• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

27.06.1709, вечер. П. на Полтавском поле. Пир.




27.06.1709
27.06.1709
Меншиков Александр Данилович (06.11.1673 – 12.11.1729) , как "ближний человек" был с П. в Архангельске и в Осударевом походе, граф (с 1702), князь Священной Римской империи (с 1705), светлейший князь Священной Римской империи, князь Российского царства, князь Ижорский, светлость (с. 1707), сержант Преображенского полка,генерал от кавалерии (с 1705), генерал-фельдмаршал (1709), генералиссимус (с 1727), капитан флота (с 1707), шаутбенахт (с 1716), сенатор (15.12.1717), первым подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718); вице-адмирал (с 1721), адмирал (с 1727), генерал-губернатор Санкт-Петербурга (с 1703), президент Военной коллегии (1717-1724, 1726-1727). , Карл XII (Король Шведской, Швед, Свицкий король, Karl XII), король, Шафиров Петр Павлович (1669 или 1673 - 01.03.1739), из крещеных евреев, с 1691 г. переводчик в Посольском приказе, упом. как переводчик с немецкого (цесарского) и голландского яз. (1701- 1702), сопровождал П. в Архангельск и в походе по Осударевой дороге (1702); "тайный секретариюс"(с 1703), ведал почтой (1701-1723), тайный советник и вице-канцлер (1709), заключил Прутский мир (1701), был заложником в Турции (1711-1713), сенатор (с 15.12.1717), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718); кавалер ордена Св. Андрея (1719), опала, лишение чинов, титула, владений, приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Новгород (1723), возвращен, президент Коммерц-коллегии (1725), сенатор (1733). Жена Анна Степановна (рожд.Копьева).(Источн.: словари и справочники, «Надлежит ведать…»; О высочайших пришествиях ; Захаров. Первый в России секретарь; Базарова. Первый российский вице-канцлер), Долгоруков Григорий Федорович, князь, стольник, пожалован в комнатные стольники (20.02.1694), в Польше (1702 – 1704), в армии (1708 – 1709), тайный действительный советник (1711)(Источн.: Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 17.06.2021); РГАДА. Ф. 210, оп. 1. Д 11. Л. 59), Пипер Карл (Piper Carl) (29.07.1647 – 29.05.1716), граф, риксмаршал, в плену (с 1709), переведен в Шлиссельбург (1715), тело доставлено в Швецию в 1718 г., П. считал его главным врагом, подвергал унижениям, требовал от него выплаты огромных сумм., Левенгаупт Адам-Людвиг (Левенгопт, Левенгоупт, Лейгуп, Лейнгуп, Lӧwenhaupt Adam-Ludwig)(15.04.1659-12.02.1719), офицер в армиях Баварии и Голландии, с 1697 г. полковник полка армии Швеции, генерал-майор (1705), генерал-лейтенант и генерал-губернатор Лифляндии и Курляндии (с 1706), в плену (с 1709), умер в плену., Головкин Гавриил Иванович (Ганка, Гавриил Долговещный), комнатный стольник царицы Наталии Алексеевны (1676), стольник (1674), комнатный стольник П. (1686), постельничий П. (07.02.1689), участвовал в боярских совещаниях (1700) ; был с П. в походе по Осударевой дороге (1702);на службе (1706), в армии (1709 – 1710), «государственный канцлер, тайный советник и кавалер, граф (1711 – 1713), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718); (Источн.: Захаров. Разрядные повестки; Захаров. Боярские списки (Дата обращения 03.06.2021); О высочайших пришествиях; Маршал По. С. 400)., Гюйссен Генрих (Гизен, Huissen или Hüyssen Heinrich Freiherr von) (1666 - 1739), барон, фон., дипломат, воспитатель царевича Алексея, автор Журнала Петра Великого, см. также Гизен Генрих , Мазепа Иван Степанович (Мазепа –Колединский) (20.03.1639 – 21.09.1709), светлейший князь (с 1707), гетман Войска Запорожского (с 25.07.1687), перешел на сторону шведов (октябрь 1708), умер в изгнании., Шереметев Борис Петрович (25.04.1652- 17.02 1719), боярин (1682 г.), воевода Пскова (27.08.1683 - 28.12.1684), посол в Польше (1686/87), воевода Белгорода. (12.10.1689 - 19.01.1697),командующий корпусом в низовьях Днепра (1695), дипломатическая поездка в Зап. Европу (1697-1699) , командующий конницей, генерал-аншеф (1700), главнокомандующий армией, фельдмаршал (1701); определен к поселению на Котлине с 722 дв. (1712). Женя 1-ая с 1669 г Евдокия Алексеевна (урожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая с 1713 г Анна Петровна (Нарышкина, урожд. Салтыкова) (ум. 1728) (Источн.: Словари и справочники; РГАДА.Ф.350. Оп. 3. Д. 1. Л. 201;Барсуков. С. 30, 186,)., Мальборо Джон (Мальбрук, Marlborough, John Churchill 1-st, duke of Maliborough), герцог, Реншильд Карл-Густав (Рёншильд, Реиншилд, Рейншильт, Рейскилд, Rehnsköld Carl Gustaf), шведский фельдмаршал , Крекшин Петр Никифорович (1684 – 1763), подрядчик и историк , Соймонов Федор Иванович, капитан-лейтенант, Кротов П.А., историк , Вольтер (Voltaire) Аруэ Мари Франсуа как историк , Турвиль де, Константен (Tourville C. de), мемуарист , Ригельман А.Г., историк , Максимилиан-Эммануил Вюртембергский (Maximilian Emanuel von Württemberg-Winnental), принц, полковник шведской армии , Шварц (Schwarcz) И., историк


Пир. Согласно П.Н.Крекшину, К.Г.Реншильд за столом разговаривал с Б.П.Шереметевым и сказал, что всегда был за мир, но король его не слушал. П. на это сказал: «Мир мне паче всех побед любезнейше». В разговоре с Б.П.Шереметевым К.Г.Реншильд и Карл Пипер сказали, что они не ожидали столь быстрого преобразования русской армии и не верили А.Л.Левенгаупту, который говорил им о высоких достоинствах русских войск. Б.П.Шереметев отвечал, что в сражении участвовала только одна треть русского войска[1]. Согласно ГСВ, после шведских генералов в шатер был приведен Карл Пипер «в помянутую ж ставку к государю и с протчими пленниками трактован тут же з столом, где сидел шведский фелтьмаршал Рейншилд и протчия генералы». П., «выхваляя мужество и храбрость фелтьмаршала Рейншилда (К.Г.Реншильд – Е.А.) в воинских делех, пожаловал ему шпагу свою и позволил ее носить»[2]. И далее вся застольная беседа П. с генералами, изложенная в 1-й редакции ГСВ, из этой (2-ой) редакции исчезла (нет сомнений, что по воле главного редактора ГСВ - самого П.). Между тем, беседа эта весьма любопытна, и без ее описания (непременно с упоминанием тоста за «учителей») не обходится ни одна книга о Полтавском сражении.

В ГСВ (1-ая редакция) эта исключенная во второй редакции беседа П. со шведскими генералами, которых он пригласил к обеду «в ставке своей», описана следующим образом: «Сии гости, никогда виденные и незваные, однако ж приятные, возбудили любопытство Е.ц.в. за столом, будучи некакие речи говорить и вопросы чинить, касающияся до войны, а наипаче до сей баталии. И между иными же речьми первой вопрос был о здравии и состоянии короля шведского для того, что носилки его найдены на боевом поле пробиты». И далее следует текст ГСВ, содержащий неподражаемый петровский юмор: «А когда Е.в. уведомился, что оной король [Карл XII] резолвовался чрез Днепр переправится и скрытся с [И.С.]Мазепою в Турецкой или Татарской области, то Е.в. хотел было чрез гонца дать знать королю Швецкому, что он те народы и земли не доволно знает и что может ему тем случитца какое-либо злосчастие. Что ежели он похочет ехать прямым путем в свое государство, то Е.в. даст ему свой пароль и обнадеживание на писме, чтоб его проводить безопасно и трактовать по достоинству его, как доброго своего друга даже до границ его. Но когда сведали, что король уже далеко был, и так гонец не мог бы его догнать, а полоненники, которые знали короля, были того мнения, что он такого предложения может быть не принял бы. Итак, Е.в. довольно показал свое высокодушие к неприятелю»[3]*.

После этого П. обратился к шведским генералам с вопросами: «Для чего де вступать в так пространную и далную землю и газард делать так доброй армеи без осторожности и волного хребта, где амуниции, конечно б, им, наконец, недостало за трудными походы и за лишением магазеинов. Как они могли б сами о том предвидеть, не говоря о других приключениях, убытках и нечаянных потеряниях, которые от войны надобно ожидать, ибо часто малой случай опровергает лутчие восприятые намерении и меры. На то фелтьмаршал [К.Г.]Рейншильд с поволением Е.в. ответствовал, что генералы принуждены слепо покорно последовать воли государя своего, что не могло случитца, хотя они бывают иногда в противном мнении, что должное же почтение к государю своему не позволяет разсуждать и умствовать и еще менше прекословить. Что Его шведское величество [Карл XII], государь его, без размышления [И.С.]Мазепе и другим верил так, как они состояние о руских изображали, чая о сем подлинно знать. К тому ж некоторые де разсуждали, что от ненадеяния на уход и от недостатку в правианте салдаты отважнее бьются. Сим [К.Г.]Рейншилдовым ответом Ц.в. зело доволен был, похвалил верность, покорность и мужество его, вынял свою шпагу и изволил ее пожаловать ему носить. А его шпагу благоволил себе взять. Казалось, что речи и образ Ц.в. к графу [Карлу] Пиперу не так были приятны для того, что Е.в. ведает, что он говорил, советовал и делал злобно против России»**. После этого П. встал, вышел из-за стола поехал в Полтаву[4]***.

Комментарий.

* Эпизод с проявлением «заботы» П. о безопасности «брата Карла» в диких азиатских странах целиком взят в 1-ую редакцию ГСВ из Журнала Генриха Гюйссена. Ясно, что сказанное П. не могло быть произнесено в момент обеда с пленными генералами 27.06 - П. еще не мог знать о форсировании Карлом XII Днепра у Переволочны – король был еще в пути.

** Русские источники последовательно недоброжелательны к первому министру Карла XII. В ГСВ, написанной много лет спустя после смерти Карла Пипера, сохранялся этот дух недоброжелательства. После эпизода о разговоре П. с К.Г.Реншильдом в ГСВ написано: «Казалось, что речи и образ Ц.в. к графу [Карлу] Пиперу не так были приятны для того, что Е.в. ведает, что он говорил, советовал и делал злобно против России»[5]. По-видимому, материалы, переданные из России Вольтеру, сохранили этот дух. Вольтер писал: «Царь, как и вся Европа, был убежден, что он продал своего повелителя герцогу Мальборо и навлек на Москву шведское нашествие, что могло бы умиротворить Европу. Он сделал плен для [Карла] Пипера особливо отяготительным. Министр сей умер через несколько лет в Московии, пользуясь лишь скудным вспомоществованием своего семейства, каковое наслаждалось в Стокгольме всеми благами жизни. Втуне сожалевший о нем король [Карл XII] не пожелал унизиться до выкупа за своего министра, боясь отказа, а договора с царем о размене пленных у него не было»[6]. Это не совсем верно: после Полтавы Карл Пипер послал Карлу XII письмо, в котором писал, что П. готов обменять его, Карла Пипера, на И.С.Мазепу. Несомненно, такие условия обмена были продиктованы русской стороной и несомненно же Карл XII счел его для себя бесчестным и не ответил на письмо своего бывшего первого министра, справедливо восприняв его как написанное явно под давлением русских. Мнение о продажности Карла Пипера поддерживал и Константен де Турвиль, писавший, что в плен попал Карл Пипер, «который заплатил тем самым царю за все бедствия, которые он ему причинил, и за 300 тыс. экю, которые получил от герцога Мальборо»[7]. Во всей этой истории нельзя не углядеть привычный стереотипа о том, что России традиционно «англичанка гадит», хотя ухудшение отношений России с Англией произошло только в 1716 г. Согласно Вольтеру, П. хвалил «генерала-фельдмаршала графа [К.Г.]Рейншильда за храбрость и мужество его. Изволил пожаловать шпагою, вышеупомянутым же всем дозволил ходить, хотя под присмотром, однако ж по воле, а [Карл] Пипер содержан под арестом, потом в Петербурге, наконец, в Шлиссельбурге, где чрез три года и скончался»[8]. Шведские генералы провели тяжелое время в плену, условия которого периодически (в зависимости от отягощения жизни русских пленных генералов в Швеции или от подозрений и опасений властей насчет возможного заговора и побега) ухудшались) ухудшались.

*** Любопытно, что перерабатывая Журнал Генриха Гюйссена царь выбросил еще один отрывок беседы: во время обеда спрашивал Е.в. как сильна была подлинно шведская армия? на что все почтенно ответствовали, что она состояла больше, нежели в 30000 человек, кроме волохов и козаков. Потом Е.в. говорил: как они так дали себя побить войском, которые они так в свете уничижали? На сие господин [К.Г.]Рейншильт покорно ответствовал: что умные люди между ими никогда того не чинили, что они всегда высокую мысль имели о священной особе Е.в., о героических его качествах и признавали счастливое пременение в войсках его и что граф [Л.А.] Левенгауп[т] довольно о том короля Шведского уведомил, что может де быть офицеры обыкновенною воинскою политикою изображали рядовым своим победу над русскими легчайшу, нежели они сами чаяли, чтоб тем солдат ободрять и в трудах их утешать надеждою, доброю корыстию. Сие оставя, продолжал Е.в.: «Для чего де вступать в такую пространную и дальнюю землю…» и далее см. по тексту ГСВ. Ф.И.Соймонов видно читал ГСВ и, в целом, верно изложил беседу, сделав упор в ответе К.Г.Реншильда на покорность генералов своему королю: «Король наш не всегда советовал с нами, а мы, яко верныя подданныя, слушали его зажмуренными глазами». Такая верность столь угодна явилася Великому Петру, что снявши он с себя шляпу свою пожаловал Рейскилду (К.Г.Реншильд – Е.А.), прося его о сохранении оной во знак той чести, которую Е.в. приносит храбрости и верности его фелдьмаршаловой. Таковыя же показания чести учинил и графу [Карлу] Пиперу и другим пленным генералом перваго класса. Особливо же, дабы они были во всяком доволстве, изволил Е.в. роздать их генералом своим. И тако граф Рескилд (К.Г.Реншильд – Е.А.) достался графу [Б.П.]Шереметеву, граф [Карл]Пипер графу [Г.И.]Головкину, принц Винтемерской (Максимилиан-Эммануил Вюртембергский – Е.А.)- князю [А.Д.]Меншикову и протчия также распределены по разным особам»[9]. Как видим шпага заменена шляпой. В других источниках нет упоминаний о распределении пленных генералов под ответственность русских министров и генералов. Но отметим, что эта практика содержания пленных и преступников была принята с давних времен в Московском государстве.

Вольтер дает свою интерпретацию знаменитой беседы. Видно, что он тоже читал переводы из ГСВ, но добавил нечто свое. Согласно Вольтеру, К.Г.Реншильд, в ответ на недоуменные вопросы П. по поводу незнания генералами планов войны, сказал: «Нас никогда не спрашивали <…>, но мы, как верные слуги, всегда безропотно подчинялись воле нашего повелителя». При сих словах царь посмотрел на некоторых из своих придворных, коих подозревал когда-то в причастности к заговорам (с ним были только Г.И.Головкин, П.П.Шафиров и, возможно, кн. Г.Ф.Долгоруков – Е.А.), и сказал: «Да, вот как надобно служить своему государю!». Неясно, откуда Вольтер извлек информацию о причастности сподвижников П. к некому заговору. И далее Вольтер описывает эпизод, который впоследствии, благодаря его знаменитому перу, вошел во множество популярных и учебных изданий: «Потом, взяв стакан вина, произнес: «За здравие учителей моих в искусстве воинском!» («Alasanté, dit-il, demesmaîtresdansl’artdelaguerre»). К.Г.Реншильд спросил, кого именно почтил он столь лестным титулом. «Вас, господа шведские генералы» - отвечал им царь. «Хорошо же В.в. отблагодарили учителей своих!» - возразил граф. После трапезы царь возвратил шпаги всем шведским генералам и обращался с ними как государь, желающий дать подданным своим урок великодушия и любезного обхождения. Но этот же монарх, столь учтиво обошедшийся со шведами, приказал колесовать всех попавшихся в плен казаков»[10]. А.Г.Ригельман, писавший после Вольтера, сообщает о тосте кратко: «…за обеденным столом изволил пить за здоровье своих учителей, тех, кои его воевать научили»[11]. По мнению П.А.Кротова, «по-видимому, этот рассказ Вольтера является вымыслом», но признает, что сказанное царем находится в круге мысли П., который не раз говорил, что русские «ученики» потрудились и превзошли своих шведских «учителей»[12]. Словом, оснований для произнесения подобного тоста более чем достаточно.

 


[1] РНБ. Погодин. 1932. Л. 49 об.

[2] ГСВ. 1. С. 162, 304; Письмо российского генерала. С. 29.

.

[3] ГСВ. 1. С. 164-165.

[4] ГСВ. 1. С. 165.

[5] ГСВ. 1. С. 165.

[6] Вольтер. История Карла. С. 135.

[7] Турвиль. Воспоминания. С. 129

[8] Вольтер. История Карла. С. 135; Демкин. Шведский вельможа в русском плену. С. 195-199.

[9] Соймонов. История. С. 188.      

[10] Вольтер. История Карла XII. С. 136.

[11] Ригельман. Летописные повествования. С. 84.

[12] Кротов. Шведское влияние. С. 297.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.