• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Формирование жанра: что повлияло на отечественное течение

В послевоенной Вене в шестидесятые годы двадцатого века зародилось искусство прямого действия, или прямое искусство. Художники этого направления стремились связать искусство с реальностью, переломить разделяющую их черту – жестокая, болезненная действительность отражалась в их зачастую шокирующих перфомансах и акциях.

Формирование жанра: что повлияло на отечественное течение

Художники создавали искусство действия, оживляя холст, инструмент, сюжет – и позже их назвали венскими акционистами. Акции вобрали в себя дух времени, переработали его и сформировались в темах религии, боли, насилия, убийства, жертвоприношения и секса. Их стиль шокирует, завораживает, пугает – что угодно, но только не оставляет равнодушным. Этот материал будет посвящен тем, кого считают родоначальниками венского акционизма: Герману Нитшу, Гюнтеру Брусу, Отто Мюлю и Рудольфу Шварцкоглеру. Тело становится живым, объёмным «холстом» их произведений, пропуская через себя переживания, заложенные художниками в их акциях, и заставляя зрителя переживать их вместе с ними.

Герман Нитш

Герман Нитш получил художественное образование, но отказался от традиционного понимания искусства, отдавая предпочтение нонконформистским формам. В его работах важную роль играют католические ритуалы и тема религии. Он создает Orgies Mysteries Theatre, изобретая «драматургическую модель абреакции», навеянную травматическим опытом поколения и необходимостью дать выход переживаниям болезненных событий. Поднимается тема ритуалов жертвоприношения, создаются эпизоды с большим количеством крови и телами мертвых животных, вызывая сильные эмоции ужаса, отвращения и страха. Ткани и одежда, а позже даже евхаристические облачения, задействованные в этих похожих на ритуальные событиях, воспринимаются Нитшем как реликвии мистических хэппенингов – багровые следы на них сохраняют память вещей с течением времени.

При создании картин Герман Нитш прибегал к использованию крови, пролитой на холст или ткань. Кровь символизирует искупление, жертву, самоочищение. Использование «органических» материалов вообще часто встречается в творчестве венских акционистов. Тело заменяет холст, кровь заменяет краску. Когда Нитш всё же работал краской, он разбрызгивал её на горизонтально или вертикально установленные холсты, всплески и капли которой также взывают к сильным эмоциям и реакциям. Преодоление этих чувств призвано привести к утверждению жизни, приобретению контроля и спасению.

Гюнтер Брус

Начало пути Гюнтера Бруса как художника также идёт от художественного образования, но и его больше привлечёт акционизм и перфоманс. Художник начинает с исследования искусства через своё собственное тело, прибегая к рисунку только для запечатления примерного сюжета будущей акции, где зарисовка играет роль сценария. Превращение себя в произведение искусства - некая операция, которую надо над собой произвести, испытать, пережить, что добавляет мученичества в работы Бруса. Первой была акция под названием «Ана», названная в честь жены художника, она же и принимала участие в акции. Действие происходит в квартире Отто Мюля, все предметы и стены комнаты выкрашены в белый цвет – всё помещение становится холстом художника. Оборачивая себя в белое полотно, он присоединяется к этой концепции, а затем рисует на всём вокруг, на себе и на своей жене чёрной краской, окончательно связывая всё пространство, себя и Анну в идее одного всеобщего и всепоглощающего произведения искусства.

В основном действия художника совершались вне публичного пространства и запечатлевались на камеру. Первым исключением стала акция 1965 года «Венская прогулка». Брус покрыл себя – свой костюм, голову, руки – белой краской и нарисовал посередине чёрную линию, наталкивающую на мысль о шве, ране. В таком обличии он вышел в центр Вены, в частности – на площадь Героев, несущей наследие памяти австрийского народа, его беды и стыд, оставшиеся после войны. Именно там появился Гюнтер Брус, покрытый белой краской с чёрной полосой, проходящей посередине его тела и лица, как ожившее произведение искусства, представляющее само себя на всеобщее обозрение в первый раз. К слову, за эту акцию художника задержал и оштрафовал полицейский. Появление в центре города живого дышащего произведения искусства таким образом обернулось санкциями по отношению к художнику – или к произведению? В любом случае, это происшествие довершило создание образа героя-жертвы, созданного в рамках этой акции.

Отто Мюль

Отто Мюль побывал на войне, отучился на художественном направлении и занимался арт-терапией с детьми, но в шестидесятые начинается его история как венского акциониста. Он также выходит за рамки холста, создавая пространственные композиции и скульптуры, используя в них груды всяческого металлолома. Публичность последующих акций не играет роли и для Отто Мюля – фотографирование и киносъёмка остаются главными свидетелями происходящего. На группу художников, и на Мюля, в частности, повлиял психоанализ Фрейда, через который Мюль раскрывает темы секса и его табуированности и закрытости, а также насилия.

В Материальном действии No. 7 Мюль моделирует такое явление как рождение ребёнка. Шланги и верёвки, обвивающие тело участницы акции, символизируют её вены и артерии. Снова в акции присутствуют не краски: молоко, сыр, яичные желтки и мука участвуют в концепте зарождения ребенка. Материальное действие, как его определяет Мюль – это живопись, вышедшая за традиционные рамки, где поверхностью картины становится вся комната, человек, самые разнообразные предметы как воплощения сюжета, не нуждающиеся в объяснениях, они должны говорить со зрителем сами за себя.

Рудольф Шварцкоглер

Работы Рудольфа Шварцкоглера выглядят как ожившие картины – они очень эстетичны, утончённы – художник создавал постановочные кадры, часто встречающимся элементом которых являлись бинты. Забинтованное тело создавало атмосферу хоррора на видеозаписях и фотографиях акций. Часто можно увидеть гвозди, лезвия, шприцы и ножницы, используемые художником в кадре. Фотография как самостоятельное произведение искусства преодолевала ограничения пространства, времени, зрительского взгляда, существующие в живых перфомансах. Материалы акций заставляют сопереживать и одновременно прочувствовать вину от зрелища безликих страдальцев, над которыми производятся всяческие манипуляции. В 3. Aktion мы видим мужчину, плотно обмотанного бинтами, местами оборванными и свисающими, где-то плотно покрывающими участки его тела. Работа навевает на мысли об измученном больном, над которым против его воли производятся различные действия, всё больше и больше отсекая его от реального мира, мира живых, где кто-то может протянуть ему руку помощи.

Акции Шварцкоглера также отсылали к ритуальным обрядам некоторыми предметами реквизита, такими как мёртвая курица, чёрное стекло, большой белый шар в 6. Aktion. Здесь тело и лицо тоже обмотаны бинтами, стирая личность, закрывая от зрителя эмоции. Тело окружают ритуальные предметы, заставляющие только догадываться о том, на что они направлены: на причинение вреда или попытку исцеления.

Венские акционисты возвращают зрителя к осознанию ужаса, боли и стыда, что замалчивалось на государственном уровне и не давало возможности проживания и завершения болезненного опыта послевоенной Австрии. Ознакомившись с искусством прямого действия, можно приблизиться к пониманию духа того времени, погрузиться в культуру, сформировавшуюся под влиянием трагических событий. Это революционное направление оказало сильное влияние на искусство второй половины двадцатого века.

Мария Бойко

Дальше

Другие темы курса