• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

Анархизм, географический детерминизм и федерализм Михаила Драгоманова

28 ноября 2013 года состоялось новое заседание научного семинара «Границы истории» Центра исторических исследований, на котором выступил Антон Котенко, аспирант Центральноевропейского университета в Будапеште. Темой его доклада стал «Анархизм, географический детерминизм и федерализм Михаила Драгоманова». Доклад подготовлен в рамках написания диссертации «Украинский национальный проект: в поисках национального пространства 1848–1914".

В начале своего выступления докладчик отметил, что был удивлен отсутствием внимания к понятию пространства в работах об украинском национализме. Он согласен с тезисом Роберта Кайзера о том, что национализм всегда является борьбой за территорию, а земля при этом выступает в качестве значительного элемента понятия национальной идентичности. К этому Антон Котенко также добавил тезис о том, что нации имеют конструируемый характер. Все это он решил продемонстрировать на украинском примере, на одной составляющей нации – территории.

Сегодня большинство людей при упоминании Украины представляют себе определенную территорию от Донецка до Львова и от Чернигова до Симферополя, но чуть больше 100 лет назад это понятие не вызывало у людей столь конкретных территориальных ассоциаций. В течение большей части XIX века понятие Украина не имело однозначной территориальной и национальной привязки, но к концу века эти территории стали мыслиться в категориях единого национального пространства. В связи с этим одной из целей работы Антона Котенко было исследовать, как воображенное пространство воспроизводится на практике. Таким образом, для ученого было интересно, как обозначается воображенное ранее пространство на местности с помощью национальных памятников, школ и вокзалов в украинском стиле, учебников по географии Украины, организации летних школ для студентов, как люди «рисуют Отчизну, которой нет на карте».

Исследователь сфокусировался на работах Михаила Драгоманова – одного из наиболее известных мыслителей Российской империи XIX века, оказавшего влияние на Петра Струве. В историографической традиции принято характеризовать взгляды Драгоманова лишь в категориях социализма и национализма. Антон Котенко решил проанализировать его работы, письма и воспоминания, чтобы узнать, как он представлял себе пространство и что про него думал.

Михаил Драгоманов родился в полтавской губернии, закончил историко-филологический факультет в Киеве и отправился в Европу для подготовки к преподаванию. Оттуда он уже писал в своих письмах домой, что ему стали близки анархистские идеи, ссылаясь, в частности, на основоположника этого движения, Прудона, у которого он почерпнул идеи о федерализме. Он также замечал, что украинцы отличаются от великороссов. В 1884 году Драгоманов издал брошюру «Вольный союз», где изложил свои взгляды на то, как, по его мнению, должна была перестроиться Российская империя. По этому проекту южные губернии не были единым пространством, но составляли 4 области: Полесскую, Киевскую, Одесскую и Харьковскую. Антону Котенко показалось важным, что Драгоманов называет области по городам, тем самым избегая этнических понятий. У Драгоманова не было в мыслях отделения Украины от России, он считал это не только сложным и невозможным, но и попросту ненужным, так как говорил, что Украина разделена на две части, Австрийскую и Российскую, и так как в первой Украина имеет определенные политические свободы, то и во второй может их получить не путем сепаратизма, а вместе с другими нациями и областями России путем федерализма. В своем проекте «Вольный союз» Драгоманов выделяет критерии, по которым Российскую империю можно разделить на 20 областей. Тут важно, что для Драгоманова первостепенное значение имела совокупность географических, экономических и этнографических условий, сложившихся в каждой области, но не национальные или исторические особенности.

География и пространство интересовали Драгоманова со времен учебы в Полтавской гимназии. Но после прочтения его работ докладчик пришел к выводу, что тот не просто увлекался географией, а руководствовался ей в своих взглядах на будущее Восточной Европы. По его мнению, разные нации располагались в соответствии с границами естественных бассейнов, географических и хозяйственных. «История каждого народа обуславливается географией страны, которую он занимает, или иначе - почвой, на которой он живет». Он также считал, что равнинный характер страны манит ее жителей к распространению вширь. Географические и исторические условия стран между Балтийским и Черным морями вели к тому, что народы, проживающие там, вынуждены были сталкиваться друг с другом. По его мнению, без Черного моря Украина невозможна как «культурный край». Россия осуществила «элементарную географическую задачу» по возвращению этих берегов, приобретя Азов, Таганрог, Одессу, Очаков и Кубань. Драгоманов писал, по его мнению о научной географии, в которой нет места политике, критикуя немецких ученых за их идею об естественной принадлежности немецкого племени области до Немана и Днестра. Также он считал, что с помощью идеи естественных границ  и различной «ученой софистики можно придумать аргументы в пользу всякого ученого захвата».

 Драгоманов подчеркивал, что пространство – это не самоцель национального развития. По его мнению., Отечество для человека представляет собой в первую очередь нацию, которая в нем живет. Докладчик отметил, что двойной упор Драгоманова на географию и этнографию заставлял его полностью избегать исторических аргументов.

Антон Котенко предложил рассматривать Драгоманова в более широком кругу анархистов того времени. Многие из них (например, Петр Кропоткин и  Элизе Реклю)  были в то же время известными географами. Они считали, что чем больше мы понимаем миронаселение, тем больше предубеждений и антагонизма исчезает, пока человек не превращается в гражданина мира. Неизвестно, были ли знакомы Кропоткин и Драгоманов, но точно можно сказать, что Драгоманов был сотрудником у Реклю во время подготовки работы «Земля и люди».

После доклада присутствовавшие задали интересующие их вопросы. Юлия Александровна Лайус, старший научный сотрудник Центра исторических исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, отметила, что основной акцент был сделан на пространство, естественные границы и почву, и поинтересовалась, было ли что-то еще, например, климат или ресурсы. Антон Котенко ответил, что Драгоманов не писал о климате и ресурсах, но много говорил о железных дорогах, которые сломают границы между империями, и люди будут путешествовать. Александр Михайлович Семенов, декан факультета истории НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, отметил, что Антон Котенко совмещает в своем исследовании генеалогии, парадигмы и эпистемы научного знания  и языки политической и общественной деятельности, а также задал вопрос о том, зачем нам нужно знать о Драгоманове, который в последствии стал лишь переходной фигурой в украинском национальном движении. Докладчик сообщил, что Драгоманов имел влияние на последующие поколения украинской интеллигенции, которое вскоре сошло на нет во Львове, но было очень популярно в Киеве.