• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

Микроистория и поиски Российской империи

16 октября 2014 года в рамках регулярного семинара департамента истории НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге и Центра исторических исследований “Границы истории” состоялось заседание, на котором выступил профессор университета Цинциннати Уиллярд Сандерленд. Темой его доклада стала “Микроистория и поиски Российской империи», а так же была представлена недавно вышедшая книга «Мантия Барона: История Российской империи во время войны и революции».

В начале своей презентации докладчик показал фотографию главного героя его дальнейшего повествования - барона Унгерн-Штернберга. На снимке, сделанном в сентябре 1921 года в Иркутске, был изображен военный человек с усами, георгиевским крестом и в монгольской одежде. Уилльярд Сандерленд задал аудитории вопрос: что мы можем узнать, рассмотрев эту фотографию? Оранжевый цвет его одежды говорит о высоком статусе, эполеты с двумя звездами и буквами «А» и «С» - о приверженности атаману Семенову и, соответственно, Белому движению. Это фотография была найдена им в книге, посвященной этому человеку, из которой исследователь узнал еще несколько важных фактов о его жизни. Во-первых, он был балтийско-германским аристократом. Во-вторых, до конца жизни он грезил идеей воссоздания огромной империи в центре Евразии, которая стала бы основой для продвижения монархии в войне против республиканизма и социализма. Он был приверженцем монархии и выступал против большевиков за атамана Семенова.  В конце своей жизни он был казнен как враг нового режима. Но Унгерн  был известен не только своими амбициозными планами, но и просто как довольно странный человек, комбинировавший в своих верованиях ортодоксальный буддизм и мистические вещи.

     Книги, написанные о нем, имели общий недостаток – авторы пытались писать в отрыве от личности, хотели поместить героя в драматическую историю.  При чтении этих работ докладчик был удивлен тем, что все вещи, которые мы знаем о нем, известны, потому что он принадлежал к балтийско-германской аристократии, а также из-за его принадлежности к русским военным. Но почти ничего не было написано им самим вплоть до конца его жизни, когда он написал про свои взгляды на будущее монархии. Кроме этого не было ничего, что бы говорило про его собственные мысли. Мы не знаем, его любимый цвет, его занятия субботними утрами, был ли у него первый поцелуй и тому подобное. Существует также ряд слухов по поводу его гомосексуальности или асексуальности.

     На методологию работы докладчика повлияла книга Laurent Binet, благодаря которой он понял, что стоит рефлексировать над простыми деталями исторического процесса, которые обычно мы пропускаем. Для докладчика наиболее важной книгой о герое стала работа Сергея Кузьмина «История барона Унгерна: опыт реконструкции», в которой было опубликовано множество документов и мемуаров, связанных с жизнью барона. Другой работой, повлиявшей на Уиллярда Сандерленда, была книга  «Жизнь Самюэля Джонсона», написанная Джеймсом Базвелем. Он создал его биографию на основе множества интервью. Она получилась яркой и полной жизни. Докладчик пришел к выводу, что его герой будет намного лучше, не как субъект биографического исследования, а как инструмент для микроистории. Здесь на него повлияли прочитанные им работы, авторы которых сфокусировались на чем-то маленьком, чтобы через это рассмотреть нечто большее.

     Тогда докладчик обратил внимание на плащ барона, потому что он мог сказать многое о нем самом. Унгерн был балтийско-германским аристократом, который носил монгольский костюм с эполетами армии атамана Семенова и монгольские ботинки. Его кросс-культурная униформа характеризовала его самого как кросс-культурную личность.

      Но чтобы понять всю эту историю, нужно вернуться к началу жизни самого барона. Так как сам он до конца своих дней почти ничего не писал, информацию о нем можно узнать только из записей различных институтов. Так в 1886 году в церковной книге появилась запись о его рождении и крещении, немного можно почерпнуть из записей доктора. В Улан-Баторе утверждают, что у них есть ботинки солдата барона. Так же существует знамя, которое он брал с собой до смерти. Неизвестно, когда оно было создано, но оно говорило о его монархических взглядах. На одной стороне  знамени было изображение Христа, а на другой – Михаил Второй, брат царя. Таким образом, исследователь мог узнавать что-то о своем герое только через такие небольшие кусочки его жизни. Но можно многое понять, изучив места, в которых он жил. Унгерн родился в Граце, католическом городе с небольшим количеством евреев. Его мама была немкой. В 3 года он с семьей покинул Грац и переехал в Тифлис. Его отец был геологом и работал там. В Тифлисе умерла старшая сестра Унгерна. Родители решили поехать домой к отцу в Эстонию, но по прибытии они развелись. По словам докладчика, на этом примере можно увидеть имперское «управление» любовью, так как это была любовь немцев в Российской империи. Далее была продемонстрирована фотография прекрасного дома отчима барона неподалеку от Таллина. Это элегантное место очень повлияло на героя. Дом был разрушен во время революции 1905 года. Следующим важным местом для Унгерна был Таллин, где он пошел в школу. Из-за политики руссификации он должен был пойти в русскоязычную школу с русскими учителями, но был окружен немецкими детьми. Ситуация была странной, так как большинство детей не понимали, что происходит на уроке, так как русский не был для них родным. В школе Унгерн не преуспел, поэтому мать решила забрать его до того, как его выгонят. Так он оказался в Петербурге в Морском кадетском корпусе. Здесь он так же столкнулся с языковыми трудностями, но будучи в окружении русской культуры ему было легче с ними справиться, но он так и остался плохим студентом. Зимой 1905 года его матери отправили телеграмму, в которой сообщалось, что если  не будут предприняты меры, ее сын не будет допускаться в учебное заведение. Они хотели переехать снова, но в связи с революцией Унгерн решил пойти в армию как доброволец. Он попал в Манчжурию, но не участвовал в битвах. Сильное влияние на него оказало величайшее имперское изобретение его времени – Транссибирская железная дорога. В армии из троечника он превратился в отличника, у которого не было ни одного замечания о плохом поведении. Он отправился в Азию, вернулся к Трансбайкалу. После нескольких лет он присоединился к Амурским казакам. В обоих случаях он оказывался на границе империи и был включен в имперское управление ею. После чего он отправился в Западную Монголию, где было противостояние между представителями Китая и Монголии, и Унгерн хотел быть вовлечен в него. Следует отметить, что он участвовал в Первой мировой войне и остался в живых. После этого  Унгерн отправился в Даурию к атаману Семенову. Его идеи по реставрации империи и участие в Белом движении, конечно, имели свои последствия. Он был схвачен и отправлен в Новониколаевск, где в последствии застрелен. Если собрать воедино всю его жизнь, можно заметить, что империализм в этот период серьезно повлиял на жизнь этого человека, что было связано также с мобильностью, ведь его жизнь проходила от Таллинна до Улан-Батора. Так же можно увидеть ритуалы империи, то, как она функционировала. Важно, что на примере Унгерна можно рассмотреть, как имперская политика как нечто большое отражалась на жизни одного отдельного индивида. А так как его жизнь пришлась на конец этой империи, можно подумать о том, как она была разрушена.

        После доклада состоялось его широкое обсуждение. Был разъяснен вопрос о языках, на которых мог общаться Унгерн. Дело в том, что он был полиглотом. Унгерн вырос в немецкой среде, он прекрасно знал французский язык, выучил русский. Он был крайне заинтересован также в изучении монгольского языка и имел при себе маленький словарик и зачитывал слова оттуда вслух торговцам. Возможно, он успел также немного выучить китайский. Также был задан вопрос, субъективность какого рода создавало имперское пространство. Уиллярд Сандерленд ответил, что империя воспроизводила определенные модели, но при рассмотрении этого вопроса нельзя исключать индивидуальные особенности этого человека.

Отчет подготовила Валентина Смирнова