• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Образование в период Адзути-Момояма

Каким бы турбулентным и богатым на события ни был той или иной период в истории, люди никогда не прекращали учиться. Однако особенности эпохи не могли не отражаться на учебном процессе.

Канадзава бунко: современный вид (музей)

Канадзава бунко: современный вид (музей)
Источник: https://www.museum.or.jp/

В Средние века мало какое государство могло сделать этот процесс системным хотя бы для одного слоя населения, и едва ли ему удавалось создать единый стандарт обучения. К тому же, каждое следующее поколение чаще всего оказывалось в новых условиях и сталкивалось лицом к лицу с ранее неизвестными фактами и предметами, могло по-другому понимать устоявшиеся нормы морали. Школам приходилось подстраиваться под меняющиеся условия и наравне с изучением древних текстов давать своим ученикам актуальные знания.

В период Адзути-Момояма учебным заведениям Японии также приходилось нелегко. Огонь междоусобных войн уничтожал не только родовые замки враждующих сторон, но и храмы, города, книги и документы. Главы воинских кланов зачастую гибли в довольно молодом возрасте, и их совсем ещё юным наследникам приходилось вместо учёбы заниматься делами семьи: направлять все силы на то, чтобы соседи не воспользовались удобным моментом и не уничтожили ослабевший ненадолго клан, не захватили его территорию и не переманили вассалов. Поэтому применительно ко всей «эпохе воюющих провинций» (или Сэнгоку, вторая половина XV-начало XVII вв.), включающей в себя период Адзути-Момояма, справедливо говорить лишь о неких «очагах просвещения», но не о полноценной системе образовательных учреждений.

Опорными пунктами просвещения во второй половине XVI в. были буддийские храмовые школы (кангакуин), научные резиденции (гакумондзё) и книгохранилища (бунко). Все они изначально имели китайские корни, однако были с течением времени значительно переработаны и даже взяли на себя дополнительные функции. Важную роль сыграли и христианские школы, открытые миссионерами, впервые прибывшими в Японию в 1540-ых гг.

Кангакуин в целом приветствовала стремление к знаниям и была наиболее эгалитарным учебным заведением – в ней все были равны вне зависимости от социального статуса.

Буддийские школы кангакуин начали появляться ещё в IX-X вв. при буддийских храмах. Первая из них, Кангакуин, была основана могущественным в то время кланом Фудзивара в 821 г. Она стала прообразом для остальных таких школ и разделила с ними своё название. В 1300 г. буддийская школа Конго: саммайин составила устав, который стал эталоном для подобных заведений на многие годы. Учителями в буддийских школах были монахи, и в зависимости от места они могли быть как действительно образованными и грамотными, так и знающими лишь необходимый минимум. Работа с учениками никак не оплачивалась, а потому не приносила дохода. Учащиеся, конечно, могли сами делать своим наставникам подношения в качестве благодарности, однако это не могло обеспечить учителям достойную жизнь.

Самих учеников было немного – в обычной буддийской школе набиралось около 10-30 слушателей, причём во время войн большинство из них разбегалось и не заканчивало обучение, длившееся примерно 3 года при среднем возрасте учеников 9-10 лет. Присутствовать на лекциях (самый распространённый вид занятий) в кангакуин мог не только тот, кто записался на обучение, но и любой другой служитель того храма, при котором работала школа.

Кангакуин в целом приветствовала стремление к знаниям и была наиболее эгалитарным учебным заведением – в ней все были равны вне зависимости от социального статуса. Простолюдины отдавали туда детей, надеясь, что те смогут благодаря полученному образованию выбиться в люди и улучшить своё материальное положение. Кардинально изменить свою судьбу таким образом стремились многие семьи, что соответствовало господствовавшему в то время понятию гэкокудзё («низшие одолевают высших»), упоминавшемуся в предыдущей статье. При этом в период Адзути-Момояма в буддийские школы своих детей старались отправить все крупные и средние военачальники. Например, опыт обучения в кангакуин был у Токугава Иэясу и Ода Нобунага, двух объединителей Японии и главных героев эпохи.

Чему же учили в буддийских школах? Традиционными предметами являлись литература, письменность, богослужение (всё, связанное с буддийским церемониалом), чайная церемония, японская поэзия жанров вака и рэнга. Ранее, когда главенствующее положение в обществе занимала аристократия, в кангакуин обучали, к примеру, и музыкальной культуре. Однако в XIV-XVI вв. власть перешла к воинскому сословию, и появилась нужда в других предметах. На смену занятиям музыкой, играми и ароматами пришли воинские искусства и исёкудзю (практическая дисциплина о еде, жилище и одежде). Учились ученики преимущественно по известным в те годы учебникам Мидзукара кагами (Личное зерцало) и Сэкё сё (Письменное зерцало времён). Самой известной же буддийской школой была Асикага гакко, основанная ещё в XIV в. сёгунами династии Асикага. К концу Адзути-Момояма в этой школе обучалось почти 3 тысячи человек.

Однако получить образование можно было и дома (учащиеся в кангакуин чаще всего покидали семью и жили при храмах). Более состоятельные феодалы могли себе позволить обучаться в домашних научных резиденциях гакумондзё.  Также гакумондзё называли библиотеки для работы с рукописями в буддийских монастырях (чем шире становилась сеть буддийских школ, тем больше строилось научных резиденций) и культурно-научный центр в императорском дворце в Киото (Огакумондзё). В гакумондзё специально приглашённые наставники обучали не слишком хорошо образованных военачальников периода раздробленности, там же всем домашним читались лекции, иногда проводились чайные церемонии и отрабатывались приёмы обращения с оружием.

Видя в японцах благодарных и восприимчивых к новым знаниям учеников, а также желая увеличить количество своих последователей, миссионеры начали открывать начальные школы при построенных ими же церквях.

В научных резиденциях нередко музицировали и пели. Ещё их могли на время давать в пользование учёным. К сожалению, многие научные резиденции и хранившиеся в них рукописи погибли в период Адзути-Момояма, и информацию о них ещё предстоит восстанавливать. Однако можно с уверенностью сказать, что наличие гакумондзё в родовом замке крупных военачальников и феодалов приветствовалось. Во-первых, популярность научной резиденции императора не падала даже в это неспокойное время. А во-вторых, гакумондзё имели в своих замках такие личности как Токугава Иэясу и Тоётоми Хидэёси.

Желающие узнать о чём-то их интересующем больше могли обратиться к книгохранилищам бунко. Традиция собирать и хранить рукописи возникла в высших кругах ещё в VIII в., а в XIII в. было построено крупнейшее книгохранилище, чьи источники не без потерь дожили до наших дней – Канадзава бунко. Им в период Адзути-Момояма пользовался уже неоднократно упомянутый Тоётоми Хидэёси, что говорит о большой значимости книгохранилища.

Относительную грамотность даже простого населения крупных городов того времени отмечали прибывшие в Японию во второй половине XVI в. католические миссионеры. Например, Алессандро Валиньяно (1639-1606) писал, что японцы очень способные и быстро усваивают материал, причём особых трудностей не вызывает у них даже иностранный язык. Видя в японцах благодарных и восприимчивых к новым знаниям учеников, а также желая увеличить количество своих последователей, миссионеры начали открывать начальные школы при построенных ими же церквях. К 1580 г. количество таких школ по неточным данным приблизилось к двумстам. В число изучавшихся там предметов входили математика, основы христианства, псалмы, грамота (латинский, португальский, японский), а где-то также преподавалась японская история и литература.

Кстати, именно к тем далёким временам относится появление латинской транскрипции японских слов романдзи, которой мы, хоть и с некоторыми изменениями, но пользуемся и сегодня. Помимо начальных школ, христианские миссионеры открыли и учебные заведения других типов – семинарии, колледжи и академии. Там японцы-христиане должны были продолжать обучение и глубже изучать такие предметы как, например, философия, литература, живопись, латинский язык. Семинарии и колледжи, появившись впервые в 1580-е гг., проработали с переменным успехом около тридцати лет, а вот академии не сумели зарекомендовать себя и довольно быстро прекратили своё существование.

Также в период Адзути-Момояма, как пишет много занимавшийся темой образования в древней и средневековой Японии А.Ф. Прасол, существовали ещё некоторые виды школ, уходящие корнями в VIII-IX вв. – различные клановые научные школы (кагаку) и провинциальные школы (кокугаку). Однако данных об их деятельности в рассматриваемую нами эпоху сохранилось немного.

Какие же выводы из всего вышесказанного мы можем сделать? Образование в Японии последней трети XVI в. было часто несистемным, но всё же приносило ощутимые результаты. Количество грамотных японцев как среди представителей воинского сословия, так и среди простолюдинов было довольно большим и даже обгоняло европейские показатели.

Отсутствовала чёткая единая система образования, однако обилие разных школ давало возможность практически каждому желающему получить образование и найти своё место в обществе. Тем, кому не хватало знаний, полученных в школе, был открыт доступ в книгохранилища и домашние научные резиденции (хотя этот вариант был доступен скорее для детей из родовитых семей). Христианские миссионеры вместе с верой привезли в Японию новые виды школ и новые знания, сделав тем самым весомый вклад в становление образования уже в последующий период, в который Япония вступала хоть и опустошённой войнами, но уж точно не безграмотной.

Дина Кожухова

Список источников

  1. Становление образования в Японии (VIII - XIX века) / А. Ф. Прасол. – Владивосток: Дальнаука, 2001. – 390 с.
  2. Россия и АТР. Научный журнал Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Статья А.Ф. Прасола “Японское образование и воспитание в XII—XVI вв.” [Электронный ресурс].
  3. Лещенко Н.Ф. Япония в эпоху Токугава / Н.Ф. Лещенко. – 2-е изд., доп. – М.: Крафт+, 2010. – 352 с.
  4. Понятия и категории. Вспомогательный проект портала ХРОНОС [Электронный ресурс].
  5. История Японии: Учебник для студентов вузов / Под. ред. Д.В. Стрельцова. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Издательство “Аспект Пресс”, 2020. - 592 с.

Дальше

Другие темы курса