• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

21.02/04.03.1706, чт. П. в Орше.




21.02.1706
21.02.1706
Долгоруков Василий Владимирович, князь (янв. 1667 - 11.07.1747), стольник, сержант Преображенского полка (1700), капитан, майор (1706), командир 1-го батальона Преображенского полка (1706), подполковник (1708), генерал-поручик, полковник гвардии и командир Преображенского полка(1709), начальник следственной канцелярии (с 1715), опала, разжалование, ссылка (1718), помилован, полковник (1724), позже - генерал-майор, генерал-лейтенант (1725), генерал-аншеф (1726), генерал-фельдмаршал (1728), опала, разжалован, тюрьма (1731 -1741), помилован, генерал-фельдмаршал (1741). Жены: 1-ая Мария Федоровна (рожд. княжна Куракина); 2-ая с 1696 Анна Ивановна (рожд. Злобина); 3-я Анна Петровна (рожд. Шереметева (ум. 1720) , Шафиров Петр Павлович, вице-канцлер, Репнин Аникита (Никита) Иванович, князь (12.08.1668-03.07.1726), комнатный стольник (1693), спальник П., поручик потешных (1685), подполковник (16940, генерал-майор (1698), формировал в Казани дивизию, ею командовал (1699 – 1700), разжалован (1707), восстановлен (1708), генерал-фельдмаршал (1724), президент Военной коллегии (1724 - 1726), генерал-губератор Лифляндии ( с 1719 г.). Жены: 1-ая Прасковья Михайловна (рожд. Лыкова) (ум. 1686), 2-а Прасковья Дмитриевна (рожд. княжна Голицына) (1670 – 1708) , Фредерик IV (Фридрикус Квартус, Frederik IV), король Дании и Норвегии , Грунд Георг (Grund Georg), датский посланник , Головкин Гавриил Иванович (Ганка, Гавриил Долговещный), канцлер, Фридрих I (Fridrich Wilhelm I von Brandenburg), король Пруссии см. также Фридрих III, курфюрст Бранденбургский , Головин Федор Алексеевич (1650 - 30.07.1706), окольничий (1686), посол в Китае, заключил Нерчинский договор с Китаем (1689), боярин (1692), 2-ой посол Великого посольства (1697 – 1698), генерал-адмирал (1699), судья Посольского и др. приказов (1697 - 1699), генерал-фельдмаршал (1700), канцлер, первый в России граф (1701) , Мазепа Иван Степанович (Мазепа –Колединский) (20.03.1639 – 21.09.1709), светлейший князь (с 1707), гетман Войска Запорожского (с 25.07.1687), перешел на сторону шведов (октябрь 1708), умер в изгнании., Шереметев Борис Петрович (25.04.1652 – 17.02.1719), комнатный стольник (1665), боярин (1682), белгородский воевода (1692), путешествие за границей (1697 – 1699), генерал-аншеф (1700), генерал-фельдмаршал (1702). Жены: 1-ая (до 1671) Евдокия Алексеевна (рожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая (ок. 1713) Татьяна Петровна (рожд. Лопухина); Анна Петровна (вдова Л.К.Нарышкина, рожд. Салтыкова (1677 или 1678 – 1728)., Макаров Алексей Васильевич (Макарьев), кабинет-секретарь , Паткуль Иоганн-Рейнгольд (Patkul), фон, дипломат, генерал , Кикин Александр Васильевич (Дедушка), адмиралтеец , Кейзерлинг Георг Иоганн фон (Kayserlingk), прусский посланник, Павленко Н.И., историк , Фердинанд (Ferdinand Ketler), герцог Курляндии, дядя герцога Фридриха-Вильгельма, администратор герцогства , Венедигер Томас (Venediger Thomas Georg von ), генерал-поручик, на русской службе (с 1711), генерал-адъютант А.Д.Меншикова, служил в Эстляндии, Архангельске, в Низовом корпусе (1729)


Письма и бумаги П.: 1. И.С.Мазепе письмо с распоряжением идти в Слуцк, там оставить «тягости», сделать магазин, а коннице идти в Минск[1]; 2. Кн. В.В.Долгорукову письмо о том же[2]; 3. Ф.А.Головину письмо о получении его писем от 17 и 19.02, об астраханцах, о возвращении Б.П.Шереметева и др.[3]; 4. Резолюции на мемориалы и донесения Ф.А.Головина о качестве поставляемого армии провианта, о сношениях с Пруссией, о И.Р.Паткуле, о курляндском герцоге Фердинанде, об условиях вступления Пруссии в войну или вознаграждении ее за посредничество в достижении мира (польские Прусы), условия, при которых Россия готова к заключению мира[4]; 5. Резолюция на ответе Ф.А.Головина, данном на мемориал Георга Грунда, о восстановлении союза и финансовой помощи Дании[5]; 6. Кн. А.И.Репнину письмо о получении от него писем, о занятии Астрахани, о возвращении Б.П.Шереметева, поздравляет с победой[6]; 7. Генералу Томасу Венедигеру письмо «о благодарении»[7]; 8. Возможно, что к этому времени относится помета П. на посланной ему 19.02 ведомости Провиантского приказа о заготовленном в 1706 г. провианте. Допускаю, что работа над этой ведомостью вызвала комментарии П. в письме Ф.А.Головину от 21.02 насчет качества провианта[8]*.

Комментарий.

* П., занятый множеством дел, требовал краткости в донесениях и докладах. А.В.Макаров писал Ф.А.Головину, «дабы впредь писма до господина Капитана от вашей милости, моего государя, писаны были статьями, так что под которыми бы мог отмечать и назад до вашей милости оные посылать, о чем и сам он до вашей милости писал (подобное письмо не сохр. – Е.А.), а по розным письмам ответом уже зело скучает за другими некоторыми тягостми». Г.И.Головкин также писал Ф.А.Головину: «От многих и пространных ваших писем есть немного противно. Писаны с титулами: фельдмаршалом и боярами, чево лутче бы писать сокращено, а лутче статьями, на что б лехко было к вам отповедь чинить»[9]. Сам Ф.А.Головин в письме 16.02.1706 хвалил Б.П.Шереметева, что «письмо твое к В.г. послал и хорошо, что кратко изволишь писать, токмо к нам, хотя плодовито изволишь писать, чтоб на Москве с помощию Божию знали, как поступать»[10]. Однако сам Ф.А.Головин от пространных писаний удержаться не мог и 22.02 сам царь вновь наставлял его: «Для Бога прошу, изволь письма присылать все, связаф, и писать статьями, а не особыми писмами: истинно несносно, также иное есть и вдвое»[11]. Кстати, письмо А.В.Макарова Ф.А.Головину кажется примечательным: А.В.Макаров начинает играть важную роль в окружении П. Два года спустя после образования Кабинета Е.ц.в. (1704 г.) он, имея скромный чин «государева двора подьячий», уже смеет наставлять первое лицо в правительстве, канцлера и генерал-адмирала, как им надлежит оформлять бумаги для доклада царю. Он же пишет П.П.Шафирову: «А боярам я бы не советовал <…> вашего приказа дел объявлять»[12]. Вероятно, это первый случай в истории России, чтобы подьячий советовал или не советовал боярам, как им поступать. Впоследствии роль А.В.Макарова в управлении страной становится все заметнее, его влияние на дела все больше возрастает, он становится «серым кардиналом». Все, посылающие царю бумаги, понимают, что во многом именно от А.В.Макарова зависит успех дела. Только он знает, как доложить П. бумагу, при каких обстоятельствах, в какой момент это сделать, учесть ли при этом состояние и настроения царя или этого не делать (и тем самым провалить дело), как прокомментировать запутанную бумагу и т.д. П.П.Шафиров – один из докладчиков П. - писал: «А и писмо Курбатово, которое я поднес и по се число не чел, и сказывает Макарьев (А.В.Макаров – Е.А.), что зело оные писма ему противны»[13]. Подробнее все это описано в работе Н.И.Павленко[14]. Международное положение России, в отсутствие побед в это время, оставалось сложным. В Москве Ф.А.Головин вел переговоры с датчанами и пруссаками. С первыми – о восстановлении Северного союза, а со вторыми – об участии Пруссии если не в антишведской коалиции, то хотя бы в посредничестве при заключении мира. В ответе на мемориал от 07/18.02.1706 Георга Грунта, просившего от имени Фредерика IV финансовой помощи, Ф.А.Головин говорил, что до восстановления союза «денежным спомоществованием так за великими своими росходы в нынешнем времяни спомощестовать не мочно». На это П. отреагировал на полях: «Доброй ответ»[15]. В январе и феврале 1706 г. Г.И.Кейзерлинг подал русскому правительству два мемориала. Суть их состояла в том, что Фридрих I благодарит П. за освобождение Курляндии от шведского владычества и надеется, что на престоле в Митаве будет утвержден ранее изгнанный оттуда шведами герцог Фердинанд, родственник прусского короля Фридриха I[16]. П. против этого не возражал, хотя все понимали, что за этим стоит желание Пруссии присоединить к королевству эту вассальную Речи Посполитой территорию. Но в условия дипломатический игры, которую вел П. с пруссаками, стремясь в очередной раз втянуть их в союз против Швеции, обещания эти давались охотно, ибо мало что стоили – указы А.В.Кикину о подготовке подрыва Митавы и об отступлении свидетельствовали о непрочности положения России в этой части Прибалтики. Переговоры же о посредничестве Пруссии в заключении мира России и Швеции были бесплодными, ибо при всем старании Пруссии (а старание это было сомнительно) предложения посредников тотчас натыкались на каменную стену шведского улитиматума: «Нет! Только полная капитуляция русских!». 

 


[1] ПБП. 4. № 1089. С. 82.

[2] ПБП. 4. № 1090. С. 82-83.

[3] ПБП. 4. № 1091. С. 83-84.

[4] ПБП. 4. № 1092. С.84-87.

[5] ПБП. 4. № 1093. С. 87-88.

[6] ПБП. 4. № 1094. С. 89.

[7] ПБП. 4. № 1095. С. 90.

[8] ПБП. 4. С. 631-634, 84.

[9] ПБП. 4. С. 646-647.

[10] Переписка и бумаги. С. 29.

[11] ПБП. 4. № 1099. С. 92.

[12] ПБП. 4. С. 1159.

[13] ПБП. 4. С. 787.

[14] см. Павленко. Соратники. С. 299-376.

[15] ПБП. 4. № 1093. С. 87-88.

[16] ПБП. 4. С. 634-640.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.