данных: в данном случае это политологические журналы и корпус текстов от политических экспертов.

– Как Вам кажется, кем будет востребован этот инструмент?

– Мы его рассматриваем как вид политической технологии, который может быть востребован экспертами и практиками. Это инструмент навигации в политологической литературе и способ сэкономить время на рутинных задачах. Но также «робот – политолог» может стать и источником инсайтов для экспертов.

– Как Вам кажется, какие перспективы у применения искусственного интеллекта в политической сфере, в целом?

– Мне кажется, искусственный интеллект будет проникать в мир политического так же, как он проникает во все остальные области. Это очень универсальный инструмент, который выполняет задачи быстрее и зачастую рациональнее. Но тут все упирается в то, как его будут контролировать в таких чувствительных сферах, как политика. Сейчас на этот счет идут активные споры, и мы находимся на перепутье. Но связь политики и ИИ очень релеванта.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим абитуриентам?

– Прежде всего, не бросайте учиться. Иногда появляется ощущение усталости от учебы. Но надо внимательно относиться ко всем предметам, никогда не знаешь, что пригодится. А еще, пытайтесь участвовать в разных активностях. Когда подходишь к магистратуре, понимаешь, как важны были различные внеучебные мероприятия и проекты.