• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
07
Апрель

«Меня поразило, что литература может быть такой», — Александра Букша о Digital Humanities и своей дипломной работе

На программе «Филология» завершилась пора защиты дипломов. Александра Букша провела исследование на тему «Эвристический потенциал и юзабилити дигитальных ресурсов по русской литературе: UX-исследование». Выпускница изучила, насколько удобны популярные цифровые ресурсы по литературе для пользователей. В интервью Александра рассказала об интересных отечественных цифровых проектах, их применении на школьных уроках литературы, а также поделилась советами по успешной защите для будущих вышкинских дипломников. 

«Меня поразило, что литература может быть такой», — Александра Букша о Digital Humanities и своей дипломной работе

© Анастасия Астафьева

— О чем был ваш диплом?

— Если коротко, то я исследовала, насколько удобны для пользователей популярные цифровые ресурсы по литературе, такие как «Поиск по Толстому», Chekhov Digital и Pushkin Digital. В теоретической части своей работы я рассказываю, как развивались Digital Humanities в России и мире, а также подробно разбираю цифровые литературные проекты и ресурсы. В практической главе я рассматриваю то, как люди взаимодействуют с такими ресурсами. Для этого я провожу опросы и специальные интервью, анализирую тестовые задания и комментарии пользователей при их выполнении. Потом составляю список рекомендаций как для каждого конкретного ресурса, так и в принципе для цифровых проектов по литературе. Кстати, для этого мне пришлось разобраться в основах UX-дизайна и проектирования пользовательского опыта. Эти знания сейчас довольно востребованы, так что я уверена, что они мне еще пригодятся.

— Почему вы решили писать именно на эту тему?

— Область Digital Humanities заинтересовала меня еще на втором курсе, когда мы впервые коснулись цифровых проектов на дисциплине «Ключевые тексты мировой литературы». На следующий год мы подробнее стали в этом разбираться на «Цифровых методах для гуманитариев». Тогда меня поразило, что литература может быть такой — структурированной, визуализированной, интерактивной, и все это в цифре. Мне показалось, что именно такой подход может увлечь тех, кто считает обычное чтение скучным. Любовь к литературе нам начинают прививать еще в школе, поэтому важно уже на этом этапе помочь этой любви окрепнуть. Так сформировалась тема моей третьей курсовой работы — «Проекты Digital Humanities в преподавании литературы в школе». В итоге я поняла, что цифровые проекты по русской литературе — эффективный, но недоработанный инструмент, который нужно усовершенствовать, чтобы он был доступен любому школьнику.

— Как преподаватели помогали вам с написанием работ?

— Научный руководитель, на мой взгляд, играет очень важную роль при написании как курсовых, так и дипломных работ. На протяжении четырех лет я работала с разными преподавателями и ни один меня не оставил на произвол судьбы. Все помогали при первой же просьбе, советовали научную литературу, проверяли работу на разных этапах и давали рекомендации по ее улучшению. Но так оно бывает не всегда, со стороны студента тоже должны соблюдаться договоренности: дедлайны, поддержание связи, инициативность, ведь любая академическая работа строится на взаимном уважении.

— Трудно ли было писать диплом?

— С темой диплома мне помогла моя научная руководительница — Анастасия Владимировна Колмогорова. Я знала, о чем примерно я хочу писать, но еще не определилась с конкретикой. Мы сошлись на теме не с первого раза: первая предложенная тема мне не понравилась, и мы стали думать дальше. Кажется, это важно — понимать, что не все идеи научного руководителя будут релевантны именно для вас. Это нормально, главное — продолжать диалог и грамотно доносить свою позицию. Нужно помнить, что научный руководитель и вы смотрите на исследование с разных точек зрения, которые одинаково важны. Поэтому не нужно слепо, без своих мыслей выполнять все, что говорит преподаватель. Также не стоит слишком остро реагировать на критику. Если вам не объяснили, почему что-то плохо, — спросите.

— Ваш диплом носит более прикладной характер. Каково это — быть филологом-практиком?

— Интересно, но местами — не без паники. Большую сложность вызвал поиск респондентов — их поначалу набралось довольно немного, и практически каждого приходилось чуть ли не упрашивать принять участие в исследовании. Но в итоге все получилось — в большей степени благодаря моим коллегам и друзьям. Работая над дипломом, я поняла, как важно участвовать во всевозможных опросах, которые порой нам присылают коллеги. Для тебя это всего 20 минут, а для исследователя — ценнейший научный материал, который действительно может что-то изменить.

— Как прошла защита? Какие были ожидания и страхи?

— К моменту защиты я уже так устала, что почти ничего не боялась. Также очень помогло то, что до собственной защиты студенту разрешается посетить защиты коллег. Там все становится реальнее, не так фантастически-страшно. Ты видишь, что в комиссии заседают обычные люди, которые с интересом тебя слушают, шутят и улыбаются, а потом задают вопросы, дающие возможность рассказать о том, что ты сократил из-за экономии времени. Кроме того, тебе обязательно дадут рекомендации по дальнейшему развитию исследования. Цели завалить у них точно нет, они за тебя и твое исследование, просто им нужно в нем разобраться. Поэтому, кстати, говорить лучше ясно и громко. Еще здорово, если твой научный руководитель присутствует на защите и сам зачитывает свой отзыв.

— Какие советы вы можете дать будущим вышкинским дипломникам?

— Не выбирайте тему, которая вам никак не откликается. Можно, конечно, кликнуть тему из списка только ради классного научного руководителя — но писать работу вам, не ему. Все мои друзья выбрали темы, которые были им интересны, над которыми они работали для себя, а не для диплома. С такой же страстью мы рассказывали комиссии о наших исследованиях — потому что это было действительно то, чем мы горели полгода. Это видно в текстах работ, это было видно и на защитах. Да и в оценках тоже.

— Собираетесь ли вы связать свою жизнь с цифровыми гуманитарными науками? Как в этом помогла вам ВШЭ?

— Вышка как раз и открыла для меня Digital Humanities, за что я ей, конечно, благодарна. За эти четыре года я сильно выросла как в мышлении, так и в профессиональном плане. Очень многое попробовала — в нашем вузе, кажется, можно заниматься чем угодно, если есть желание. То же можно сказать и о нашей программе: она очень многогранна и дает возможность испытать себя буквально во всем, что включает в себя филология. Конечно, время дистанта забрало большую часть студенческой жизни, но научило нас самоорганизации, учебе и дружбе сквозь часовые пояса и расстояния. Сейчас моим основным научным интересом является образование. В дальнейшем я собираюсь поступать в магистратуру и развивать проект по внедрению цифровых ресурсов в школьные уроки литературы. Основой для этого проекта как раз и стали мои курсовые и дипломная работы. Однако нужно еще расширить свои знания в области педагогики и дизайна образовательного опыта, в чем как раз и поможет мне магистерская программа.

Беседу вела Диана Цховребова, редактор Антон Азаренков