• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Зачем нужна социальная антропология

Введение в курс.

Зачем нужна социальная антропология

От автора курса

Сегодня слово «антропология» встречается нам в очень разных контекстах: в постах в социальных сетях, в художественной и non-fiction литературе, в тематических подкастах и т.д. Однако далеко не всегда речь в них идёт об одной и той же «антропологии».

Несколько лет назад, когда меня заинтересовала социальная антропология, я стала часто разговаривать со своими знакомыми об «антропологии», при этом не уточняя, о какой именно. В результате я не раз слышала фразы наподобие: «А, ну, раз антропология – значит, черепа будешь измерять». Никто не отрицает, что измерять черепа – это интересно. Как минимум, можно представить себя эдаким «Гамлетом от мира науки», держащим в руках череп. Но с этим есть проблема, а именно то, что работой с черепами занимается физическая антропология. Социальная антропология – наука отнюдь не о мертвых головах, а о живых. И не просто живых, а живущих неповторимыми и полными загадок мирами, понимание которых – цель социального антрополога.

Как и зачем социальные антропологи познают миры «Других»? Почему социальные антропологи – ещё и культурные? Обязательно ли плыть на острова Тихого океана, чтобы провести антропологическое исследование? Спойлер: нет. На эти и некоторые другие вопросы о социальной антропологии ответы будут даны в этом курсе.

Курс рассчитан на широкую аудиторию, желающую получить знания о том, чем занимаются антропологи, кроме измерения черепов, и, в частности, чем занимаются социальные антропологи. В первой части (темы 1-2) читатели узнают об этапах развития социальной антропологии, а также принципах и методах социоантропологического исследования. Вторая часть (темы 3-5) посвящена таким предметным областям антропологии как обряды перехода, дарообмен и идентичность.

Ещё в 1944 г. американский культурный антрополог Клайд Клакхон отметил следующую черту антропологии:

Большая часть исследований по антропологии состоит из статей в научных журналах и неприступных монографий. Эти сочинения изобилуют странными названиями и незнакомыми терминами, они слишком специальны для обычного читателя [1].

В этом курсе мне хотелось бы немного расширить границы неприступности антропологического знания и познакомить «обычного читателя» с тем, чем занимались и о чём писали социальные антропологи. Хотя всё-таки главная цель – развеять миф об антропологе как «человеке, измеряющем черепа».

 

[1] Клакхон К.К.М. Зеркало для человека. Введение в антропологию. – С-Пб.: Евразия, 1998. – С. 30

Зачем нужна антропология?

Многие из нас хоть раз да заглядывали в школьные или университетские учебники, где последовательно излагались такие базовые характеристики различных наук как объектная и предметная область, отцы-основатели, современные направления исследований и т.д. Все эти аспекты – применительно к социальной антропологии, – мы также будем рассматривать в последующих разделах курса.

Однако прежде, чем двинуться дальше, было бы резонно ответить на вопрос: «А зачем вообще кто-то занимается социальной антропологией?». Это позволит нам не только расширить знания о содержании антропологических исследований, но и достигнуть понимания роли социальной антропологии и социальных антропологов в обществе.

Для объяснения значимости социальной антропологии уже упомянутый нами К. Клакхон использовал метафору зеркала:

Антропология держит перед человеком большое зеркало и даёт ему возможность посмотреть на себя во всём его безграничном разнообразии [2]

Как это работает это «зеркало»? Прежде всего, нам необходимо понимать, что современная социальная антропология выросла из исследований конца XIX – начала XX века, когда основной фокус внимания антропологов был сосредоточен на «примитивных» незападных обществах.

 


[2] Клакхон К.К.М. Зеркало для человека. Введение в антропологию. – С-Пб.: Евразия, 1998. – С. 32.

В качестве примера подобных обществ нередко приводятся бесписьменные племена коренных народов Америки, Африки, Меланезии и т.д. Как правило, это общества, которые территориально и культурно отдалены от привычной исследователю среды. Для обозначения неизвестных и чуждых обществ в антропологии используется понятие «Другой», ставшее основанием для дихотомии «Мы» и «Другие» (или «Свои» и «Чужие»).

Чем для нас значимо это различение? Благодаря нему мы понимаем, что, осознавая существование Другого, который становится «видимым», или «заметным», в результате антропологических исследований, мы тем самым обращаем внимание на самих себя. Логика такова: если есть кто-то, отличный от нас, то это значит, что мы тоже обладаем уникальными культурными чертами, определяющими нас как членов нашего общества.

Так, именно при столкновении с культурным Другим ценности и установки социума, к которому принадлежит антрополог, становятся заметными для него. Вновь обращаясь к метафорам Клакхона, можно сказать, что, если бы мы были рыбами, нам не была бы заметна вода, в которой мы плаваем.

Клайд Клакхон:

«Исследование примитивных народов позволяет нам лучше видеть самих себя. Обычно мы не замечаем шор, ограничивающих наш взгляд на жизнь. Существование воды вряд ли было открыто рыбами. Нельзя ожидать от исследователя, не преодолевшего мыслительный горизонт своего общества, изучения обычая, который является принадлежностью его собственного мышления. Тот, кто занимается человеческими отношениями, должен знать столько же о глазе, который смотрит, сколько и о предмете, на который смотрят» [3].

 

[3] Клакхон К.К.М. Зеркало для человека. Введение в антропологию. – С-Пб.: Евразия, 1998. – С. 32.

Для понимания специфики социальной антропологии также важно иметь в виду, что, изучая чужое общество, антрополог наблюдает ситуации, которые невозможно оценить с точки зрения «его» культуры. Более того, такая оценка является некорректной для социального антрополога как учёного, стремящегося к получению объективного знания. Важность объективности также подчёркивал известный французский антрополог Клод Леви-Стросс.

Клод Леви-Стросс:

«Объективность, на которую претендует антропология, идет дальше. Ей мало подняться над ценностями, присущими обществу или социальному кругу, к которому принадлежит наблюдатель [прим. антрополог]: она поднимается над его образом мыслей» [4].

 

[4] Леви-Стросс К. Узнавать других. Антропология и проблемы современности. – М.: Текст, 2016. – С. 33.

Итак, антропологи производят знание о культурном разнообразии и дают нам «пищу для размышлений» о том, какова наша роль в современном мире. Норвежский социальный антрополог Томас Хилланд Эриксен даёт следующее определение своей науке: антропология – это «сравнительное изучение культуры и общества, фокусирующееся на жизни локальных сообществ» [5]. Тем не менее, остается вопрос о том, чем производимое антропологами знание может быть полезно современному человеку?

 

[5] Эриксен Т.Х. Что такое антропология? – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2014. – С. 23.

Т.Х. Эриксен в книге "Что такое антропология?" приводит четыре причины, почему антропологические исследования востребованы в современном мире:

Сегодня мы наблюдаем активные контакты между людьми, принадлежащими к разным культурам и обществам. Это связано с несколькими факторами, наиболее значительным среди которых является интенсификация потоков людей, путешествующих по миру – с разными целями. Будь то бизнесмены или студенты, туристы или паломники, трудовые мигранты или беженцы – все они перемещаются по миру и пересекаются друг с другом в разных странах и городах, где формируются пространства культурного разнообразия.

Например, в больших городах вроде Москвы, Санкт-Петербурга или других мировых столиц мы можем встретить разные этнические магазины или рестораны – индийские, китайские, израильские и др. При этом для местных жителей соприсутствие «экзотических» культур воспринимается как само собой разумеющееся. Хотя если мы посмотрим чуть дальше, за пределы индустрии развлечений, то увидим и негативную сторону мультикультурного мира – проблемы прав представителей коренных народов и/или религиозных меньшинств, этническое неравенство на рынке труда, дискриминацию мигрантов и т.д.

Поиск решений подобных социальных проблем тесно связан с необходимостью рационального и обоснованного подхода к культурным различиям и пониманию их роли в структурировании жизни общества. Кто как ни социальный антрополог будет полезен для решения этих задач?

Мир активно «сжимается».

«Все более тесное переплетение ранее относительно независимых социокультурных пространств ведет к пониманию того, что мы все находимся в одной лодке, что человечество, разъединенное классами, культурами, географией и доступными возможностями, всё-таки едино» [6].

Такие глобальные медиа-технологии как спутниковое телевидение и Интернет способствовали нивелированию географических расстояний. Сегодня мы можем посмотреть, как люди живут в других странах и на других континентах – не только в документальном или этнографическом кино, но и, например, на фотографиях или видео, публикуемых пользователями социальных сетей на страницах их аккаунтов. А для того, чтобы поговорить с человеком, который вырос и живёт в другой стране и другой культуре, нам достаточно нескольких нажатий на экран смартфона.

Кроме того, происходит глобализация экономики, а такие проблемы как бедность, неравенство и массовые эпидемии становятся общими для всего человечества. Опыт пандемии Covid-19 в 2020 году продемонстрировал, что мы действительно «находимся в одной лодке». Но каким образом, будучи в одной лодке, мы сможем избежать конфликтов и наконец понять, как взаимодействовать друг с другом? Вот тут-то на помощь и придут социальные антропологи, вооружённые методологией изучения культурных различий.

 

[6] Эриксен Т.Х. Что такое антропология? – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. – С. 18.

Культура быстро изменяется, что приводит ко всё большему разнообразию стилей жизни, социальных практик и норм. Например, сегодня мы наблюдаем стремительное развитие новых форм романтических и семейных отношений (полиамория и др.). Всё чаще мы читаем тексты или слушаем публичные выступления на темы, которые ещё несколько лет назад представлялись табуированными: в частности, темы сексуальной ориентации, интимных практик, нарушений ментального здоровья и т.д.

Трансформируются наша повседневная жизнь – например, пищевые привычки. То каждый третий наш приятель становится этическим вегетарианцем, то вдруг все массово переходят на сбалансированное «правильное» питание и начинают готовить куриный бульон.

Каждый новый сезон в книжных магазинах мы находим разные книги о том, как стать счастливым, при этом рецепты «счастья» обладают ярко выраженной культурной принадлежностью: датский хюгге, шведский лагом, японской икигай и т.д.

Пространство выбора стиля жизни расширяется, но мир от этого не становится проще – наоборот, он всё активнее усложняется. И в этом сложном мире мы начинаем задаваться вопросами о самих себе и нашей культурной принадлежности:

«кто мы такие на самом деле?»; «что такое наша культура и имеет ли смысл говорить о «нас», которые «имеют» эту самую «культуру»?»; «что у нас общего с людьми, жившими здесь 50 лет назад и теми, кто живёт ныне где-то в другом месте?»; «имеет ли всё еще смысл говорить о том, что мы прежде всего принадлежим к нациям, или более важными стали другие формы групповой принадлежности?» [7]

 

[7] Эриксен Т.Х. Что такое антропология? – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. – С. 19.

В глобальном мире становится ощутимым культурное влияние извне, и порой оно становится угрозой локальной уникальности. В связи с этим, возрастает интерес к проблеме культурной идентичности и отстаиванию «своих» культурных границ. Например, когда в Индии появились рестораны сети McDonalds, менеджеры компании были вынуждены адаптироваться под местную культуру. Для религиозных индийцев неприемлемо употребление в пищу говядины, так как корова – это священное животное. В связи с этим, традиционный биг-мак с говяжьей котлетой был преобразован в вегетарианский «махараджа-мак», так как индийцы отказывались нарушать табу на употребление в пищу коровьего мяса [8].

Как мы можем заметить, даже название продукта было изменено в соответствии с привычными локальному рынку языковыми особенностями. Однако на примере можно проследить, что работа, нацеленная на выявление локальных культурных особенностей и определение стратегий работы с ними (то есть работа социального антрополога), может быть полезна и в таких, казалось бы, неклассических для антропологии сферах как транснациональный бизнес.

 

[8] См.: Бергер П., Хантингтон С. Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире. – М.: Аспект пресс, 2004. – 382 с.

Последний пункт заставляет нас задуматься над тем, как менялась роль социального антрополога и его образ в глазах общественности. Социальный антрополог сегодня – это уже не столько авантюрный Индиана Джонс, сколько наблюдательный Шерлок, который работает в «современных племенах» – с жителями больших и малых городов, сотрудниками крупных корпораций, врачами и пациентами больниц и т.д., – объясняя их поведение на основе фактов. Тем не менее, несмотря на прошедшие со времен зарождения социальной антропологии десятилетия, сохраняются мифы о том, кто же такие антропологи.

 

«Многие все ещё верят в то, что цель антропологии состоит в «открытии» новых народов в отдаленных районах, таких как Амазонка или Борнео. Многие полагают, что антропологов тянет, как магнитом, к наиболее экзотическим обычаям и ритуалам, которые только можно себе вообразить, и они предпочитают зрелищное обычному. Есть те, кто верит, что антропологи проводят большую часть своей жизни, странствуя по миру, в костюмах цвета хаки или без оных, время от времени пописывая сухие научные отчёты о своих путешествиях. Все эти представления об антропологии неверны, хотя они – как и многие мифы подобного рода – содержат зёрна истины» [1].

 

[1] Эриксен Т.Х. Что такое антропология? – М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2014. – С. 20.

Полина Ваневская

Список источников

  1. Клакхон К.К.М. Зеркало для человека. Введение в антропологию. – С-Пб.: Евразия, 1998. – 352 с.
  2. Леви-Стросс К. Узнавать других. Антропология и проблемы современности. – М.: Текст, 2016. – 158 с.
  3. Эриксен Т.Х. Что такое антропология? – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. – 238 с.
  4. Бергер П., Хантингтон С. Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире. – М.: Аспект пресс, 2004. – 382 с.

Дополнительные материалы

Видео, в котором кратко описано становление антропологии и её ключевые идеи. Рекомендуется к просмотру перед чтением следующей части курса под названием «Краткая история социальной антропологии».

 

Дальше

Другие темы курса