• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

О возможности исторической реконструкции индивидуального переживания: по материалам русской дворянской культуры рубежа XVIII-XIX веков

Репортаж о докладе Андрея Зорина на семинаре "Границы истории"

                2 октября 2012 года состоялось очередное заседание публичного научного семинара  Факультета истории и Центра исторических исследований НИУ ВШЭ-Санкт-Петербург  «Границы истории». На этот раз с докладом "О возможности исторической реконструкции индивидуального переживания: по материалам русской дворянской культуры рубежа XVIII-XIX веков" выступил Андрей Зорин, профессор русского языка и литературы Оксфордского университета, а так же преподаватель в РГГУ и РАНХиГС.

                Изучая и рассказывая историю, люди всё время вынуждены рассуждать о внутренней подоплеке поступков исторических персонажей, инкриминировать им те или иные мотивы. Но возможно ли познать чувства и переживания других? Если принять точку зрения, по которой мир переживаний находится глубоко внутри нас, приходится признать, что возможность адекватного понимания отсутствует. Однако, по словам Андрея Зорина, чувства могут быть найдены в культуре, которая выступает проводником между историческим персонажем и исследователем.  Ведь сколько бы ни прошло лет, читатель всё так же будет сопереживать, например, Наташе Ростовой или Сонечке Мармеладовой. Тут следует упомянуть о научном направлении  «истории эмоций» (emotions history).Оно отталкивается от того, что за эмоцией,  которая представляется многим естественной физиологической реакцией, стоит огромная культурный пласт. Так, голландские ученые Николас Фрид и Бахимос Квит составили специальную таблицу, согласно которой на эмоции и действия, вызванные ими, влияют регулятивные механизмы и личная вовлеченность. В культуре такими регулятивными механизмами являются тексты, таким образом, мы можем реконструировать внетекстуальную природу эмоций на основе текстуального анализа. Если же эмоции не выражены в тексте, то они стираются и исчезают, поэтому мы не имеем возможности их воссоздать.  

Отдельно докладчик остановился на отличиях «эмоций» и «переживаний». Между этими понятиями есть тонкая грань: под эмоциями мы подразумеваем психофизическую реакцию на ту или иную ситуацию, а переживания -  это продолжительный жизненный акт, в течение которого мы испытываем целый набор эмоций, сопряженный с волевым и рациональным началом. Разницу между этими двумя словами англоговорящим людям очень сложно понять, так как у них существует лишь понятия emotional act и experience, что неполно отражает суть слова «переживания», понятного для русских и немцев. Поэтому работа Андрей Зорина занимает особую нишу в тематическом поле «истории эмоций».

Каждый человек, живущий в культуре, обладает огромным множеством эмоций и постоянно проходит через переживания. Но можно ли их восстановить? На семинаре Андрей Зорин попытался показать нам это на конкретном примере.

                Докладчик рассказал историю молодой дворянской девушки из знатного рода, которая в 1801 году ушла в монастырь. Это был удивительный случай, потрясший родных и знакомых:  в то время монастырь считался приютом  для немощных, овдовевших и нищих. Девушку звали Варвара Михайловна Соковнина. Многое о ней узнали из её дневника и переписки Андрея Ивановича Тургенева, который узнав ее историю, заочно в нее влюбился и даже посвятил ей перевод  «Страданий юного Вертера» И. В. Гёте. Орловский краевед  Г. М. Пясецкий занимался изучением этой истории, и основную информацию он черпал из ее автобиографии-исповеди. Эта рукопись была создана в 1821 году, то есть через 20 лет после ухода девушки в монастырь, когда Соковниной было предложено стать настоятельницей Монастыря. Всего она состоит из 36 страниц, 31 из которых посвящена причинам, побудившим девушку уйти в монастырь, а всего 5 страниц двадцати годам, проведенным там.  Что же побудило молодую полную сил девушку посвятить себя Богу и стать монахиней?

У Соковниных была прекрасная семья, в доме всегда было много гостей, царило радушие и доброта, но в 1794 году умер отец семейства . Это тяжелый удар для всей семьи, их гостеприимный дом становится местом плача и скорби. Мать решила прекратить всякое образование детей и прогнала всех учителей, а так же отошла от домашних дел, тем самым переложив их на плечи старшей дочери. Варвара была безутешна, а ее мать стала холодна к ней и проявляла заботу лишь на людях. Успокоение девушка находит лишь в исполнении своих домашних обязанностей и чтении душеполезных книг. По словам Андрея Зорина, чтение в этом случае имело колоссальное значение. Именно книги сыграли главную роль в принятии решения об уходе в монастырь. Тут можно выделить несколько текстов с разными матрицами. Первый из них это книга английского поэта и священника Эдуарда Юнга «Юнговы ночи в стихах», воспевающая мотивы загробной жизни. В этой книге автор так же оплакивал свою дочь, и это, скорее всего, напоминало Варваре Михайловне о связи с отцом, якобы, ждущим ее за гробом. Другая работа, повлиявшая на девушку, это проповедь  католического мыслителя-моралиста Франсуа Фенелона об оставлении света и о преимуществах монастырской жизни. У Соковниной сформировался четкий идеал райского уголка, где бы она хотела провести свои дни в уединении, вдали от суматохи за работой. Тема утраченного рая была в то время весьма популярна, поэтому неудивительно, что Варвара Михайловна находилась под её влиянием.  Ей не нравились московские монастыри, так как в них она видела чересчур много суеты, наскучившей ей и в мирской жизни. Но однажды княгиня Касаткина случайно обмолвилась ей о Севском монастыре, который предстал для Соковниной в роли райского обиталища.  Вскоре, согласно ее мемуарам, Соковнина встречает старика-крестьянина, и между ними проходит диалог, почти в точности повторивший разговор Эраста с Лизиной мамой из «Бедной Лизы» Карамзина. Варвара Михайловна вдруг понимает, что ей следует идти учиться работе у простых крестьян, и это озарение излило отраду на ее душу. Из писем Андрея Тургенева Жуковскому мы узнаем, что Соковнина уходит сначала в деревню, а потом, получив путем долгой и сложной переписки с матерью, разрешение на уход в монастырь,  покидает суетный мир.

                После доклада прошло активное  обсуждение поднятой темы. В первую очередь возник вопрос о том, какого рода переживания попытался реконструировать Андрей Зорин, 1801 или 1821 года. Выяснилось, что речь в первую очередь шла о 1801 годе, так как именно  тогда наиболее важный и интересный этап её жизни, когда мы можем путем восстановления круга чтения попытаться воссоздать образы, волнующие ее и попытаться понять переживания, мучавшие ее и заставившие ее уйти в монастырь.  Другой важной темой для разговора стала цель написания этой работы Варварой Михайловной. Согласно одной из версий, Соковнина написала его, когда архимандрит высказал ей свое желание назначить ее игуменьей монастыря в обход других претендентов на это место. Варвара Михайловна, будучи глубоко религиозным человеком,  решает как бы исповедоваться перед ним и рассказать всю историю своей жизни, чтобы он был точно уверен, достойна ли она этой должности.

В заключение семинара декан Факультета истории Александр Семенов отметил, что в рамках подобных встреч обозначается вопрос не только самого изучения, но и значения изучения культуры в целом, позиционирования дисциплины истории по отношению к культурным исследованиям.


Подготовила Валентина Смирнова.