• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

История идей глазами филолога: Рождение критической философии в зеркале переписки Канта с Маркусом Герцем

10 марта 2016 года гостем регулярного семинара «Границы истории» стал Борис Михайлович Гаспаров, доктор филологических, профессор Колумбийского университета и руководитель академического совета образовательной программы «Филология» в «Высшей школе экономики» в Санкт-Петербурге, выступавший с докладом «История идей глазами филолога: Рождение критической философии в зеркале переписи Канта с Маркусом Герцем».

В центре внимания доклада находился анализ символически насыщенной переписки И. Канта с его бывшим студентом Маркусом Герцем в 1770-х гг., которая получила широкое признание в качестве уникального свидетельства того, как Кант в течение этого периода приходил к идее критической философии, однако значение самого диалога для эволюции мысли Канта оставалось неизученным. Отдельную роль в данном диалоге играла еврейская идентичность Герца. При раскрытии символических образов, изложенных в диалоге, критическая философия предстает не как «система», но как процесс движения мысли, несущей на себе отпечаток конкретных обстоятельств, человеческих отношений и символических образов, рождающихся в слове.

По словам Б.М. Гаспарова, текст, который лег в основу данного доклада, является частью новой книги об Иммануиле Канте, идея которой возникла на многолетнем опыте изучения философии и истории основ европейского романтизма. В целом, книга не является попыткой новой интерпретации философской системы Канта. Основную идею работы можно сформулировать в двух взаимосвязанных тезисах. Во-первых, Канта не устраивало современное состояние христианства (молитвы, идеи чуда, прямое апеллирование к богу), его волновал поиск обходного пути – каким образом человеческий разум и человеческий опыт мог бы вступить в контакт с богом и мог бы осознать, что человечество движется законами, которые имеют трансцендентное происхождение. Во-вторых, так как философ занимался этим безуспешным поиском, его идеи постоянно трансформировались, что давало новые возможности для формирования критической системы; поиск того, чего нет, рождавший постоянное движение мысли, связывал Канта с ранним романтизмом. По мнению Б.М. Гаспарова, не столько идеи философа, которые со временем изменялись, сколько энергия поиска, энергия движения мысли составляют основу, так называемого, романтического сознания.

Каждая глава книги носит имя деятеля, который повлиял на формирование идей, мыслей и концепций И. Канта. Одна из глав носит название «Маркус Герц» – она посвящена периоду, предшествующего выходу труда Канта «Критика чистого разума».

После продолжительного перерыва в университетской деятельности, Канту было предложено место профессуры в университете Кёнигсберга, но для этого необходимо было написать специальную диссертацию, с которой философ справился за три месяца. У диссертации был респондент, представлявший работу, которым стал любимый студент Канта – Маркус Герц. Готовясь в Кенигсберге к медицинской карьере, Герц с восторгом слушал лекции Канта о метафизике морали. И. Кант, несмотря на возражения коллег-профессоров насчет еврейского происхождения Герца, выбрал способного студента в качестве ученика. После окончания кенигсбергского университета Герц отправился в Берлин, куда его порекомендовал его наставник. Молодой ученый сразу развил бурную деятельность в Берлине, открыв пропагандировавшие идеи Канта публичные лекции по философии: идея соединения философии и естественных наук. Обретя медицинское образование, М. Герц стал довольно популярным врачом; помимо медицинской практики Герц занялся написанием книг по философии медицины, в которых он старался применять философские воззрения Канта, а также продолжил вести публичные лекции по философии.

В это время Кант активно занялся финальной, как ему казалось, стадией создания философии морали. Однако работа долгое время не выходила в свет, а ее публикация, в конечном итоге, перенеслась на 11 лет – «Критика чистого разума» в конце концов вышла в 1781 г. и только потому, что Кант сам заявил, что его здоровье ненадежно, и он хочет опубликовать труд до своей кончины.

Между 1770 и 1781 гг. длится «период молчания» в жизни философа, не только в отношении с публикациями (до этого с конца 1750-1760 гг. была опубликована серия работ), но и в отношении социального взаимодействия. Активная переписка с М. Герцем в этот период является единственным способом его связи с внешним миром: в письмах Кант излагал свои мысли, чувства и переживания, письменно излагая свои действия и будущие планы – это ценный документ по истории формирования идеи «Критики чистого разума». В этом смысле переписка уже давно является подтвержденным фактом по изучению труда философа, однако в контексте своего исследования Б.М. Гаспаров интересуется изучением поиска, трансформации идей Канта и движения мысли философа, отразившиеся в переписке.

Для понимания идей, изложенных в переписке, необходимо ознакомится с основами философской модели, которую философ заложил в диссертации. Кант писал о непреодолимом различии между миром эмпирическом и миром интеллектуальном. Эта позиция шла в разрез с традиционной философской моделью, господствующей в период просвещения: движение от предметов к их концептуальному представлению (платонический взгляд). По мнению И. Канта, между миром вещей и миром чистого разума лежит непроходимая граница, поэтому попытки людей соединить эти вещи сводятся к тому, что все концепты, в конечном итоге, обессмысливаются. В своем стремлении описать философскую модель Кант действует как человек эпохи просвещения: после того как границы чистого разума будут определены, чистый разум послужит основанием практической деятельности, направленной на познание эмпирического мира, – задача диссертации.

Через некоторое время философ замечает, что проблема намного серьезней: Кант, в момент написания диссертации, думал, что окончательно определит категории разума, и вся его философская система будет готова. В целой серии писем Кант признаётся Герцу, какая трудная и неблагодарная это работа; автор находился в постоянном поиске идей, поток мыслей вел философа к новым моделям, о которых он писал своему ученику. Ничто не должно было отвлекать от этой деятельности. Только отбросив все ненужное, можно прийти к основам моральной философии. Это объясняет период молчания Канта – задача изоляции чистого разума от всякой примеси эмпирического знания и понимания. Страдания и мучения, переживаемые философом в это время, сравнимы с метафорой мучительного хождения по пустыни, в конце которой обетованная земля, куда И. Кант стремится попасть. Однако сделать он этого не сможет пока не будет окончена работа по написанию моральной философии.

Далее Б.М. Гаспаров указывал на вопрос о назначении Маркуса Герца. Герц для философа – выражение практического начала («практическая профессия питает разум»), внешнего мира, который Кант сам для себя закрыл. Однако для формирования собственной концепции ему необходимо видеть хотя бы в отдалении воплощение этого практического начала. Не случайна в данном случае религиозная принадлежность Герца: иудаизм, в отличии от христианства (религия откровения), виделся Канту как воплощение практической религии, то есть общение с богом путем эмпирических предписаний, законов.

Подытоживая сказанное, Б.М. Гаспаров отметил, что после написания И. Кантом «Критики чистого разума» интерес к М. Герцу стал пропадать, переписки становились менее насыщенными, обретая статус легитимации остаточных отношений. Причиной стало возникшее непонимание: для Герца Кант являлся воплощением разума, без которого он бы влачил животное существование, Кант, наоборот, видел в Герце олицетворение практической сферы. Результатом стало, с одной стороны, абсолютное непонимание Герцем «Критики чистого разума», с другой, завершение отношений Канта с Герцем по причине завершения миссии создания моральной философии.