• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

12/22.09.1708, вс. П. в лагере под Соболево.




12.09.1708
12.09.1708
Алексей Петрович, царевич (18.02.1690 – 26.06.1718), старший сын П. и царицы Евдокии Федоровны, наследник престола (отрекся 03.02.1718). Казнен или умер от пыток в Петропавловской крепости. Жена с 14.10.1711 Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская (21.08.1694 – 21.10.1715) , Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 - 10.11.1728), стольник, комнатный стольник (1693), воевода Двинской (1693), поручик Семеновского полка (1694), судья Адмиралтейского приказа и губернатор Азова (1700 - 1706), "адмиралтеец" (1700), адмирал (1707), генерал-адмирал (с 1708), граф (с 1709), губернатор Азова (1710), президент Адмиралтейской коллегии, сенатор (с 1717) , Карл XII (Король Шведской, Швед, Свицкий король, Karl XII), король, Пипер Карл (Piper Carl), граф , Левенгаупт Адам-Людвиг (Левенгопт, Левенгоупт, Lӧwenhaupt Adam-Ludwig), генерал, Нарышкин Кирилл Алексеевич, окольничий, обер-комендант , Мазепа Иван Степанович (Мазепа –Колединский) (20.03.1639 – 21.09.1709), светлейший князь (с 1707), гетман Войска Запорожского (с 25.07.1687), перешел на сторону шведов (октябрь 1708), умер в изгнании., Боур Родион Христофорович (Бауэр, Бауэр, Bauer Rudolff Felix), генерал , Артамонов В.А., историк , Бартенев Федор Осипович (ум. 18.02.1709), адъютант П., майор Преображенского полка, умер от ран в сражении под Рашевкой , Видеман Иван (Видман), генерал, Тельпуховский Б.С., историк , Стилле А., историк , Нейман Генрих , Карлсон Э., историк , Лильегрен Б., историк , Григорьев Б.Н., историк


П. в лагере под Соболево.

Письма и бумаги П.: 1. Ф.М.Апраксину письмо «из лагору от местечка Соболева» с сообщением об успехах кавалерии[1]; 2. Возможно, царевичу Алексею письмо (не сохр.) о том же[2]; 3. Ф.М.Апраксину письмо «из абозу в полумиле от Кадина» с рапортом Боура о бое со шведами[3]; 4. Р.Х.Боуру письмо о получении его письма и приказ послать разведчиков через Днепр в случае поворота шведов на Украину[4]*; 5. Ф.О.Бартеневу письмо о получении его письма и благодарность за выполнение задания (Ф.О.Бартенев сжег Могилев и местечки вокруг него)[5]**; 6. К.А.Нарышкину письмо с предписанием о снабжении присланных на гвардию лошадей фуражом и отпуске провианта на драгун[6].

Комментарий.

* Из донесение Р.Х.Боура П. узнал, что васе-таки создание «мертвых зон» на пути шведов сыграло свою роль: Р.Х.Боур получил первое, предварительное известие, что шведы решили не идти на Смоленск, а повернули на Украину и вскоре перейдут Днепр, чтобы соединиться с А.Л.Левенгауптом. Правда, Р.Х.Боур сообщал, что от потрав и уничтожения хлеба и кормов страдает сама русская армия и «полки великую скудость в провиянте терпеть начинают», но в той обстановке это казалось уже не так важным. Важно было то, что потом записал Генрих Нейман: «А поворотились они от того, что получили ведомость будто Е.ц.в. говорил сам, что с неприятелем в баталию не хотел входить, а хотел пред неприятелем хотя на 300 миль все жечь»[7]. Сам Боур не знал, переходить ли ему, вслед за шведами, Днепр и запрашивал об этом П. Тот писал, что наверняка ответить не может, «понеже о Левенгопте (А.Л.Левенгаупт – Е.А.) подлинной ведомости не имею», и что приказывает отправить за Днепр для разведки партии[8]. Вскоре поворот шведов на юг окончательно подтвердился. Это был исторический поворот. Несомненно, что он во многом определен политикой «оголожения» и тактикой «выжженной земли». Об этом пишут шведские историки. А.Стилле цитирует историка Э.Карлсона: «Карл XII намеревался по обычной дороге через Смоленск вторгнуться к Москве, но когда дошел до русской границы у Татарска, то царь приказал опустошить страну так, что «вся местность кругом стояла в огне, горизонт окаймлялся горящими селами, воздух был так наполнен дымом, что едва можно было видеть солнце, опустошение распространялось уже до Смоленска. Вопреки ожиданию шведов, царь приказал жечь и в собственной стране». После совещаний с высшими офицерами король решил двинуться к Северской земле и Украине. Обстоятельства и мотивы решения Карла XII остаются неясными. О них можно судить только по запискам генерал-квартирмейстера Акселя Юлленкрука, который утверждал, что Карл XII советовался с ним и Карлом Пипером и оба они рекомендовали королю отходить за Днепр на соединение с А.Л.Левенгауптом. Однако Карл XII счел для себя это отступление позором и решил направиться в Северские земли, хотя знал, что А.Л.Левенгаупт стоит в пяти переходах от главной армии. Мнение это одни шведские историки разделяют, другие оспаривают, сводя дело к констатации роковой ошибки, допущенной Карлом XII в Татарске и повлекшей за собой другие ошибки короля-полководца. Но некоторые (Б.Лильегрен) признают, что главной причиной ухода из Татарска стала энергичная и целесообразная стратегия П., которая сделала невозможным движение шведов на Смоленск[9]. 14 сентября определилась и судьбы И.С.Мазепы, и А.Л.Левенгаупта, который 16.09 узнал о повороте Карла XII на Северские земли. Почему шведы двинулись именно на Северские земли, остается также неясным. Большинство (как русских, так и шведских) историков считают, что Карл XII решил двинуться к Москве окружным (не лесистым) путем через Стародуб, Брянск, Калугу, что король был неверно информирован о близости А.Л.Левенгаупта и полагал, что тот беспрепятственно нагонит его по пути к переправе через Сож у Кричева. Но сведения о местонахождении А.Л.Левенгаупта были ошибочны, он двигался крайне медленно, подолгу останавливался, дожидаясь отставших солдат. К тому же расчеты шведских штабистов, привыкших к отступлению русских, не учитывали активных усилий русской армии по отсечению Лифляндского корпуса от основной армии. Наконец, направление движения Карла XII стало полной неожиданностью для А.Л.Левенгаупта. Позже А.Л.Левенгаупт писал: «Я никак не мог подумать, что Его величество [Карл XII] уйдет за Сож со всей армией, пока я не переправлюсь через Днепр и мало-мальски не окажусь вне опасности. Мне представлялось, что я наверняка пропаду со всеми своими войсками <…>. Если бы я не имел точного приказа следовать за Его величеством [Карлом XII] и мне, как прежде, была бы дана свобода выбора <…>, то я никоим образом не перешел бы Днепр». Это он сделал 21-22.09 у Шклова и двинулся, в сущности, вслед уходящей от него армии Карла XII[10].

** 300 драгун и 500 казаков под командованием майора Ивана Видмана и капитан-поручика Ф.О.Бартенева, дав час на сборы жителям Могилева, подожгли город. Сгорело 1700 домов. Около 40 шведских больных пленных были отнесены в католический монастырь и сгорели вместе с подожженным монастырем. При издании донесения Ф.О.Бартенева в ПБП (т. 8. С. 650) эпизод с гибелью больных шведов был опущен публикаторами[11].

 


[1] ПБП. 8-1. № 2618. С. 126.

[2] ПБП. 8-2. С. 662.

[3] ПБП. 8-1. № 2619. С. 126-127.

[4] ПБП. 8-2. С. 666; 8-1. № 2620. С. 128.

[5] ПБП. 8-1. № 2621. С. 128; 8-2. С. 669.

[6] ПБП. 8-1. № 2622. С. 129.

[7] Артамонов. Мать Полтавской победы. С. 38.

[8] ПБП. 8-2. С. 666; 8-1. № 2620. С. 128.

[9] Стилле. Карл XII как стратег и тактик. С. 34; Григорьев. Карл XII. С. 264.

[10] Артамонов. Мать Полтавской победы. С. 41-42; Тельпуховский. Северная война. С. 69-70; Стилле. Карл XII как стратег и тактик. С. 19-37; Григорьев. Карл XII. С. 264.

[11] ПБП. 8-1. С. 191.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.