• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

В петербургском кампусе Высшей школы экономики выступил профессор Андрей Яковлев

Профессор Яковлев проанализировал экономические и политические причины нынешнего кризиса, показал историю его развития, обсудил с собравшимися возможные сценарии развития ситуации.



Как отметил Андрей Александрович, нынешняя экономическая ситуация корнями уходит в начало двухтысячных, именно тогда была проведена одна из самых успешных реформ – реформа «Российского союза промышленников и предпринимателей» (РСПП), были созданы две новые организации – «ОПОРА России» и «Деловая Россия». Эти ассоциации были уполномочены представлять и защищать интересы малого и среднего бизнеса. Налоговая реформа, уменьшение административных барьеров, резкий спад криминальной активности – вот те факторы, которые послужили первым этапом в нахождении компромисса между государством и предпринимательством.

Как отметил профессор Яковлев, «это было время, когда слово руководителей страны имело вес и не расходилось с делом». В 2003-2004 гг появилась вполне понятная модель отношений бизнеса и власти с вполне понятной логикой, что давало ощущение долгосрочной стабильности и позволяло рынку расти. Сложившаяся после этого новая система удивительным образом просуществовала почти пятилетие, опираясь на бурный экономический рост и приток в страну инвестиций.

«Для бизнеса очень важна политическая стабильность, - объясняет Андрей Яковлев.  -Логика была такая: да, у нас есть коррупция и нет политических свобод, но есть определенные (пусть неформальные) правила игры, и если ты их придерживаешься - ты можешь делать свой бизнес. Да, есть риски силового давления на бизнес, но они перекрываются высокой маржой на большом и растущем рынке. Стоит подчеркнуть, что это ощущение долгосрочной стабильности было не только у бизнеса, но и у бюрократии. Среди чиновников, считавших, что они еще долго будут сидеть в своих креслах и столь же долго смогут контролировать финансовые потоки в бизнесе, преобладала логика, которую можно описать фразой "не надо резать курицу, несущую золотые яйца"».

 Ожидания «сломались» в 2008 году, экономический кризис стал шоком не только для населения страны, но и для государственной структуры. Падение отечественной экономики на 8-9%, обвал котировок, снижение цен на основные статьи экспорта - сырьевые ресурсы, а так же перекосы в подаче информации.  Эти факторы привели к массовым увольнениям и закрытию ряда предприятий. Однако в противовес негативным факторам началось укрепление социальной сферы. Кризис 2008-2009 годов стал двигателем внешнего и внутреннего давления на власть, что привело к изменению политики, в том числе и экономической.

Бизнесу была обещана поддержка и свобода от давления чиновников: «надзорные каникулы», полная амнистия возвращенных капиталов и мораторий на налоговые изменения. Частную собственность и свободу предпринимательства назвали базовыми ценностями, контроль за госкомпаниями, наоборот, было решено ужесточить. Санкции и снижение цен на нефть нужно использовать для модернизации экономики, говорили чиновники, другого выхода просто нет. Руководство страны на заработанных нефтедолларах хотело построить «государственный капитализм», но реализовать эти планы не удалось. После 2011 года реальной опорой власти стали силовые структуры и налоговые органы.

Пытаясь сформировать личную подушку безопасности, чиновники, принимающие решения, стали «давить» на предпринимателей. При этом механизм разрешения споров, успешно работающий во всем мире, – судебная система – в нашей стране сращивалась с чиновничьим аппаратом и коррумпировалась.

В 2012 году наметились первые признаки торможения, вылившегося в сегодняшнюю стагнацию. Начиная с весны прошлого года, на ситуацию в экономике все большее влияние стала оказывать политика. Многие долгосрочные стратегические инициативы потребовали корректировки.

«Попытки предложить иную модель развития предпринимались, но сформировать ее так и не удалось, поэтому мы снова оказались в идеологическом кризисе, подобном тому, который был в конце 60-ых годов прошлого века», - отметил Андрей Яковлев.

Кризис 2015 можно сравнить с ситуацией 1998 года, отличие в основном только в уровне жизни населения и, что хуже всего, в высоком уровне неопределенности и негативных ожиданий. Тогда существовали какие-то идеи реформирования экономики, как показывает текущая ситуация, у правительства нет антикризисного плана, а в бизнес сообществе царит глобальный пессимизм.

Как считает профессор Яковлев, давать прогнозы сейчас – дело неблагодарное. Можно предположить, что будет падение ВВП на 2-6% ; тяжелее всего ситуация окажется в городах-миллиониках, а наибольшие потери понесут торговля, строительство и финансовый сектор. Реальный же сектор может даже вырасти, так как эффект девальвации дает и положительный эффект. Если для отдельных компаний санкции обострили ситуацию с кредитами и импортными комплектующими, то для металлургических и химических предприятий, которые в последние годы были в кризисе, девальвация может привести к повышению доходности. Главное суметь воспользоваться ситуацией, как это в свое время сделал Китай: в 2000-ых годах мы продавали им металл и росли на этом, а Китай параллельно строил заводы и наращивал собственные мощности, что позволило ему из импортера превратиться в экспортера.

Участники недавно проходившего Гайдаровского форума уверены, что проблемы российской экономики носят структурный характер. Старая энергосырьевая модель исчерпана, она не может дать ни устойчивого роста, ни стимулов для инвестиций в реальное производство.

 «Возникла система избыточного и часто противоречивого регулирования, и экономические агенты, предпринимая что-либо, почти гарантированно что-то нарушают. Исполнить все действующие нормативные акты невозможно, поэтому бизнес боится инвестировать», - так определяет одну из главных проблем российской экономики директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ.

 Подготовила Светлана Алексеева