• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

От османского фронтира к российской губернии: Бессарабия в составе Российской Империи (1812-1917)

19 сентября 2013 года прошло первое заседание научного семинара «Границы Истории» в 2013-2014 учебном году. Свой доклад «От османского фронтира к российской губернии: Бессарабия в составе Российской Империи (1812-1917)» представил доктор истории, научный сотрудник Ясского университета имени А. И. Кузы, международный стажер Центра исторических исследований Андрей Кушко.

Доклад был посвящен рассказу об исследовании, которое легло в основу книги об истории Бессарабии в составе Российской империи, вышедшей в московском издательстве «Новое литературное обозрение» в рамках серии «Окраины Российской Империи» в 2012 году.

 В своем докладе Андрей Кушко продемонстрировал, что Бессарабия занимает особое место в ряду российских окраин. Будучи последним территориальным приращением империи Романовых на юго-западе, Бессарабская область (впоследствии губерния) совмещала в себе типологические черты западных окраин и Новороссии. Комплексное взаимодействие имперского центра с местными элитами сочеталось в ней с политикой колонизации, во многом определившей этнический состав современной Республики Молдова. История Бессарабии в первой половине XIX столетия наглядно иллюстрирует механизм интеграции новоприобретенной территории в ментальное, политическое и социальное пространство Российской империи. Во второй половине XIX — начале ХХ столетия в Бессарабии, как и на других окраинах, усиливается административная, языковая и политическая ассимиляция. Одновременно данная территория становится местом взаимодействия различных проектов построения империи и нации. 

 Докладчик указал на три отличительных фактора, характеризующих Бессарабскую область. Прежде всего, это фронтирность, обусловившая пестроту этнографического состава. До пришествия колонистов на территории Бессарабии соседствовали татаро-нагайцы, румыноязычные крестьяне, малороссы, еврейское население. Бессарабия часто переходила из сфер влияния разных империй. С укоренением влияния Российской империи в этом регионе установился пространственный дуализм: территория разделилась между румыноязычным населением, которое осталось на севере и в центральной части и колонистами, обосновавшимися на юге. Пограничное состояние данного региона проявлялось в тех разных политических и культурных проекциях, которые накладывали на него разные исторические акторы и силы. Так, губернатор Бессарабской области с 1823 года Михаил Семенович Воронцов видел ее как часть Новороссии. Румынское национальное государство со своей стороны также притязало на данные территории как часть национальной «родной земли», что создавало противостояние на дискурсивном уровне – соревнование между империей и государством-нацией, продолжавшееся вплоть до падения империи в 1917 году. Также важно обратить внимание на языки, на которых происходило когнитивное освоение области, начавшееся в XIX веке – Бессарабия описывалась путешественниками, представителями империи, которые осознавали ее как частицу Востока, либо лишали ее инаковости, унифицируя ее черты, приравнивая к другим окраинам большого политического тела.

 После реформ Алескандра II Бессарабия переименовывается из области в губернию, к освоению окраины империя применяет рациональный бюрократически подход, в то время как на территории самой окраины сохраняются румынские законы. Однако к началу XX века мобилизация этничности достигает большой интенсивности, с чем имперский центр не справляется.

 После доклада, открылась дискуссия по представленному докладу. Адриан Селин, профессор факультета Истории, задал вопрос о влиянии мультиэтничности Бессарабской области на размежевание после 1940 года этой территории между Молдавской и Украинской ССР. Андрей Кушко указал на довольно интересный контекст, в котором происходило это размежевание. Как на севере, так и на юге Бессарабии проживало довольно значительное украинское население. Было разработано несколько интересных проектов присоединения, можно говорить даже о формировании молдавского и украинского лобби, которые представляли свои проекты присоединения Сталину. В конце концов Румынии был выдвинут ультиматум от СССР о том, что Бессарабия населена в основном украинцами, и, хотя это утверждение можно было оспорить, решение было принято.

 Иван Саблин, преподаватель факультета Истории, вывел на обсуждение тему несоответствия административного деления и деления военных округов. Он задал вопрос о том, как оценивали бессарабское национальное движение в имперском центре, были ли попытки как-то перекроить Бессарабию в административном смысле, присоединив ее части к другим губерниям,  как это было сделано в случае военных округов. Докладчик ответил, что с начала мы должны уточнить, что мы подразумеваем под центром. Есть имперский центр – Петербург, но есть и административный центр, который оказывает гораздо более заметное влияние на жизнь губернии. Андрей Кушко также отметил, что попыток как-то перекроить Бессарабию в административном смысле не производилось. А несоответствие административного деления и деления на военные округа можно объяснить тем,  что размежеваниями такого рода занимались разные институты.

 Далее во время дискуссии был высказан комментарий о том, что характеристики, высказанные докладчиком относительно Бессарабии, нельзя в полной мере назвать специфичными. Ведь единовременно с освоением этих территорий, происходило смежное освоение других окраин империи по похожим механизмам. Ведь форма инспекторской поездки – это и есть путешествие, о котором упоминал в характеристиках докладчик. Возможно, схожие процессы мы могли бы наблюдать и на других окраинах.

 Также участники дискуссии коснулись темы истории религии и религиозных групп, обсудив, действительно ли оправдан интерес к мультиэтничности по отношению к мультирелигиозности. Ведь часто идентичность в меньшей степени складывается вокруг этничности. Андрей Кушко согласился, что религиозный вопрос действительно очень важен. И в случае Бессарабии существовало несколько сильный религиозных движений – сектантство, старообрядчество, иннокентиевщина. Однако критерии религиозности и этничности не исключают друг друга. К началу 20 века этничность проникает в большее количество сфер и оказывает более заметное влияние на формирование идентичности, хотя это не умаляет роль конфессионального фактора.

 Завершил дискуссию вопрос Виктора Каплуна, преподавателя факультета Истории, о происхождении самого названия Бессарабия. Докладчик указал на то, что в современной историографии существует полемика о происхождении термина. По одной из версий оно произошло от названия валашской династии Бессарабов из южных земель. Когда в 1812 году Российская Империя присоединила к себе новые территории, она просто распространила название этих земель на всю область в целом. Проект российского имперского дискурса, который позаимствовал средневековое название Бессарабия, прочно закрепился в Румынии. Хотя в современной Молдове такой термин уже не используют.

 

Литвиненко Ксения