• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

07/18.08.1711, вт. П. и Екатерина под Каменцем-Подольским.




7.08.1711
7.08.1711
Екатерина Алексеевна (Скавронская Марта, Крузе Марта, Трубачева, Катерина, Катерина Васильевская, Васильефская, Катерина-сама-третья, Матка, царица, Государыня), царица, императрица Екатерина I. , Шереметев Борис Петрович (25.04.1652 – 17.02.1719), комнатный стольник (1665), боярин (1682), белгородский воевода (1692), путешествие за границей (1697 – 1699), генерал-аншеф (1700), генерал-фельдмаршал (1702). Жены: 1-ая (до 1671) Евдокия Алексеевна (рожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая (ок. 1713) Татьяна Петровна (рожд. Лопухина); Анна Петровна (вдова Л.К.Нарышкина, рожд. Салтыкова (1677 или 1678 – 1728)., Скорняков-Писарев Григорий Григорьевич (Писареф), обер-прокурор, Артамонов В.А., историк , Поцей Людвиг-Константин (Поцей, Пацай, Попейя, Потей, Pociej Ludwik-Konstanty) (1664-30.01.1730), подкоморий Брестский (1697), стражник Литовский (1698), подскарбий великий Литовский (1703) гетман польный Литовский (1709), каштелян Виленский и гетман великий Литовский (1709), маршалок трибунала Литовского (1714) воевода Виленский (1722). Жены: 1-ая Аниела (Анеля) (рожд. Загоровская); Эмеренсианна (рожд. Варшицкая). , Сенявская Елизавета-Елена (Синявская, Sieniawska Elzbieta Helena) (1669 – 1729), жена А.Н.Сенявского (с 1687) , Балюз Жан-Казимир, де, (Ян, Baluze Jean- Casimir, de) (04.08.1648 – 02.06.1718), французский дипломат польского происхождения, посол в России (1702 – 1713) , Хоментовский Станислав (Chomętowski Stanisław), староста Радомский, воевода Мазовецкий, польский посол , Кампенгаузен Иоганн-Балтцар, фон, полковник, Собеский Константин, королевич, брат Александра и Якуба Собеских


П. и Екатерина под Каменцем-Подольским, П. кушал за три мили от крепости, в шатрах у Станислава Хоментовского, воеводы Мазовецкого, потом ехали еще 3 мили до местечка Гусятин, где ночевали[1]. П. (и Екатерину?) встречали жена великого коронного гетмана Е.Е.Сенявская, королевич Константин Собеский, великий литовский гетман Л.К.Поцей с женой Анелей и все польские сенаторы. Поляки не знали об условиях Прутского мира и приветствовали царя панегириками, сравнивая с Александром Македонским и Юлием Цезарем, однако опасались, как бы Речь Посполитая не понесла ущерба при проходе Карла XII через Польшу. Позже, когда стали известны истинные результаты Прутского мира (о чем Турция оповещала весь свет), поляки вступили в переговоры с османами о выборе нового короля[2]*.

Письма и бумаги П.: 1. Б.П.Шереметеву письмо об удовлетворении по челобитной майора И.Б.Кампенгаузена о повышении в ранге: «Детина добр и языка знает и полки руския»[3]; 2. Г.Г.Скорнякову-Писареву письмо с предписанием осмотреть местность между Днепром и Двиной на предмет устройства шлюзов, сделать тайно чертеж[4].

Комментарий.

* 11.09 н.ст. Ж.К.Балюз писал из Варшавы, что из разных источников до него дошли слухи, что П. недоволен своими союзниками и что «царь сказал супруге краковского воеводы, что король Шведский возжог войну, а они поддерживали ее деньгами и что царь в ответ на комплимент этой дамы “Пришел увидел, победил”, повторял несколько раз “Не совсем” ( pastant), а когда она выразила ему свою радость по поводу его благополучного возвращения, царь снова сказал, что счастие его заключается лишь в том, что вместо ста ударов, которые он мог получить, ему дали только пятьдесят. Все согласны в том, что его конница пострадала и что сам он и все его войско неизбежно попали бы в руки турок, если бы только сии последние продолжали их окружать еще три дня, не вступая с ними в сражение, как и предлагал поступить король Шведский <…>. В обществе распространено мнение, что московский двор роздал несколько миллионов, чтобы достигнуть этого мира, что быстрый и ускоренный отъезд его из Ярославля похож на бегство из опасения быть застигнутым королем Шведским, который должен пройти через Польшу в сопровождении турок и татар, так царь согласился на этот проход и на этот конвой»[5]. Фактическое поражение России сразу же сказалось на ее международном положении. В августе-сентябре происходили переговоры турецко-татарской делегации со Станиславом Хоментовским, Л.К.Поцеем и другими панами об условиях исполнения Прутского мира применительно к Польше. Поляки поздравляли турок с победой, утверждали, что русские уйдут, как только Карл XII проследует через Польшу. Турки заявили о намерении поддерживать мир с Речью Посполитой, признавали за ней Украину. Эта позиция подстегнула поляков нажать на П., чтобы он вывел войска и отдал Правобережную Украину Речи Посполитой. Но все же, по мнению В.А.Артамонова, поляки не решились на тесное сближение с османами, и их «трения с русским союзником в 1710-1714 гг. не доходили до того, чтобы большинство шляхты встало на сторону противников России»[6], а для нее, потерявшей прежний полтавский престиж, было важно сохранять влияние на польские дела, хотя с Правобережьем ей все-таки пришлось расстаться. Это стало прямым следствием поражения при Пруте.

 

 


[1] ПЖПВ. 1711 г. С. 84.

[2] Артамонов. Россия и Речь Посполитая. С. 101.

[3] ПБП. 11-2. № 4676. С. 80.

[4] ПБП. 11-2. № 4677. С. 81.

[5] РИО. 34. С. 80-81.

[6] Артамонов. Россия и Речь Посполитая. С. 103-104.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.