• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Бульварные газеты: информация для всех?

Бульварные газеты: информация для всех?

Общественно-политические газеты конца XIX века, заменившие литературные журналы, в основном, всё-таки были рассчитаны на традиционную читающую аудиторию. Однако тем временем рос спрос и на так называемую «малую прессу», дешёвую и не обремененную сложной публицистикой.

После отмены крепостного права население городов значительно увеличилось за счёт миграции бывших крестьян, которые присоединялись к совершенно новому для себя городскому сообществу. Люди, оторванные от традиционного патриархального уклада крестьянской общины и вовлечённые в стремительный темп городской жизни, формировали разношёрстную городскую толпу, а затем – городскую массу. Росла и грамотность городского сообщества[1].

Первой столичной «бульварной», рассчитанной на широкую аудиторию, газетой можно назвать «Петербургский листок» (выходивший в 1864-1918 гг.). Целью газеты было освещение исключительно городской жизни – городских сенсаций, культурных мероприятий, рекламы местных предпринимателей[2]. В первые годы выпуска в этой газете печатался роман Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы» (писатель был вдохновлен «Парижскими тайнами» Эжена Сю, с которых и началась популярность ориентированной на сенсационность и криминальные сюжеты массовой литературы).

В 70-80-е гг. XIX века за популяризацию низких жанров, упор на сенсации и развлечения «Петербургский листок» высмеивали авторы более престижных изданий, также он часто страдал от цензурных ограничений. Однако за четверть века численность обитателей «петербургских трущоб» и их потребность в доступном печатном издании выросли настолько, что бульварная «Газета-Копейка» (1908-1918 гг.), уже без оглядки на критику и с минимальным цензурным воздействием, стремительно завоевала огромную популярность и коммерческий успех.

«Газета-Копейка» завоевывала читательскую аудиторию теми же методами, что и «Петербургский листок», но использовала их гораздо активнее и смелее. Она привлекала внимание не просто сенсациями, но ярким акцентом на насилии. Каждый номер включал в себя большое количество описаний самоубийств, грабежей, убийств; для этого существовали специальные регулярные рубрики[3]. Кроме того, на первой странице каждого номера публиковалось его краткое содержание, и большинство пунктов всегда были связаны с насилием.

 

[1] Согласно статистическим подсчетам А.Г. Рашина в работе «Население России за сто лет», в 1863-79 гг. процент грамотных людей составлял 55.6%, а в 1910 уже 75.5% (грамотных мужчин 85.2%, женщин – 64.3%). Рашин, А.Г. Население России за сто лет (1813-1913). М.: Государственное статистическое издательство, 1956. 295-300 с.

[2] Сонина, Е. С. Петербургская универсальная газета конца XIX века. СПб: Издательство С.-Петербургского университета, 2004. С. 48.

[3] Например: «Газета-Копейка», №2, 20.06.1908, раздел под заглавием «Самоубийства» на странице 3.

Сексуальные отношения как элемент, привлекающий внимание, также были включены в каждый номер. В основном это были новости о преступлениях или юмористические описания неудачных любовных похождений маргинальных слоев населения. Однако сексуальные отношения, связанные с насилием (изнасилование, совращение), упоминались чаще обычных интрижек. Обилие криминальных новостей в «Газете-Копейке» не было обусловлено важностью публикации всей петербургской хроники, как в «Петербургском листке» - печатались сообщения о преступлениях из всех регионов Российской империи.

Стоит отметить и язык публикаций, который изобилует отсылками к сформировавшейся в то же время массовой литературе – например, детективам о сыщике Нате Пинкертоне. Криминальный роман к началу XX века стал довольно популярным литературным жанром среди городского населения. Исследователи связывают его привлекательность с острым восприятием бывшими сельскими жителями урбанистической среды – скученностью и быстрым темпом жизни, возможностью быстрой смены социального статуса, доступностью разных способов обогащения[1]. Этим можно объяснить и высокий интерес к реальной криминальной хронике.

Методы привлечения внимания сработали превосходно. «Газета-Копейка» необычайно быстро набрала аудиторию, привлекая её низкой ценой, громкими заголовками и сенсационными новостями. Следствием стал и огромный коммерческий успех. Собственная типография редакторов «Копейки» быстро богатела, появилась возможность выпускать иллюстрированные дополнения, росли цены на рекламу (60 коп. за объявление на первой странице, 30 коп. – на последней странице в первом номере; 75 коп. на первой и 40 коп. на последней странице в 58-м номере; один рубль на первой, 60 коп. на последней странице и 1 р. 20 коп. внутри текста – в 1910 г.) и количество объявлений.

Уже на второй месяц издания газеты рекламные объявления занимали всю последнюю страницу газеты и регулярно помещались на значительной части первой. «Копейка» неоднократно высмеивалась за обилие рекламы, однако именно объявления позволяли редакции удерживать установленную цену в одну копейку на протяжении всего выпуска газеты.

 

[1] Рейтблат, А.И. От Бовы к Бальмонту (и другие работы по исторической социологии литературы). М.: НЛО, 2008. С. 294.

Безусловно, газета включала в себя не только криминальную хронику и рекламу. В отличие от «Петербургского листка», «Копейка» с первого номера подробно освещала не только городские, но и общероссийские и мировые политические новости. Программой издания была объявлена борьба с невежеством, развитие «просветленного сознания» и «делового отношения к жизни», поэтому в регулярно печатались общественно-политические статьи, соответствующие народническому направлению, а также романы реалистического направления, посвященные социальным проблемам.

Один из главных редакторов «Копейки» Владимир Анзимиров с первых номеров публиковал свою серию заметок о социально-экономических реформах на примере других стран[1]. Кроме того, в газете не были редкостью просветительские и научно-популярные статьи (например, о правильной гигиене – в разгар эпидемии холеры), а среди объявлений часто встречалась реклама курсов дополнительного образования.

Акцент же на скандалах и криминальной тематике, очевидно, был рассчитан на популярность среди широких масс, и этот расчёт оправдался – тираж газеты стремительно рос, позволяя выпускать дорогостоящие специализированные дополнения (например, цветной иллюстрированный литературный журнал «Солнце России», привлекавший уже не скандалами и сенсациями, а качеством работы) дополнений стремительно рос, собственные типографии редакции активно работали и в Санкт-Петербурге, и в Москве.

 

[1] В №33 (26.07.1908) серию зарисовок было решено превратить в автобиографический роман под названием «Муть».

В 1917 петербургская типография «Копейки» из-за своей высокой производительности была захвачена Петроградским советом рабочих депутатов. Здесь начала выпускаться газета «Известия», впоследствии ставшая рупором советской власти.

Елена Кушарина

Список литературы

  1. Рейтблат, А.И. От Бовы к Бальмонту (и другие работы по исторической социологии литературы). М.: НЛО, 2008. 448 с.
  2. Сонина, Е. С. Петербургская универсальная газета конца XIX века. СПб: Издательство С.-Петербургского университета, 2004. 357 с.
  3. Жилой дом акционерного общества издательского дела «Копейка» // Citywalls: http://www.citywalls.ru/house7325.html?s=o7tio28vaj2nd5574o516bvir3

Дальше

Другие темы курса