• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Христианские общины Ливана

Ливан часто называют страной 18 религий. Действительно, в конфессиональном смысле Ливан отличается удивительным разнообразием, что особенно контрастирует с религиозной обстановкой его ближайших соседей – Сирии, Иордании и Ирака, где подавляющее число населения исповедают ислам (в основном суннитского толка), и Израиля, где государственной религией является иудаизм.

Христианские общины Ливана

В Ливане удивительным образом уживаются все три авраамических религии. Но если иудейская община в целом немногочисленна, то христиане и мусульмане играют важнейшую роль в общественно-политической, экономической и культурной жизни страны. На сегодняшний день мусульмане составляют большинство (сами мусульмане разделены на три общины – суннитов, шиитов и друзов), но так было не всегда: согласно Национальной переписи 1932 г., христиане в Ливане составляли 51% населения, мусульмане – 49% [1]. Сейчас число христиан составляет около 33,7% [2].

Почему же еще в середине прошлого века в этой стране, окруженной с трех сторон «землями ислама», доминировало христианство?

У ближневосточного христианства всегда были тесные связи с областью, называемой на французский манер Левантом, а по-арабски – аш-Шам, куда обычно относят современные Ливан, Сирию, Иорданию, Израиль, Палестину. Когда этот регион принадлежал Византийской империи, здесь спасались от преследования религиозные диссиденты, последователи еретических, с точки зрения Церкви, учений – несторианства, монофизитства и монофелитства. После завоевания Леванта арабами, в нем нашли убежище шиитские секты имамитов, исмаилитов, алавитов и друзов.

Большинство ливанских христиан – семиты (арабы и арамеи), за исключением армян, самого крупного неарабского меньшинства. Всего же Ливане официально призгается 12 христианских конфессий, самая многочисленная из которых представлена Маронитской католической церковью (около 21% в 2012 г.) [3].

Марониты – потомки коренного арамейского населения Леванта, которые поддержали монофелитство (учение о единой воле во Христе) и тем самым отделились от ортодоксального (халкидонского) христианства [4]. Основателем общины считается святой Марон, проповедовавший в конце IV в. Марониты состоят в унии с Римско-католической церковью, имея определенную автономию и различия в догматике и литургике. Богослужения проводятся на сирийском языке.

До второй половины XX в. марониты были политической элитой страны и держали в своих руках экономику. По Национальному пакту 1943 года – соглашения ливанских христиан и мусульман о консолидации сил против французского мандата – президентом страны может быть только маронит.

Второй по численности конфессией (около 8%) [3] являются православные автокефальной Антиохийской православной церкви – одной из старейших автокефальных православных церквей. Греко-православные ливанцы относительно бескровно подверглись процессу арабизации и проводят богослужения на арабском языке. В отличие от маронитов, они занимают более «пассивную» политическую позицию, но, подчиняясь патриарху в Дамаске, поддерживают тесные отношения с Сирией, что стало причиной конфликта между ними и католиками в годы Гражданской войны. Пост министра образования традиционно занимает православный.

Греко-католики или мелькиты (около 5%) [3] отделились от Антиохийской православной церкви в начале XVIII в. и приняли унию с Римом. Мелькиты, как и «дружественные» им марониты, всегда были экономически активны, благодаря интенсивной торговле с Европой.

Еще около 6% [3] составляют прихожане РКЦ, Армянской католической церкви, Армянской апостольской церкви, сирийские католики и сирийские православные (дохалкидонские), копты, последователи Ассирийской церкви Востока, Халдейской католической церкви. Наконец, меньше 1% составляют протестанты [3].

Взаимоотношения христианских общин довольно противоречивы. Христиане понимают свое затруднительное положение и необходимость консолидации, чтобы продолжать активно участвовать в жизни страны. В целом, на бытовом уровне конфликты между конфессиями редки, несмотря на определенные догматические и обрядовые различия. Однако на государственном, особенно партийном, уровне, конфессионализм серьезно осложняет диалог между христианскими и мусульманскими общинами Ливана. Довольно остро стоит, к примеру, вопрос о непропорциональной презентации части христиан (опять таки зафиксированная Национальным пактом). Генеральный секретарь Высшего греко-католического совета Ф. Турк заявлял о дискриминации греко-католиков, которые занимают меньше государственных постов [5]. Выборы президента становятся ареной соперничества маронитских кланов и их союзников, что также ведет к усилению противоречий.

Еще одним фактором соперничества христиан стала Гражданская война 1975-1990 гг. серьезно нарушившая межконфессиональный диалог, поскольку, упрощая, православные поддержали Сирию и мусульман, а большая часть католиков заняла противоположную сторону.

Герман Слуцкий

Список источников

  1. Rania Maktabi, The Lebanese Census of 1932 Revisited. Who Are the Lebanese?, British Journal of Middle Eastern Studies, Vol. 26, No. 2 (Nov., 1999), pp. 219-241.
  2. CIA Factbook. Lebanon. 2017.
  3. Statistics Lebanon Beirut-based research firm, 2012.
  4. Родионов М.А., Марониты: из этноконфессиональной истории Восточного Средиземноморья. – М.: Наука, 1982 г.
  5. Мохов Н., Непреодолимый конфессионализм Ливана, «Азия и Африка сегодня», №6, 2009 г., стр. 27-31.

Дальше

Другие темы курса