• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 190068  г. Санкт-Петербург, Канала Грибоедова наб., д. 123, каб. 322

Телефон: 8(812)644-59-11*61289

Email: asian_african_studies@list.ru

Руководство
Руководитель департамента Зеленев Евгений Ильич
Глава в книге
Russia’s Policy Toward the War in Yemen

Issaev L.

In bk.: Russia’s Relations with the GCC and Iran. Palgrave Macmillan, 2021. Ch. 11. P. 249-270.

Препринт
Symbolic Representations of ‘Sovereignty’ in Modern Political Discourse (Comparative Analysis of Contemporary Discourse From France, USA, Russia, and China)

Krivokhizh S., Akopov S.

Basic research program. WP BRP. National Research University Higher School of Economics, 2019. No. 65/PS/2019 .

Востоковедение в цифровую эпоху: реалии 2020

Интервью Е.И.Зеленева, профессора, доктора исторических наук, руководителя Департамента востоковедения и африканистики НИУ ВШЭ СПб
Часть 1.
К моменту начала пандемии COVID-19 в бакалаврской программе востоковедения в НИУ ВШЭ Санкт-Петербурга уже примерно 10% от общего объема учебной нагрузки было заполнено курсами смешанного и онлайн формата. Это были преимущественно вспомогательные курсы невостоковедной направленности, и они не определяли характер программы.

Переход на 100% онлайн обучение по программам востоковедения в связи с пандемией стал серьезным вызовом для востоковедного образовательного сообщества.

Расхожее представление, что востоковедение нельзя преподавать заочно (в истории российского образования еще не было такого прецедента), неожиданно оказалось опровергнуто самой жизнью. Почти сразу же возник вопрос об эффективности такой формы образования как для изучения восточных языков, так и для неязыковых образовательных востоковедных дисциплин, которые всегда шли бок о бок с языковой подготовкой.

Ожидаемым стало решение руководства нашего университета о том, что осенью 2020 г. возвращение к офлайн обучению будет осуществлено только на 75%, а 25% останутся онлайн, причем будут заполняться общеуниверситетскими онлайн курсами НИУ ВШЭ.

Часть из этих 25% поглотят те 10% онлайн курсов, которые уже были в программе нашего востоковедного бакалавриата, но все равно в итоге с высокой степенью уверенности можно сказать, что востоковедное образование в ВШЭ (как и другие образовательные программы) на ближайшую перспективу примерно на 30% будет состоять из онлайн курсов.

Это та реальность, которая диктует нам ответ на вопрос о темпах внедрения цифровых технологий в востоковедное образование в НИУ ВШЭ: внедрение цифровых технологий будет идти в Вышке опережающими другие востоковедные центры темпами. Отвечая на вопрос об оптимальном соотношении традиционных и цифровых методов, с уверенностью можно сказать, что стартовая позиция для конструктивного обсуждения этого вопроса - не менее 30% цифровых курсов в рамках программы как востоковедного бакалавриата, так и магистратуры.

Какие курсы мы планируем перевести в режим онлайн и как это повлияет на учебу студентов и работу преподавателей?

Прежде всего на онлайн преподавание будут переведены курсы общеобразовательного невостоковедного характера, которые раньше читались одним преподавателем для огромных (150 человек) групп студентов, так называемые потоковые лекции, на которых общение студентов с преподавателями было сведено к минимуму (в лучшем случае несколько вопросов в конце лекции).

Для студента переход таких занятий на онлайн означает безусловное повышение личной ответственности за процесс обучения, это – во-первых, а во-вторых, это принципиально иной настрой на получение знаний без отвлечения на общение с рядом сидящими однокурсниками и однокурсницами, без траты времени на транспорт и более удобное расписание занятий. Эта форма обучения хороша для тех, кто хочет и умеет учиться, и, разумеется, тогда, когда курс обеспечен литературой и всеми необходимыми учебными материалами. Последнее в полной мере входит в зону ответственности преподавателя, от которого ведение онлайн курса, на мой взгляд, требует дополнительных временных и интеллектуальных затрат по сравнению с обычным очным курсом.

Основная трудность, которая обнаружилась при переходе к онлайн обучению по всем дисциплинам востоковедного бакалавриата, это – сложность, а порой и невозможность осуществить привычный контроль за усвоением знаний студентами.

Дело в том, что онлайн обучение вообще не предполагает тотальный контроль над обучающимся – в любой момент он может сослаться на технические неполадки и выйти из общения. В такой ситуации акцент необходимо сделать на выполнении учащимся определенных учебных заданий за ограниченное время с автоматической оценкой его качества. Что же касается квалификационной оценки знаний, она должна проходить исключительно в сегменте офлайн и с обязательным участием преподавателя.

Уже с 2014 г. в Кампусе НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге разрабатываются методики онлайн преподавания восточных языков – арабского и китайского.

Дальше всего в этом направлении продвинулось преподавание арабского языка, которым в нашем проекте руководит доцент Рамазан Гамидович Мамедшахов. Первые два года очного обучения арабскому уже по пятилетней программе бакалавриата сопровождаются офлайн занятиями, которые проходят параллельно с онлайн уроками и по которым студент в обязательном порядке должен заниматься во внеаудиторное время.

По сути это уже в нынешнем виде смешанный курс (blended corse), который состоит из равноправных блоков оф- и онлайн обучения арабскому языку. Студенты, пропустившие очное языковое занятие, могут самостоятельно восстановить пропущенный материал и догнать группу, приложив определенные усилия при работе над онлайн материалами.

В период пандемии была предпринята попытка использовать модель исключительно онлайн обучения, причем в асинхронном формате: преподаватель выступал в роли инструктора и консультанта, тогда как весь учебный процесс проходил без участия преподавателя.

Каков результат? Если принять обычную аудиторную форму обучения арабскому языку за 100%, то применение дополнительного онлайн блока занятий добавляло к эффективности (для тех, кто активно этим пользовался) до 25-30% знаний. А вот полный переход на онлайн обучение даже по специально подготовленным методикам снижал уровень усвоенного материала: без офлайн занятий идеальный студент показывал лишь 70-75% знаний от очной формы обучения.

Назвать ситуацию катастрофой было бы избыточно, но оценить онлайн метод обучения восточным языкам как менее эффективный, по сравнению с очным, основания есть. Именно поэтому мы планируем использовать онлайн методы обучения восточным языкам исключительно как вспомогательные.

В последние годы мы с возрастающим вниманием относимся к так называем смешанным формам обучения (blended learning), которые стараемся применять не только в рамках программы в целом, но и внутри отдельных курсов.

Курсы со встроенным онлайн блоком бывают весьма эффективными именно потому, что преподаватель сам находит оптимальную с его точки зрения пропорцию он- и офлайн обучения, вынося на онлайн обучение те аспекты, которые не может или не желает реализовывать лично. Например, смешанный курс может строиться не в форме апологетики, а в форме критики того материала, с которым студенты познакомятся в режиме онлайн.

Наконец, сами учебные курсы должны, на наш взгляд, быть приближены к формату восприятия, привычному нынешнему молодому поколению, то есть быть составлены из компактных, легко усваиваемых блоков. Так называемые авторские монокурсы, когда один преподаватель в течение нескольких месяцев ведет весь курс лично, включая и семинарские занятия, сейчас уступают место курсам сложно составленным, как тематически, так и по авторству исполнения.

В сложно составленных курсах специализация «семинарист» (ведущий семинарские занятия) и лектор могут быть принципиально разделены не только функционально, но и по смыслу, что дает лектору существенно большую свободу самовыражения, поскольку студентами оценивается только его лекторское мастерство, а ведущий семинарские занятия преподаватель концентрируется на усвоении студентами полученных на лекциях знаний. Разумеется, данный тандем будет успешным только в том случае, если лектор и ведущий семинарские занятия преподаватель действуют с полным взаимопониманием. Кстати, вариант, когда лекционная часть переводится в режим онлайн, а семинары ведутся очно, уже доказал свою эффективность и выглядит весьма перспективно.

Возвращаясь к восточным языкам, повторим, что как основная форма преподавания, так и квалифицированная оценка знаний по восточному языку может проходить только в очном формате общения учащегося и преподавателя. По другим востоковедным и общим предметам оценка уровня знаний должна осуществляться так, чтобы максимально исключить субъективный со стороны преподавателя фактор оценивания: предпочтение стоит отдавать письменной форме оценивания, а объективность оценивания достигать благодаря значительному количеству заданий, дающему возможность минимизировать фактор случайности.