• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

27.04.1714, вт. П. в СПб.




27.04.1714
27.04.1714
Долгоруков Василий Владимирович, князь (янв. 1667 - 11.07.1747), стольник, сержант Преображенского полка (1700), капитан, майор (1706), командир 1-го батальона Преображенского полка (1706), подполковник (1708), генерал-поручик, полковник гвардии и командир Преображенского полка(1709), начальник следственной канцелярии (с 1715), опала, разжалование, ссылка (1718), помилован, полковник (1724), позже - генерал-майор, генерал-лейтенант (1725), генерал-аншеф (1726), генерал-фельдмаршал (1728), опала, разжалован, тюрьма (1731 -1741), помилован, генерал-фельдмаршал (1741). Жены: 1-ая Мария Федоровна (рожд. княжна Куракина); 2-ая с 1696 Анна Ивановна (рожд. Злобина); 3-я Анна Петровна (рожд. Шереметева (ум. 1720) , Мусин-Пушкин Иван Алексеевич (Иоанникий, митрополит Киевский и Галицкий, Брат, Bruder, Братец), боярин, граф , Вебер Фридрих-Христиан (Weber Friedrich Christian), ганноверский резидент , Куракин Борис Иванович, князь (псевдоним Панов Лука), комнатный стольник (1693), дипломат , Шереметев Борис Петрович (25.04.1652 – 17.02.1719), комнатный стольник (1665), боярин (1682), белгородский воевода (1692), путешествие за границей (1697 – 1699), генерал-аншеф (1700), генерал-фельдмаршал (1702). Жены: 1-ая (до 1671) Евдокия Алексеевна (рожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая (ок. 1713) Татьяна Петровна (рожд. Лопухина); Анна Петровна (вдова Л.К.Нарышкина, рожд. Салтыкова (1677 или 1678 – 1728)., Голицын Петр Алексеевич, князь (1660-1722), комнатный стольник (1693), посол в Вене (1700-1705), воевода Архангельска, губернатор Риги, Киева, генерал-майор, сенатор, мл. брат кн Б.А.Голицына; 1-ая жена Настасья Ивановна (рожд. княжна Воротынская; 2-а жена Дарья Лукинишна (рожд. Ляпунова) (1678 - 22.10.1715), Крекшин П.Н., подрядчик и историк , Апраксин Петр Матвеевич, ближний стольник, ближний окольничий (1680), воевода В.Новгорода (1698 – 1699), ладожский воевода и командир корпуса (1702 – 1705), губернатор Астрахани (1705), губернатор Казани (1708 - 1713), пожалован в бояре 22.01.1710, граф (22.02.1710), в СПб (1713), сенатор (1715), в опале (1718), президент Юстиц-коллегии (1722), генерал-губернатор СПб (1724 – 1725), действительный тайный советник (1725). Старший брат Ф.М.Апраксина Жены: 1-ая Степанида Матвеева (рожд. кн. Оболенская), 2-ая Наталия Алексеевна (рожд. кн.Львова (1693 – 1711). (Источ.: собств. информ.; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 30.04.2021) , Соловьев Осип Алексеевич, предприниматель , Салтыков Алексей Петрович, боярин, губернатор Московской губернии , Салтыков Федор Степанович, ближний стольник, капитан гвардии , Суворов Иван Иванович, пенсионер во Франции , Девлет II Гирей, хан Крымский , Брюс Питер-Генри, мемуарист , Волков Кузьма, посадский, Казимерова Анна Трофимовна, солдатская женка, Казимеров Иван, солдат, Бентин Иван, подпоручик


 

П. в СПб, был на Летнем Дворе, у машинного мастера, в типографии, кушал дома, спускали на воду шняву «Принцес». П. был на ней, подняв паруса, пошли вверх по Неве и стали на якорь против Летнего дома, с П. были все сенаторы и «веселились довольно»[1]*.

Письма и бумаги П.: 1. Кн. П.А.Голицыну письмо (по челобитной подпоручика Ивана Бентина) с указом принять его на русскую службу в чине капитана[2]; 2. О.А.Соловьеву письмо с указанием финансировать покупку Ф.С.Салтыковым кораблей в Англии и прислать также Ф.С.Салтыкову денег на отправку в Россию навигаторов[3]; 3. Ф.С.Салтыкову письмо о получении его письма от 23.03 относительно дороговизны строения кораблей в Англии, указания действовать совместно с О.А.Соловьевым (которому также послан указ о строительстве кораблей в Голландии), указание, что деньги на отправку навигаторов даст О.А.Соловьев; приложены «пропорции» 60-пушечных кораблей[4]; 3. Указ (через кн. В.Вл.Долгорукова) в Адмиралтейство о спуске галер и скамповей и их подготовке к походу[5]; 4. Резолюция о выдаче денег из соляных сумм[6]; 5. А.П.Салтыкову письмо с указанием разыскать и арестовать в Москве посадского Кузьму Волкова и солдатскую женку Казимерову Анну Трофимову дочь; найти и прислать терпентинного мастера[7]; 6. Ивану Суворову письмо с указанием прислать в СПб дела «солдата Ивана Казимерова с Кузмою Волковым в побеге ево, Казимерова, жены и в сносе пожитков»[8]; 7. О.А.Соловьеву дубликат письма от 27.04 с дополнением: «В отбытии князя [Б.И.] Куракина комиссию о караблях мы велели ему вам вручить, что он уже и учинил»[9]; 8. И.А.Мусину-Пушкину письмо о присылке двух печатных станов по приложенной росписи, а также мастеровых[10]. 

Разные письма и бумаги: Б.П.Шереметев - П. из Лубен о работе разграничительной комиссии и о слухе, что при этом будет инкогнито крымский хан Девлет II Гирей и много турок с намерением осадить казаков в Чигирине. Запрашивает «позитивнаго ордеру, каким образом с ними обходиться»[11]**. 

Комментарий. 

*  Ф.Х.Вебер писал, что «в Петербурге был спущен на воду еще один (корабль). По сему случаю царь был в прекрасном расположении духа и весьма справедливо говорил об успешном строительстве задуманного им флота. Среди других глубокомысленных рассуждений, каковые мне доводилось слышать от Е.в. в подобных обстоятельствах, одно показалось мне достойным особливого внимания. Оно было обращено к старым московитам, находившимся на корабле, только что спущенном на воду. Он упрекал их за нежелание следовать примеру других русских министров и генералов, и сказал: «Сотоварищи, разве тридцать лет назад хоть один из вас мог бы подумать, что будет строить вместе со мной корабли на Балтийском море? Возможно ли было предполагать, что мы придем в сии страны, завоеванные нашими трудами и нашей отвагой? И увидим порожденными российским народом столько доблестных и победоносных солдат и матросов, столько чужеземных работников и мастеров, обосновавшихся в Отечестве нашем, равно как и высказываемое нам самыми отдаленными державами толикое почтение? Историки полагают основу всех наук в Греции, из коей по фатальной неизбежности они были изгнаны и распространились в Италии, а впоследствии и по всей Европе. Однако небрежение предков наших и их злонамеренность помешали наукам распространиться дальше Польши. Поляки, как и немцы, были погружены во мрак, в коем мы оставались до сего времени, однако благодаря неустанным попечениям их правителей у них открылись глаза и они овладели, наконец, теми науками и искусствами, коими прежде Греция похвалялась, как единственная оных обладательница. Теперь пришел наш черед и вам надлежит с открытой душой поддержать мои начинания и соединить прилежание со слепой ко мне доверенностью и проникновением в то, что есть добро и зло. Самое лучшее понятие о сем перемещении наук дает сравнение с обращением крови в человеческом теле. Я предчувствую, что они когда-нибудь оставят Англию, Францию и Германию и на несколько веков обоснуются в нашем Отечестве, дабы в конце концов снова возвратиться в Грецию. Настоятельно советую всем следовать сему латинском правилу “Oraetlabora”, что означает «Труд и молитва». И если вы укрепитесь в сем поучении, тогда явится надежда на то, что сим когда-нибудь устыдите самые цивилизованные народы и вознесете славу русского имени на вершину величия». Старые московиты в глубоком молчании выслушали речь своего повелителя и приветствовали ее, бия в ладоши и громко провозглашая, что сие есть святая истина и они все будут делать по его воле, однако тут же не замедлили оборотиться к предмету своего вожделения, то есть к водке, предоставив царю, который впал в изрядную задумчивость, изыскивать средства к достижению своих великих целей». Далее Ф.Х.Вебер пишет, что царь «понял все недостатки и пороки его подданных, говорил, что они суть стадо зверей, коих он нарядил людьми, но уже отчаялся как-нибудь перебороть их упрямство и изгнать злонравие из их сердец», поэтому за границей они не учатся, а набираются пороков. Вебер отмечает в П. способности, обширные познания, «никто из знающих его не усомнится в том, что он самый искушенный министр и самый опытный генерал, и солдат в своем государстве, самый глубокий из московитских богословов и философов. Царь обладает отличными познаниями не только в истории и механике, но он еще искусный плотник и умелый матрос. Хотя во всех сих науках и искусствах у него лишь строптивые и безмозглые ученики, он сумел весьма изрядно обустроить свою армию и довести ее, особливо пехоту, до такого совершенства, что она не уступит никакой другой на свете, хотя ей и не достает хороших офицеров. Одним словом, пока московиты побуждаются страхом наказания, они превосходят или, по меньшей мере, не уступают любой другой нации. Если царь сохранит свою корону еще двадцать лет, то благодаря таковому повиновению, он достигнет много большего, нежели другие монархи»[12]. Любопытно, что П.Н.Крекшин, а следом за ним И.И.Голиков эту речь приурочили к спуску корабля «Шлиссельбург» 27.09, а П.Г.Брюс сообщает, что на эта речь произнесена на торжествах 09.09.[13]. Примечательно, что речь П. в изложении П.Г.Брюса в некоторых местах отличается от той, которую воспроизводит Вебер, что можно отчасти отнести на особенности перевода каждой из них. По П.Г.Брюсу П. сказал следующее: «Братья, есть ли среди вас человек, который бы двадцать лет назад предвидел, что будет строить со мной корабли, здесь, на Балтике, и поселится в странах, завоеванных нашими трудами и храбростью? Предполагал дожить до времени, когда русская кровь даст столько храбрых победителей-солдат и матросов? Мечтал увидеть, как наши сыновья возвращаются домой из чужих стран образованными мужами? Историки говорят, что все науки были сосредоточены в Древней Греции. Изгнанные оттуда превратностями времен, они распространились в Италию и затем по всей Европе, но косность наших предков воспрепятствовала их проникновению далее Польши. Поляки и немцы прежде прозябали в таком же невежестве, в каком жили до сих пор мы, но неустанные заботы их правителей, в конце концов, открыли им глаза, и они овладели теми искусствами, науками и общественным устройством, какими прежде хвалилась Греция. Теперь наш черед, если вы всерьез поддержите мои начинания и добавите к своему повиновению добровольные познания. Я не вижу лучшего сравнения распространению наук, чем обращение крови в человеческом теле. И мой разум почти предвещает, что науки когда-нибудь покинут свое прибежище в Британии, Франции и Германии и придут и на столетия поселятся среди нас. А после, возможно, вернутся в свой исконный дом – Грецию. Тем временем я всей душой советую вам следовать латинскому речению: «OraetLabora» (Молитесь и трудитесь). И если мои слова убедили вас, может статься, что вы еще на вашем веку пристыдите другие просвещенные народы и вознесете славу русского имени на самую большую высоту»[14].  Какие бы различия в изложении речи П. не были, она довольно точно передает образ мышления царя.

** Работа разграничительной русско-турецкой комиссии по условиям Адрианопольского мира 1713 г. начата согласно указу, полученному Б.П.Шереметевым 23.12.1713. Собственно, было создано две комиссии: одной (северный участок границы) руководил сам Шереметев, а другой (южный участок) П.М.Апраксин, обосновавшийся в Харькове[15].

 


[1]ПЖПВ. 1714 г. С. 18, 102, 156; МИГО. 3. С. 10.

[2]Рескрипты и указы. I. С. 313; КПБ. 75. Л. 255, 217.

[3]МИГО. 1. Ч. 2. С. 63; КПБ.75. Л. 256-260.

[4]МИГО. 1. Ч. 2. С. 64; КПБ. 75. Л. 262, 264, 265-266.

[5]МИРФ. 1. С. 487; КПБ. 75. Л. 263.

[6]КПБ. 75. Л. 361 об.

[7]КПБ. 75. Л. 272.

[8]КПБ. 75. Л. 273.

[9]КПБ. 75. Л. 269-270.

[10]КПБ.75. Л. 274.

[11]Письма Шереметева. С. 18-19.

[12]Вебер. Преображенная Россия. С. 21-24. Ср. Брюс. Из «Мемуаров». С. 172.

 

[13]Голиков. ДПВ. 5. С. 261-262.

[14]Брюс. Из «Мемуаров». С. 172.

[15]ПКШ. 2. С. 11.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.