• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

16.06.1710, пт. П. в Выборге.




16.06.1710
16.06.1710
Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 – 10.11.1728), стольник, пожалован в комнатные стольники (15.01.1693), двинской воевода и губернатор Архангельска (1693), поручик Семеновского полка (1694), полковник (1696), адмиралтеец, судья Адмиралтейского приказа (18.02.1700), адмирал и президент Адмиралтейств (08.03.1707), генерал-адмирал, действительный тайный советник (май 1709), генерал-губернатор Азова (май 1709 или 06.02.1710 - 1719), граф (вместе с П.М.Апраксиным)(1709), (06.02.1710 – 1719), боярин (1713?), под следствием (1714), сенатор (с 1717), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718);президент Адмиралтейств-коллегии (1717), губернатор Ревеля (1719), член Верховного тайного совета (1726), в отставке (с 1727). Жена Домна Богдановна (рожд. Хрущова), (ум. 1702) (Источн.: собств. информ.; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 17.06.2021)., Екатерина Алексеевна (Скавронская Марта, Крузе Марта, Трубачева, Катерина, Катерина Васильевская, Васильефская, Катерина-сама-третья, Матка, царица, Государыня), царица, императрица Екатерина I. , Репнин Аникита (Никита) Иванович, князь (12.08.1668-03.07.1726), комнатный стольник (1693), спальник П., поручик потешных (1685), подполковник (16940, генерал-майор (1698), формировал в Казани дивизию, ею командовал (1699 – 1700), разжалован (1707), восстановлен (1708), генерал-фельдмаршал (1724), президент Военной коллегии (1724 - 1726), генерал-губератор Лифляндии ( с 1719 г.). Жены: 1-ая Прасковья Михайловна (рожд. Лыкова) (ум. 1686), 2-а Прасковья Дмитриевна (рожд. княжна Голицына) (1670 – 1708) , Нарышкин Кирилл Алексеевич, комнатный стольник (1686), кравчий, ближний кравчий (с 1691), воевода Пскова (1697-1699), в Шлиссельбурге (1702-1703), возм. комендант СПб (1703), комендант Пскова и обер-комендант Дерпта (1704 – 1710), под следствием, губернатор Московской губернии (24.01.1716 – 08.04.1719), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.061718) (Источн.: собст. информ.; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 17.06.2021)., Шереметев Борис Петрович (25.04.1652 – 17.02.1719), комнатный стольник (1665), боярин (1682), белгородский воевода (1692), путешествие за границей (1697 – 1699), генерал-аншеф (1700), генерал-фельдмаршал (1702). Жены: 1-ая (до 1671) Евдокия Алексеевна (рожд. Чирикова) (ум. 1703); 2-ая (ок. 1713) Татьяна Петровна (рожд. Лопухина); Анна Петровна (вдова Л.К.Нарышкина, рожд. Салтыкова (1677 или 1678 – 1728)., Римский-Корсаков (Корсаков) Яков Никитич (20.10.1679-18.01.1734), жилец, Новгородский полк, близок к А.Д.Меншикову, комендант Копорья (1706), ландрихтер Санкт-Петербургской губернии (17.01.1707), ведал Псковом (1708), вице-губернатор Санкт-Петербургской губернии (1711 или 1712), в опале, наказан и сослан (сент. 1715), занимался поставкой корабельного лесам и Казанской губернии. , Кикин Александр Васильевич (Дедушка), адмиралтеец , Сенявин (Синявин) Ульян Акимович (ок. 1679 - 1740), стряпчий, бомбардир, стольник (1700), комиссар у судового строения, а также у строительных работ в Шлиссельбурге (1703 или 1704 - 1705), обер-комиссар на Олонецкой верфи (1708), директор над строениями Городовой канцелярии (Канцелярии от строений) в СПб (с 1710), жена Авдотья Алексеевна (Источн.:собств. информ.; ОМС. 1. С. 448; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 27.05.2021)., Славнитский Н.Р., историк , Шушерин Федор Васильевич, курьер, капитан, Фливерк Матвей Иванович, полковник


П. в Выборге, кушал у Ф.М.Апраксина на его квартире и «по обеде изволил ходить по городу»[1].

Письма и бумаги П.: 1. А.В.Кикину письмо с предписанием отправить М.Фливерка с полками в Нарву и в Ригу и заготовить провиант и артиллерию для атаки Кексгольма[2]*; 2. К.А.Нарышкину письмо об отправке Шлиссельбургского полка в Ригу, «не мешкав», «скоряя к нам поспеть»[3]; 3. Кн. А.И.Репнину письмо о взятии Выборга, «с помощию Божиею здесь, не имея дела, буду к вам», требует сообщить, «есть ли болезнь». Ответ кн. Репнина от 27.06 с описанием чумы[4]**; 4. Я.Н.Римскому-Корсакову письмо с указанием о высылке гвардейских лошадей, седел, о заготовке провианта «как наискоряя»[5]; 5. У.А.Сенявину письмо с указанием отправить в Выборг 2 тыс. работников с провиантом. «И, отправя их, сам приезжай сюда скоряя на почте»[6]; 6. Б.П.Шереметеву письмо с известием о взятии Выборга и о развороте шедших к СПб полков обратно к Риге, сообщает о намерении самому прибыть к Риге, указания о ведении блокады и пр. («О чем паки подтверждаю, что апрошами не приближайтесь, но берегите людей и смотрите на людей, понеже сие главнейшее, о чем должны вы ответ дать. Также дай знать, ужли вовсе гнев Божей, то есть язва, престала»)[7]; 7. Ф.В.Шушерину письмо с приказанием развернуть шедшие в СПб полки обратно к Риге [8]. 

Комментарий.

* Идея занятия Корелы (Кексгольма) входила в общий план взятия крепостей Восточной Прибалтики. Выборг и Кексгольм были ключевыми пунктами для наступления шведов из Финляндии. Взятые русскими войсками, они становились прикрытием СПб со стороны шведской Финляндии. Недаром в письме Екатерине от 14.06 П. образно писал: «Объявляю вам, что вчерашнего дни город Выборх здался и сею доброю ведомостию (что уже крепкая падушка Санкт-Питербурху устроена чрез помощь Божью) вам поздравляю»[9]. Укрепление подходов к СПб предполагало взятие Выборга и Кексгольма с последующим их укреплением[10]. Впоследствии обязательным условием заключения мира со шведами стало удержание этих крепостей в русском владычестве.

** П. так и не поехал в Ригу. Скорее всего, причиной отказа участвовать в столь любимой П. церемонии триумфа были его опасения заразиться чумой. 27.06 кн.А.И.Репнин писал П.: «Начавшаяся болезнь такова ж, как и прежде: помирают на день человек от 10 и до 20 и больши, о которых я могу ведать, а помирают от лихоратки горячей и от огневой и бе[з] знаков и [с] знаками, а больши без знаков в сутки и двои, и в трои, а больши шести суток не лежат, <…> а которых уязвит знаком под пазухи, и те мало оживают <…>, а бывают и такие, что всем здоровы и в одну минуту без болезни умрет <…>. И когда студено и ветер не с полудни, то тише болезнь бывает и умирают, а когда жары и ветер с полудни, то умножитца больных и мертвых. И велми опасаемся июля и августа»[11]. Такие устрашающие сведения могли смутить и П. К тому же он был убежден, что «к новым людем поветреная болезнь пуще прилипает, нежели к тем, которые уже в том воздухе обыкли»[12]. Как стало известно позже, чума унесла 10 тысяч солдат осадного корпуса и не менее 60-70 тысяч солдат гарнизона и жителей Риги.  

 

 


[1] ПЖПВ. 1710 г. С. 14.

[2] ПБП. 10. № 3820. С. 195-196.

[3] ПБП. 10. № 3812. С. 196.

[4] ПБП. 10. № 3822. С. 196-197; Письма императора Петра I. С. 292-293.

[5] ПБП. 10. № 3823. С. 197.

[6] ПБП. 10. № 3824. С. 197-198.

[7] ПБП. 10. № 3825. С. 198-199.

[8] ПБП. 10. № 3826. С. 199.   

[9] ПБП. 10. № 3814. С. 193.

[10] Славнитский. Обеспечение безопасности Санкт-Петербурга. С. 81-83.

[11] ПБП. 10. С. 627.

[12] ПБП. 10. С. 389.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.