• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

15/26.10.1711, пн. П. в Торгау.




15.10.1711
15.10.1711
Алексей Петрович, царевич (18.02.1690 – 26.06.1718), старший сын П. и царицы Евдокии Федоровны, наследник престола (отрекся 03.02.1718). Казнен или умер от пыток в Петропавловской крепости. Жена с 14.10.1711 Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская (21.08.1694 – 21.10.1715) , Карл XII (Король Шведской, Швед, Свицкий король, Karl XII), король, Долгоруков Василий Лукич, князь (ок. 1670 – 08.11. 1739), в посольстве во Францию с дядей кн. Я.Ф.Долгоруковым (1687), стольник (с 1691), позже комнатный стольник, товарищ воеводы (отца кн. Л.Ф. Долгорукова) Севска (1698 – 1700), в посольстве с дядей кн. Г.Ф.Долгоруковым в Польше (1700 - 1706), посол в Дании (1707 – 1720), посол о Франции (1721 – 1722), сентаор (1723), член Верховного тайного совета (с 1728), опала, разжалование, тюрьма (1730), казнь под В.Новгородом. Жена - Мария Юрьевна (рожд. княжна Трубецкая) упом. 1708 , Шарлотта-Кристина-София (Шарлотта, Charlotte Christine Sopie von Braunschweig-Wolfenbüttel), кронпринцесса, супруга царевича Алексея , Фицтум Фридрих фон Экштедт (Vitstum Friedrich von Eckstädt), фон, саксонский придворный, дипломат , Юсупов (Юсупов-Княжево) Григорий Дмитриевич , князь (17.11.1676 – 02.09.1730), стольник, считается участником детских игр П., майор гвардии, бригадир (1711), начальник майорской канцелярии своего имени, генерал-майор (1725), генерал-аншеф (1730), жена: Анна Никитична (урожд. Акинфиева, вдова Львова) , Кристина-Луиза Брауншвейг-Вольфенбюттельская, герцогиня, мать кронпринцессы Шарлотты и австрийской императрицы Елизаветы-Кристины, Подъяпольская Е.П., историк , Купецкий Ян (Иоанн), художник, Янус Христиан, бургомистр Торгау, Писарева (Pisareva) В.А., историк


П. в Торгау. Рано поутру П. пришел в покои царевича Алексея, и кушали у царевича в спальне, в приватной обстановке, с участием Шарлотты и своих министров, а также графа Ф.Фитцтума. Шарлотта по русской традиции обслуживала гостей и заслужила похвалу и поцелуй П.[1].  П. посетил дом бургомистра Торгау Кристиана Януса, где ему особенно понравилась подзорная труба. До обеда П. позировал Яну Купецкому, который приехал вслед за царем[2]  Сохранилась запись в книге расходов: «Маляру Ягану Купецкому за письмо персоны Ц.в. <…> 35 червоных»[3] (позже, в феврале 1712 г., потребовал прислать ему картины)[4].  В 15 часов П. открыл бал во дворце, танцевали по желанию царя без всяких цермоний до 18 часов. П. во время вечернего банкета беседовал с матерью невестки Кристиной-Луизой и «многократно смеялся», говорил на несовершенном, но понятном голландском языке[5].

Письма и бумаги П.: 1. Резолюции на докладных пунктах кн. В.Л.Долгорукова, поданные П. в Торгау 14.10, о предстоящей кампании в Померании и об отношениях с Данией[6]; 2. Кн. В.Л.Долгорукову инструкция о действиях в Померании[7]*; 3. Кн. Г.Д.Юсупову письмо о получении его письма и об отправке в Померанию провианта[8].

   Комментарий.

* Нельзя сказать, что союзники не стремились захватить шведскую Померанию как можно быстрее, но к концу октября 1711 г. союзные войска, осадившие главные крепости Померании, заметных успехов («щастливых прогрессов») не добились, несмотря на многообещающее победное начало весны 1711 г., превосходство в силах и владение инициативой. Причин относительной неудачи было несколько: несогласованность действий союзников, нерациональное распределение сил, отсутствие русской пехоты и задержка с доставкой датским флотом осадных орудий для обстрела Штральзунда (из-за противных ветров датский флот с пушками для осадного корпуса проболтался в море четыре месяца). Как следует из вышеописанного, П. смотрел на Померанскую операцию как на ключевую в деле победы над Швецией: после занятия Шведской Померании у Карла XII не оставалось никакой базы на континенте (в смысле – за морем), и он утрачивает способность «нависать» над Польшей и Германией. Как известно, датская сторона предлагала – в продолжение Померанской операции - осуществить совместное десантирование в Сконе. Но в 1711 г. П. считал овладение Померанией более важной задачей. Он писал 15.10 кн. В.Л.Долгорукову относительно десанта в Сконе: «Перво надлежит сей берег (т.е., Шведскую Померанию – Е.А.) от шведов очистить и потом в действа далния вступать, ибо, не очистя сего краю, того чинить невозможно, имея неприятеля ззади». Участие русских войск П. планировал как весьма активное. Вначале предполагалось, что они примут участие во взятии Штеттина, а также Штральзунда, а затем их перебросят к осажденному датчанами Висмару. Кроме того, П. предполагал, что если взять Штральзунд будет невозможно (из-за нехватки артиллерии), тогда можно будет очистить от шведов остров Рюген, благо зимой пролив между континентом и этим островом, куда ушла с материка основанная группировка шведов, замерзнет. Датчане с этими планами были согласны, но они застряли под Висмаром, гарнизон которого был усилен 6-тысячным шведским десантом, прибывшим из Швеции[9]. Словом, кампания 1711 г., вопреки ожиданиям, успеха не достигла.

 


[1] ПЖПВ. 1711 г. С. 34.

[2] Писарева. Неделя в Торгау. С. 176-

[3] Подъяпольская. Петр. С. 259; ПБП. 9. С. 1417-1418.

[4] ПБП. 12-1. № 5042. С. 41, 318; Подъяпольская. Петр I и художник Ян Купецкий. С. 245-264.

[5] Писарева. Неделя в Торгау. С. 176-177.

[6] ПБП. 11-2. № 4809. С. 174-175.   

[7] ПБП. 11-2. № 4810. С. 176.

[8] ПБП. 11-2. № 4811. С. 176.

[9] ПБП. 11-2. С. 174-176, 499.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.