• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

01.03.1715, вт. П. в СПб.




1.03.1715
1.03.1715
Санкт-Петербург; также: Питербурх. Санкт- Петер-Бурх. Питер, СПб, Аландские о-ва (Аланта острова, Аланды, Галанты, швед. Aland, фин. Ahvenanmanner . Финляндия), о-ва, Стокгольм (Штокголм, Стокхольм, Стекольна, Stockholm. Швеция), г., Польша (Полское государство, Полская земля, Речь Посполитая, Республика) , Австрия (Империя, Цесарская земля, Римское гос-во) , Пруссия (Восточная Пруссия, Прусы) , Англия (Аглинская земля, Англеская земля, Англинский остров, с 1704 г. Британия, Великобритания) , Россия, Российское государство , Дания (Денемарка, Дацкая земля, Датская земля), Ганновер (нем. - Hannover. Германия), г. и курфюршество, Швеция (Швед, Шведская земля, Корона Свейская) , Бремен (нем. Bremen. Германия), г. , Померания , Финляндия (Финлянды, Финское княжество, Финляндское Великое дукатство) , Турция (Турецкая Порта, Турское государство, Турская земля, Османская империя, Блистательная Порта, Турки, Порта Оттоманская, Порта) , Штральзунд (Штранзунт, Стральзунт, Транзунд, ныне - нем. Stralsund, Германия), г. , Висмар (нем. Wismar или Wismer. Германия), г. , Рюген (Руген, нем. Rügen. Германия), о. , Сконе (Шона, Skåne), п-ов, Германия (Немецкая земля) , Штеттин (Штетин, нем. Stettin, ныне - польск. Szczecin. Польша) , Шведская Померании
Меншиков Александр Данилович (06.11.1673 – 12.11.1729) граф (с 1702), князь Священной Римской империи (с 1705), светлейший князь Священной Римской империи, князь Российского царства, князь Ижорский, светлость (с. 1707), генерал от кавалерии (с 1705), генерал-фельдмаршал (1709), генералиссимус (с 1727), капитан флота (с 1707), шаутбенахт (с 1716), вице-адмирал (с 1721), адмирал (с 1727), генерал-губернатор Санкт-Петербурга (с 1703), президент Военной коллегии (1719-1724, 1726-1727). , Георг I (George I), король, он же Георг I Людвиг (Георг-Людовик, Georg Ludwig von Hannover,) (28.05.1660 – 11.06.1727), кронпринц, затем курфирст Ганноверский (с 23.01.1698), сын Софьи Ганноверской, король Великобритании и Ирландии (с 01.08.1714), жена (с 1682): София-Доротея Целльская (1666 – 1726), известная как принцесса Альденская, Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 - 10.11.1728), стольник, комнатный стольник (1693), воевода Двинской (1693), поручик Семеновского полка (1694), судья Адмиралтейского приказа и губернатор Азова (1700 - 1706), "адмиралтеец" (1700), адмирал (1707), генерал-адмирал (с 1708), граф (с 1709), губернатор Азова (1710), президент Адмиралтейской коллегии, сенатор (с 1717) , Головкин Александр Гаврилович, сын Г.И.Головкина, дипломат, Карл XII (Король Шведской, Швед, Свицкий король, Karl XII), король, Куракин Борис Иванович, князь (псевдоним Панов Лука), комнатный стольник (1693), дипломат , Долгоруков Григорий Федорович князь, (07.10.1657 – 15.08.1723), стольник (1676), комн. стольник (1693), капитан Преображенского полка (упом. 1695), посол в Польше (с 1700), при армии (1708 – 1709), посол в Польше (1709 – 1712), действительный тайный советник (1711), при армии (1713), посол в Польше (1715 – 1721), сенатор (1721). Жена - Мария Ивановна (рожд. Голицына), ум. после 1741), отец Алексея, Ивана, Сергея и Александры , Фредерик IV (Фридрикус Квартус, Frederik IV), король Дании и Норвегии , Август II Сильный (August II der Starke, польск. August II Mocny, лит. Augustas II) (12.05.1670-01.02.1733), курфюрст Саксонский Фридрих Август I Веттин (Friedrich August I Wettin) (с 1694), король Польский (1697-1706; 1709-1733), Шереметев Борис Петрович (25.04.1652 – 17.02.1719), комнатный стольник (1665), боярин (1682), белгородский воевода (1692), путешествие за границей (1697 – 1699), генерал-аншеф (1700), генерал-фельдмаршал (1702). Жены: 1-ая (до 1671) Евдокия Алексеевна (рожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая (ок. 1713) Татьяна Петровна (рожд. Лопухина); Анна Петровна (вдова Л.К.Нарышкина, рожд. Салтыкова (1677 или 1678 – 1728)., Ягужинский (Егузинский, Егушинский) Павел Иванович (1683 – 17.04.1736), по одной версии родился в Москве, происходил из иноземцев «старого выезду», по другой - родился в Польше, в семье музыканта, лютеранского органиста Иоганна Евгузинского, привезен в Россию (1687), жил в Немецкой слободе, возм. был пажом у Ф.А.Головина, затем жил при дворе П., пожалован остров на р.Яузе «за ево верную службу» (1706), возм. тогда перешел в православие, был «неотлучно» с П., его камердинером или денщиком-адъютантом, возм. камергер (1712), не исключено, что был фаворитом и сожителем П., выполнял поручения, произведен в капитаны Преображенского полка (сверх комплекта в 7-ой роте 26.11.1718), участвовал в переговорах с турками на Пруте (июль 1711), генерал-адъютант (03.08.1711), дипломатическая миссия в Дании (конец 1713), сопровождал П. в поездке по Зап.Европе (1716-1717), генерал-майор (октябрь 1717), поручено наблюдать за созданием коллегий (02.06.1718), участие в Аландском конгрессе вторым послом (май 1719), поручение в Вене с целью задержания А.П.Веселовского, руководство группой задержания (1720), назначен генерал-прокурором (18.01.1722 до 1726 и 02.10.1730-1731), генерал-лейтенант (22.01.1722), обер-шталмейстер, генерал-аншеф (1727), сенатор (04.03.1730), граф (19.01.1731), посол в Берлине (с 1732), кабинет-министр (1735-1736)( Жены: 1-ая А.Ф. (рожд. Хитрово, развод август 1723, ум. 30.07.1733); 2-ая: А.Г. с ноября 1723 (рожд. графиня Головкина, ум. 1751) (Источн.: собств. информ. Гоздаво-Голомбиевский. Граф Павел Иванович Ягужинский. С. 1-21; Фурсенко В.В. Ягужинский. С. 371-405; Серов. П.И.Ягужинский. , Голицын Михаил Михайлович Старший, князь, генерал-лейтенант, брат кн. Д.М.Голицына, Круасси де, граф, французский дипломат , Конингсбрюгге Х., историк


П. в СПб, участие в консилии (кажется, что в доме А.Д.Меншикова – сказано: «будучи у князя»[1]) относительно будущей кампании*. 

Письма и бумаги П.:1. Вопросы участникам консилии: «Войски наши готовы и по первой траве маршировать могут, число оных 20000 и выше, но желаетца следующего: 1. Когда и куды итить; 2. Где и которым войском случитца; 3. Ежели вне Полши, чтоб было пропитание; 4. Позволение от караля Полского (Августа II – Е.А.) для проходу и пропитания чрез Полшу»[2]; 2. Пункты-вопросы Б.П.Шереметеву: 1. «В какой силе надлежит корпус пехоты и конницы определить в Польшу против главной швецкой армии. 2. В Финляндию сколко оставить; 3. Сколко караблей линейных и фрегатов употребить в будущую кампанию». Помета: «Ныне есть линейных 20, фрегатов 5, шнав 5» и др.[3]

 Комментарий. 

* Решения военного совета 01.03 оказались очень важными. Так случилось, что до начала марта определенного решения о том, как вести кампанию 1715 г. вынесено еще не было. Ф.М.Апраксин 02.03 писал в Финляндию кн. М.М.Голицыну, что «еще о действиях в настоящей компании доныне никакого определения нет, которыя начнутся с будущей недели, а нынешнюю неделю Е.ц.в. изволит трудиться об окончании дел по доношениям фискалов и что учинится, без известия вам не оставлю»[4]. Возможно, что генерал-адмирал Ф.М.Апраксин осторожничал в переписке, но как раз в этот день, 02.03, царем были даны конкретные указания войскам по реализации принятого плана кампании 1715 г. Суть дела состояла в следующем. Во-первых, по всем данным, Швеция, несмотря на угрозу вторжения, не собиралась сдаваться. Ф.М.Апраксин писал кн. М.М.Голицыну, что Карл XII по-прежнему в Штральзунде и «к миру нимало склоняется и ниже того слышать хочет, и непрестанно трудится во умножении и в обучении войска, и уже имеем ведомость, что будто получил транспорт в 4000» (человек)[5]. К мысли о непримиримости Карла XII и невозможности заключить с ним мир П. пришел окончательно и бесповоротно именно в 1715 г. Правда, известно, что Карл XII через французского дипломата графа де Круасси пытался договориться с Пруссией, обещая отдать ей Штеттин и даже признать Августа II польским королем в обмен на гарантии принадлежности Швеции Рюгена и Штральзунда, но к осени 1715 г. этих усилий было «слишком мало и (они совершались – Е.А.) слишком поздно»[6]. С Россией же он не хотел иметь дела до ее полного поражения. Поэтому в проекте о совместных действиях русского и датского флота за март 1715 г. сказано, что «понеже из поступков короля Шведскаго (Карла XII – Е.А.) довольно видимо есть, что хотя корона Шведская зело и яственно претерпела во время великой сей войны и что силы ее, чрез Божескую помощь, оружием их Северных союзных Величеств зело умалены, однакож король Шведский, презирая все то, ни малой склонности к миру не кажет и еще паче прежняго от того управляется и хочет продолжать войну», ставя задачу истощить ресурсы России и Дании[7]. Во-вторых, кампания в Финляндии, принесшая победу над ослабленными шведскими силами в этой шведской провинции, не решила главной проблемы – Швеция, отторгнутая силой от своей «титьки», не сдалась, а развивать успех России дальше без флота было невозможно. Гангутская победа оказалась частной – господство на море оставалось по-прежнему за шведами. В инструкции А.Г.Головкину за 03.03 П. откровенно писал, что Финляндская кампания зашла в тупик: «Е.ц.в. флот еще не в таком состоянии, чтоб мог шведцкому чинить наступательную оппозицию. Того ради, ежели не склонитца король Датцкой или иная какая интересованная в сей концерт против Шведа область, к Е.ц.в. флоту в соединении прибавить от пятнатцати до десяти линейных караблей, то главного действа никакова внутрь Швеции будет невозможно учинить, а имянно того ради, понеже от острова Аланта до швецкого берега двенадцать миль чистого моря, на котором великой их флот стоит, и мимо которого безсильного карабелного флоту галерному Ц.в. флоту пройтить невозможно <…> [и также] учинить десант и действа главные внутрь самоя Швеции, а бес того, кроме партикулярных впадений, главных действо тамо чинить невозможно»[8]. Таким образом, приходилось вновь иметь дело с союзниками – датчанами и начавшими проявлять активность пруссаками, которые боялись опоздать к началу раздела шведского наследия в Германии и поэтому объективно становились союзниками России и даже как бы соглашались войти в Северный союз. Поэтому задача состояла в том, чтобы общими усилиями окончательно сбить шведов с побережья Шведской Померании (взять Штральзунд) и устранить угрозу вторжения их в Польшу и другие соседние области. Но и этого мало – горький опыт прошедших кампаний свидетельствовал, что упорство шведов может сломить только десант на шведский берег. П. писал: «Надлежит в рассуждении иметь: когда неприятель из немецкого краю выгнан будет, то еще не чаю конец войны быть, и море всегда от Шведоф нечисто будет, и король Шведской (Карл XII – Е.А.) неусыпно случая смотреть будет; того ради лутче его и на том берегу посетить и к желанному миру принудить». При этом, считал П., нужно спешить: «…а ежели в сем слабо поступим, опасно, дабы кто из сильных в медиаторы не вмешался и тогда принуждены будем все по их музыке танцевать, и для того заранее о фсем требуется выдать, дабы заранее все учредить могли, ибо за дальностию так не можем скоро все чинить как те, кои ближе»[9]. Для этого нужно было сплотить союзников и подавить морскую силу Швеции, затем десантироваться на ее побережье (Сконе), а если будет помощь датского флота, то и в окрестностях Стокгольма и, в итоге, вынудить Карла XII пойти на территориальные уступки и заключение мира. В проекте действий соединенного русско-датского флота сказано: «И понеже нет инаго способу к отвращению тех короля Шведскаго намерений и ко исходатайствованию скоро честнаго и полезнаго <…> миру, токмо что перенесть оружие Их Величеств Российскаго и Датскаго (Фредерика IV – Е.А.) прямо в Швецию»[10]. Идее десанта неожиданно стала благоприятствовать внешняя обстановка, особенно позиция Англии, чей король Георг I, думая о расширении территории родного Ганновера за счет Шведской Померании (Висмар и Бремен) с последующим «испражнением» (термин тех лет) Швеции из Империи, а также о безопасности английского купеческого мореплавания (ему сильно вредили шведские каперы), склонился к сотрудничеству с Северным союзом. На этом пути были серьезные проблемы – убедить Данию уступить ганноверцам занятые ими ранее Бремен и Висмар и побудить Фредерика IV к организации десанта, что было непросто – у датчан был уже опыт провала десантной операции в Сконе в 1710 г. П. рассчитывал на то, что, явившись в Померанию и в Данию лично, он убедит союзников принять его план. Но вначале предстояло вернуть русские войска в Померанию. А тут возникали новые проблемы – нужно было добиться разрешения на проход русской армии через территории Польши и Пруссии, а главное – обеспечения ее провиантом и фуражом на всем пути следования и при этом не возбудить недовольства Турции, которая могла признать вступление русских войск за нарушение заключенного ранее мира. Это должны были обеспечить лучшие дипломатические кадры: кн. Г.Ф.Долгоруков, А.Г.Головкин, кн. Б.И.Куракин и спецпосланник царя П.И.Ягужинский, которые получили соответствующие инструкции.  

 


[1]КПБ. 78. Л. 108.

[2]КПБ. 78. Л. 108.

[3]РИО. 25. С. 401-404.

[4]МИРФ. 1. С. 597-598.

[5]МИРФ. 1. С. 597.

[6]Коннинсбрюгге. История. С. 65.

[7]МИРФ. 4. С. 86.

[8]КПБ. 78. Л. 123 об.

[9]КПБ. 79. Л. 505, 506; МИРФ. 4. С. 90.

[10]МИРФ. 4. С. 86.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.