• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Границы истории", премия Ab Imperio Award 2019: Павел Шаблей об адате и шариате в Оренбургской пограничной комиссии в середине XIX века

Павел Шаблей (Костанайский филиал Челябинского государственного университета), чья совместная с Паоло Сартори книга "Эксперименты империи: адат, шариат и производство знаний в Казахской степи" была отмечена премией Ab Imperio 2019, выступил с докладом "Адат vs шариат в Оренбургской пограничной комиссии: Й. Я. Осмоловский и казахская правовая культура в середине XIX века" на семинаре "Границы истории".

"Границы истории", премия Ab Imperio Award 2019: Павел Шаблей об адате и шариате в Оренбургской пограничной комиссии в середине XIX века

Было написано уже работ о Российской империи и Средней Азии. Историография снабдила нас множеством примеров исследования ислама, местного обычного права, отдельных регионов, таких как Казахстан или Оренбургская область. Классический колониально-национальный нарратив об адате и исламе в этих регионах при этом практически всегда возникал в виде идеи неминуемой их замены правовыми нормами Российской империи. Единое экспертное знание о местных обычаях, правовых практиках воспринималось как инструмент в руках чиновников империи по их трансформации и даже искоренению. Однако именно этот нарратив подвергается определенной ревизии.

В 2011 году был обнаружен Сборник казахского обычного права, составленный в том числе чиновником Оренбургской пограничной комиссии Й.Я. Осмоловским в середине XIX века, эта документация явилась ярким примером отхода от описанной выше парадигмы. Осмоловский отмечал важность влияния шариата на обычное право казахской степи и вместо уничтожения этого влияния и унификации законодательства с другими территориями предлагал включить его в управление степью, например, введя официальный суд биев. Эти рассуждения Осмоловского совпали с пореформенным запросом имперской власти на помощь экспертного ориенталистского знания для интеграции политического и правового пространства империи, но Осмоловский не получил единогласную поддержку.

Авторы реконструируют историю того, как В.В. Григорьев, будущий известный востоковед и другой чиновник Комиссии, в 1857 году столкнулся со сборником Осмоловского. Фактически совершив должностное преступление, он изъял эту документацию и лично занялся редакцией казахского обычного права, пытаясь справиться с исламским элементом в законодательстве. При этом местная администрация не всегда охотно воспринимала различные проекты, предлагаемые экспертами, что также хорошо подтверждается примером Григорьева. Таким образом, политика Российской империи в Средней Азии была очень противоречива. Кроме того, что ориенталисты и их знание зачастую подрывали практики колониального управления и изучения степи, само знание также по своей сути представляется очень дискретным.

Функционирование этого дискретного и многовекторного пространства администрирования и экспертного знания было представлено авторами в рамках концепта правовой гибридности, которая характеризуется возможностью маневра разных акторов в деле защиты своих интересов или управления степью. Рассмотрение реакции местного населения степи на предлагаемые новые формы кодификации, например, показали, что новые сборники обычного права не поддерживались местными элитами и населением, последние в свою очередь даже не улавливали в своих правовых практиках влияние шариата, знание о чем спускалось им имперскими ориенталистами. Тем не менее, все это создавало условия для функционирования множественных институтов и практик, которые в разных условиях могли использоваться как местным населением, так и администрацией.

Именно правовая гибридность позволяет взглянуть глобально на проблему взаимодействия имперских формаций с дифференцированным локальным опытом. Авторы уделили внимание опыту кодификации обычного права во Французском Алжире, а также голландскому управлению мусульманскими общинами в Индонезии. Эти кейсы смогли показать, как аналитическая рамка правовой гибридности позволяет улавливать, как имперские формации могли быстро и гибко менять и применять различные тактики и подходы в управлении, сохранять лояльность групп и многое другое.

Ссылка на анонс мероприятия