• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

24.09/05.10.1711, пн. П. в Карлсбаде.




24.09.1711
24.09.1711
Алексей Петрович, царевич (18.02.1690 – 26.06.1718), старший сын П. и царицы Евдокии Федоровны, наследник престола (отрекся 03.02.1718). Казнен или умер от пыток в Петропавловской крепости. Жена с 14.10.1711 Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская (21.08.1694 – 21.10.1715) , Шафиров Петр Павлович, вице-канцлер, Куракин Борис Иванович, князь (псевдоним Панов Лука), комнатный стольник (1693), дипломат , Долгоруков Василий Лукич, князь (ок. 1670 – 08.11. 1739), в посольстве во Францию с дядей кн. Я.Ф.Долгоруковым (1687), стольник (с 1691), позже комнатный стольник, товарищ воеводы (отца кн. Л.Ф. Долгорукова) Севска (1698 – 1700), в посольстве с дядей кн. Г.Ф.Долгоруковым в Польше (1700 - 1706), посол в Дании (1707 – 1720), посол о Франции (1721 – 1722), сентаор (1723), член Верховного тайного совета (с 1728), опала, разжалование, тюрьма (1730), казнь под В.Новгородом. Жена - Мария Юрьевна (рожд. княжна Трубецкая) упом. 1708 , Долгоруков Григорий Федорович князь, (07.10.1657 – 15.08.1723), стольник (1676), комн. стольник (1693), капитан Преображенского полка (упом. 1695), посол в Польше (с 1700), при армии (1708 – 1709), посол в Польше (1709 – 1712), действительный тайный советник (1711), при армии (1713), посол в Польше (1715 – 1721), сенатор (1721). Жена - Мария Ивановна (рожд. Голицына), ум. после 1741), отец Алексея, Ивана, Сергея и Александры , Фредерик IV (Фридрикус Квартус, Frederik IV), король Дании и Норвегии , Август II Сильный (August II der Starke, польск. August II Mocny, лит. Augustas II) (12.05.1670-01.02.1733), курфюрст Саксонский Фридрих Август I Веттин (Friedrich August I Wettin) (с 1694), король Польский (1697-1706; 1709-1733), Головкин Гавриил Иванович (Ганка, Гавриил Долговещный), канцлер, Антон-Ульрих (Anton Ulrich von Braunschweig-Wolfenbüttel (04.10.1633 – 27.03.1714), герцог Брауншвейг-Люнебург-Вольфенбюттельский (с 1685), жена (с 1656) Елизавета Юлиана (рожд. принцесса Голштейн-Норбургская (1634 – 1704), дед кронпринцессы Шарлотты , Шарлотта-Кристина-София (Шарлотта, Charlotte Christine Sopie von Braunschweig-Wolfenbüttel), кронпринцесса, супруга царевича Алексея , Матвеев Андрей Артамонович, стольник, пожалован в комнатные стольники (15.01.1693); из комнатных стольников в окольничии (02.04.1693); участвовал в боярских совещаниях (1697 - 1698), на посольстве в Голландии (1701 – 1713) член Вышнего суда (1723 – 1724) (Источн.: РГАДА. Ф. 210, Оп. 1. Д. 11. Л. 37 об., 56; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 17.06.2021); Захаров. Разрядные повестки. (Дата обращения 03.06.2021)., Боур Родион Христофорович (Бауэр, Бауэр, Bauer Rudolff Felix), генерал , Шлейниц Ганс-Христофор (Schleinitz), барон, дипломат , Меер Иоанес, купец


П. в Карлсбаде. К П. прибыл тайный советник барон Г.Х.Шлейниц от герцога Антона-Ульриха Брауншвейгского просить у П. решительного ответа о месте заключения будущего брака царевича Алексея и кронпринцессы Шарлотты и с предложением устроить свадьбу в Брауншвейге[1]. Его назначали гофмейстером кронпринцессы Шарлотты[2].

В своих записках кн. Б.И.Куракин пишет, что в Карлсбаде было много совещаний П. с министрами, «и на многия решения чинили». После окончания одного из них (были Г.И.Головкин, кн. В.Л.Долгоруков), «ретировавшись Ц.в. в камору», говорил с канцлером Г.И.Головкиным, чтобы «Матвеева по-прежнему оставить до указу (в Голландии – Е.А.), а князя Б.И.Куракина послать (в Гаагу – Е.А.) и велеть ему, [А.А.] Матвееву, с ним во всем советовать…». Об этом было объявлено Г.И.Головкиным перед поездкой в Торгау[3].

Письма и бумаги П.: 1.Правка П. в письме Г.И.Головкина кн. Г.Ф.Долгорукову относительно встречи датского и польского королей с П. по предложению, переданному через кн. В.Л.Долгорукова, прибывшего в Карлсбад. Высказано намерение П. быть на водах до 05.10, а затем поехать через Дрезден, Губин, Кроссен в Торунь, предлагает встретиться в Кроссене, Франкфурте или Кюстрине около 15.10, а долее ждать не сможет, «понеже время осеннее и путь до государств его дальней. А присутствие Е.ц.в. в своем государстве есть ныне зело высокопотребно, наипаче же для расположения препарации к будущей компании», далее следуют пункты о проведении операции в Померании[4]; 2. Августу II грамота с поздравлениями с удачным началом военной операции в Померании, сообщение о корпусе Р.Х.Боура, который движется в Померанию, о предстоящем личном свидании[5]; 3. Фредерику IV письмо о военных действиях в Померании и необходимости личной встречи с ним[6]*; 4. Ответы П. на предложения послов Речи Посполитой от 31.08 относительно передачи Правобережья и финансовой помощи полякам[7]; 5. П.П.Шафирову дубликат писем от 01, 14 и 18.09[8]; 6. Вексель Иоанесу Мееру на 50 тыс. ефимков[9].

Разные письма и бумаги: сенатский указ о встрече и сопровождении персидского посла[10].

Комментарий.

* По мнению ряда историков, опиравшихся на дипломатическую переписку тех лет, польский и датский короли в тот момент стремились избежать свидания с П., т.к. опасались его решительного настроя на совместную и быструю оккупацию союзниками Шведской Померании[11]. Мнение это кажется ошибочным, тем более, что все равно П. и Август II встретились вскоре на свадьбе царевича Алексея и кронпринцессы Шарлотты. Из грамоты короля Августа IIот 09/20.09 следует, что главным препятствием в проведении заключительной фазы Померанской операции было отсутствие русской пехоты – корпуса Р.Х.Боура, слишком медленно приближавшегося к театру военных действий. Август IIпросил П. ускорить движение русской инфантерии[12]. Датский король Фредерик IV, со своей стороны, в грамоте 04/15.09 не отказывался от встречи с П., тем более, что Дания очень нуждалась в обещанной Россией финансовой помощи и поставках материалов[13]. Что же касается тайной дипломатии, то безусловно лишь то, что резкими движениями в Померании союзники могли вызвать недовольство Морских держав, не заинтересованных в ослаблении Швеции и чрезмерном усилении Северного союза. А мнение Голландии и Англии для датского и польского королей было важнее мнения России, особенно после Прутского мира, когда ворота Польши оказались открытыми для вторжения турок и татар. Шла закулисная борьба, союзники не доверяли друг другу, хотя фундаментальным оставалось полное неприятие королем Карлом XII мира с Россией и Саксонией на сколько-нибудь приемлемых для этих стран условиях, а значит, совместные действия России, Дании и Саксонии в Померании были неизбежны, что и проявилось в просьбе Августа IIускорить подход корпуса Р.Х.Боура.

 

 


[1] Бантыш-Каменский. Обзор. 2. С. 37; ПЖПВ. 1711 г. С. 91.

[2] РИО. 61. С. 9-10.

[3] АФАК. 3. С. 309-310.

[4] ПБП. 11-2. № 4765. С. 143-144.

[5] ПБП. 11-2. № 4766 . С. 145.

[6] ПБП. 11-2. № 4766, 4767. С. 145-146; Бантыш-Каменский. Обзор. 1.  С. 244.

[7] ПБП. 11-2. № 4768. С. 146-148.

[8] ПБП. 11-2. № 4769, 4770, 4771. С. 148.

[9] ПБП. 11-2. № 4772. С. 148-149.

[10] ПСЗ. IV. № 2429. С. 741.

[11] ПБП. 11-2. С. 459-460.

[12] ПБП. 11-2. С. 461.

[13] ПБП. 11-2. С. 462, 160-162, 485-488.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.