• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Июнь 1700 г. Начало дела Григория Талицкого.




1.06.1700
30.06.1700
Карл XII (Король Шведской, Швед, Свицкий король, Karl XII), король, Головин Федор Алексеевич (1650 - 30.07.1706), окольничий (1686), посол в Китае, заключил Нерчинский договор с Китаем (1689), боярин (1692), 2-ой посол Великого посольства (1697 – 1698), генерал-адмирал (1699), судья Посольского и др. приказов (1697 - 1699), генерал-фельдмаршал (1700), канцлер, первый в России граф (1701) , Матвеев Андрей Артамонович, дипломат, Бантыш-Каменский Н.Н., историк , Крылова Т.К., историк , Книппер (Книпперкрон) Томас, шведский резидент , Хилков Андрей Яковлевич, князь, стольник, дипломат , Казанцев Федор, певчий дьяк , Дальберг Эрик Ёнссон(шв. Dahlbergh Erik Jönssen) (1625 – 1703), генерал-директор фортификации (с 1676), губернатор многих провинций, инспектор шведских крепостей (нач 1680-е гг.), руковдитель укреплений Риги, генерал-губернатор Ливонии (1696 – 1702), фельдмаршал при отставке (1702), Тихменев Степан Григорьевич (Стефан), дьяк , Талицкий Григорий, книгописец , Квашнин-Самарин, историк, Малведа, испанский богослов


Начало дела Григория Талицкого с доноса в Преображенский приказ певчего дьяка Федора Казанцева. Дело вел лично Стефан, между ними была дискуссия, после состоялся приговор комиссии бояр, приговоривший Григория Талицкого к смертной казни через «копчение», не выдержав этой пытки, Григорий Талицкий во время казни 29.06 на костре покаялся, был снят с вертела, допрошен и после покаяния сослан в Сибирь. Неясна степень участия П. в этом деле. Были позднейшие пометки П. на полях одного из докладов Синода. По некоторым данным П. участвовал в допросах Григория Талицкого. Согласно одному из современников, когда во время диспута присутствующие, слыша Стефана «невозмогающа» в полемике, позвали П. и царь пришел и «… кратко явными Христовыми словами победил и в раскаяние привел», что сомнительно, хотя сам факт участия П. в этом допросе мог быть бесспорен. После этого дела Стефан написал книгу «Знамение пришествия антихристова и кончины века» по мотивам книги испанского богослова Малвенды[1]. 

Письма и бумаги П.: указ о посылке в Архангельск 56 пушкарей[2].

Разные письма и бумаги: вероятно, в июне Томас Книпперкрон передал Ф.А.Головину грамоту Карла XII от 23.05, в которой король писал, что «с удивлением слышит отзыв российского государя, будто бы бывшее в 1697 году в Риге Великое его посольство встречено там было как варварское и татарское, что напротив того, известен он по донесению рижского губернатора графа [Э.Й.]Дальберга и тамошних бургомистров, что оному посольству (в числе коего о государевом пребывании совсем неизвестно было в городе) воздаваема была всякая возможная почесть, встреча и провожание с пушками и лучшие квартиры были отведены, а разве о том неудовольствие поставляется, что за перевоз (и то неизвестно от кого) не 80, но 60 ефимков взято было, что не дозволено посольским людям ездить и ходить по крепости с зрительными трубками, разведывать укрепление города, делать чертежи стенам и контрэскарпам и что по причине великой тогда бывшей тамо во всем дороговизны, недешевая посольству за съестные вещи подана роспись, в заключение же сего рескрипта дает знать король [Карл XII], что он еще подтвердил губернатору [Э.Й.]Дальбергу прислать обстоятельнейшее о всем оном происхождении известие, дабы он король по соседству и дружбе с Россиею мог учинить государю всякое удовольствие, а виновным достойное наказание». Следовательно, свои претензии, ставшие затем формальным поводом для начала войны, П. высказал шведам каким-то образом еще до посольства кн. А.Я.Хилкова. Грамота Карла XII явно преследовала цель разрядить обстановку и не дать повода России для развязывания конфликта. Ответа на него с российской стороны, скорее всего, не последовало – ведь после фактического извинения шведской стороны инцидент был бы исчерпан, а П. не был в этом заинтересован[3]. Шведская дипломатия пыталась предупредить назревающий конфликт – в Гааге шведский посол посетил А.А.Матвеева и хлопотал об укреплении русско-шведской дружбы[4], но, выражаясь в стиле того времени, врата храма Марса были уже открыты.

 


[1] Самарин. Стефан Яворский и Феофан Прокопович. С. 263-265.

[2] Тревожные годы. С. 25-26.

[3] ПБП. 1. № 308. С. 355-356; Бантыш-Каменский. Обзор. 4. С. 207-208; МИРФ. 4. С. 33.

   [4] Крылова. Россия и Великий союз. С. 87.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.