• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Магистерская программа «Бизнес и политика в современной Азии»

Сложности карьерного пути китаиста

Интервью с Алией Арсаевой –  руководителем партнёра НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге –  рекрутингового агентства «China Professionals», специализирующегося на работе с Китаем.

Сложности карьерного пути китаиста

Алия Арсаева – рекрутер и хедхантер, карьерный консультант по направлению «работа с Китаем». Алия руководит проектом «China Professionals», это первое рекрутинговое агентство по работе с Китаем и онлайн-платформа дополнительного отраслевого образования для тех, кто хочет работать с Китаем. «China Professionals» помогает трудоустроиться талантливым выпускникам своих курсов, а компаниям подбирает персонал на узкоспециализированные или управленческие позиции. С ноября 2020 года центр «China Professionals» является партнером НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

– Расскажите про ваш профессиональный путь.

– По образованию я лингвист и педагогический методист. Получила диплом МГЛУ, сразу ушла в крупные компании, российские и западные. Вообще, я была скорее анти-примером для карьеристов high-flyer‘ов: как человеку с мышлением методиста, мне было интересно сканировать разные отрасли и функциональные области на предмет «успешного поведения» в этой нише и понимания бизнес-задачи с разных углов, не пуская корни ни в одной отрасли. До Китая я успела поработать в нескольких областях - HR, PR, развитие бизнеса и маркетинг.

Приехала в Пекин в 2011 году, там работала в китайской компании по производству лазерного оборудования. Была там единственным иностранцем, занималась развитием бизнеса в Америке и Европе с командой из 5 человек. По сути, это был экспортный отдел, надо было просто упорядочить процессы, а также продумать понятное для Запада позиционирование – от двуязычного сайта до маркетинговых материалов. Позже, работая в AliExpress в Ханчжоу и в Москве, я дополнила свое представление о карьере в китайских компаниях.

Параллельно с 18 лет я преподавала языки, индивидуально и в корпоративных группах, руководила своим центром тренингов. Обе «карьеры» - отраслевая и преподавательская – дополняли друг друга. Преподавание позволяет слышать людей и строить для каждого индивидуальную стратегию развития, а бизнес делает преподавательскую практику нескучной и приближенной к реальности.

– Как возникла идея сделать агентство по трудоустройству именно китаистов?

– Когда я вернулась в Россию из Китая, увидела, что система подбора персонала для работы с этим регионом разбалансирована – и это при том, что Китай - торговый партнер России №1. В течение трех лет я неформально помогала сводить работодателей с талантливыми кандидатами, параллельно работая в образовательном проекте. А когда в 2020 году мы открыли агентство China Professionals, стало понятно, что такие профессиональные услуги рынок давно ждал. Ведь сложности есть как у соискателей при трудоустройстве, так и у работодателей при подборе персонала. А в результате страдает весь отраслевой фронт Россия - Китай.

– В чем, на Ваш взгляд, основные сложности при трудоустройстве китаистов?

– По данным Минобразования, на 2019 год около 80% специалистов с дипломом востоковедов не работает с регионом изучаемого языка, а из оставшихся только 40% довольны работой и не мечтают ее сменить. Вообще, с необходимостью переквалификации и с низкой карьерной осознанностью сталкивается большинство гуманитариев, но изучение китайского языка требует утроенных усилий: ежедневная полировка языка, стажировка в Китае, поддержка языка вне среды и т.д. За свои вложения китаисты ожидают и более высокий коэффициент возврата инвестиций, но ожидаемой монетизации и самореализации по факту не получают, почему?

Во-первых, «не могу/не умею»: за время учебы ребята просто не успевают освоить отраслевые алгоритмы, потому что сфокусированы на языке. В результате усредненное резюме китаиста – смесь преподавательского и переводческого опыта. Работодатель таким сотрудникам может выделить только переводческие и административные задачи. На интересные отраслевые вакансии специалисты с китайским пока не могут претендовать и застревают на вспомогательных должностях на годы.

Во-вторых, «не хочу»: китаисты не держатся за отраслевую работу, не видят в ней карьерного маршрута для себя. Основной работодатель для китаистов – это до сих пор малые и средние предприятия, работающие в товарном бизнесе. И мы имеем такую ситуацию: изучение китайского языка требует глубины и тонкости мышления, а от работодателя поступают задания вроде «прогнуть фабрику на последний юань». Мало интеллектуальные задачи охлаждают пыл молодых специалистов по Китаю, им гораздо приятнее начать преподавательскую частную практику, а бизнес теряет талантливые кадры.

В-третьих, «не знаю»: это когда ребята подкованы в отрасли и полны решимости, но не знают, где искать хорошие вакансии – с перспективой роста, в стабильных компаниях, с интересными задачами, с хорошим окладом, с профессиональным коллективом. Они не подозревают, что есть управленческие или экспертные вакансии с месячным окладом 200-300 тыс. рублей, к которым можно стремиться и которые не появляются в открытом доступе, и что у них есть все шансы стать специалистом международного класса. Искать такие вакансии они тоже не обучены.

– А какие сложности в подборе персонала по работе с Китаем у работодателей?

– Зачастую работодателям сложно оценить компетенции китаиста: они не знают, что такое китаеведение, и в чем состоят эти уникальные знания, если в резюме нет оцифрованных достижений, да и язык компетентно не могут проверить в деле. Им больше интересно, сможет ли этот человек избавить их от головной боли работы с китайскими подрядчиками, дистрибьюторами или поставщиками, закрыть конкретные бизнес-задачи, принести результат. По нашим опросам, на полное погружение в работу гуманитария с китайским языком уходит до года. Это затратно для компании по времени и по бюджету. Все хотят получить готового специалиста, который спрыгнет с парашютом и сразу побежит. Для верности работодатели часто ищут кандидатов «среди своих» и не обязательно при этом находят подходящих специалистов.

– Какие существуют варианты решения?

– Мы следим за динамикой рынка труда по работе с Китаем: анализируем каждую вакансию из открытых и закрытых источников, разбираем вакансии по задачам и компетенциям. Мы определили, в каких нишах больше всего спроса на персонал и разработали онлайн-практикумы по этим направлениям. Курсы строятся как раз на тех компетенциях из исследованных вакансий. Участники практикумов проверяют ёмкость спроса в Китае на российские товары, составляют план онлайн и офлайн продвижения товаров в КНР, подбирают реальные фабрики для производства товара, проверяют их на благонадежность, составляют контракты, делают аналитику по разным нишам, получают юридическую подготовку по болевым для иностранного бизнеса в Китае вопросам, - в общем учатся мыслить бизнес-задачами, а не языковыми задачами. При этом списки отраслевой лексики они тоже получают.

В целом, мы строим площадку, где можно за короткое время попрактиковаться в разных сферах и выбрать свой путь. Сейчас сотрудничаем с 22 вузами СНГ, которые выпускают специалистов с китайским языком. На регулярной основе подбираем персонал для 13 компаний в области импорта, экспорта, логистики, электронной коммерции, IT и т.д. мы экспериментируем с форматами обучения: изучаем западные механики и работаем над акселератором и программой MBA для управленцев, country-менеджеров по Китаю. Знакомим аудиторию с теми, кто работает с реальным Китаем, через прямые эфиры в Инстаграме. Готовим закрытую подборку интересных вакансий с Китаем для выпускников курсов, собираем сообщество молодых перспективных специалистов по Китаю.

– Как на рынок труда с Китаем повлияла пандемия?

– Деловая активность с Китаем продолжается. Там, где процессы налажены, исполнение договоров идет по старым рельсам, но часть новых бизнес-проектов заморожена: новые инициативы требуют очного налаживания связей. Рынок труда реагирует на это понижением количества штатных вакансий. В 2020 году конкурс на одну штатную вакансию с китайским языком составлял от 60 до 90 человек на место. Чуть меньше стало вакансий с китайским языком в традиционной для китаистов сфере закупок, больше спроса на специалистов, обслуживающих экспорт в Китай, в т.ч. на digital-маркетологов.

Кстати, подборки вакансий с китайским языком и статистика по рынку труда дают массу пищи для размышлений и часто говорят об экономических отношениях РФ – КНР больше, чем повестка официальных заседаний или коммерческих конференций.

Основным работодателем для китаистов остается российский бизнес, а не китайский, как некоторые думают. Планка на профессионализм иностранных кандидатов в китайских компаниях повышается: китайцы нанимают отраслевиков, способных принимать решения, языковым специалистам отводят вспомогательные роли. Поэтому основной отраслевой опыт в ближайшие годы молодым специалистам можно набрать в российских компаниях, чтобы потом попробовать себя в брендовых китайских компаниях на ключевых должностях.

– В какие отрасли и на какие функции ищут специалистов с китайским языком?

Традиционно больше всего вакансий в сфере ВЭД, появляются интересные вакансии в сферах технологический трансфер, интернет. Функции: развитие бизнеса, продажи, продуктовый и проектный менеджмент, финансы, инвестиции, юридическое сопровождение сделок, аналитика. Мы не занимаемся только чисто переводческими позициями, их передаём коллегам.

– Расскажите, пожалуйста, немного о процессе подбора и формирования команды China Professionals.

– Сейчас масса работы, мы набираем сотрудников разного уровня – от стажеров с оплатой за KPI до больших специалистов с возможностью получить опцион.

Кстати, ВШЭ на фоне многих других государственных вузов делает крайне много для трудоустройства своих выпускников. Мне кажется, последним очень повезло. Неудивительно, что, когда я проводила собеседования с несколькими десятками кандидатов на объявленную нами вакансию стажера, обнаружила, что все четыре отобранных стажера - из ВШЭ. Это говорит о том, что ВШЭ дает студентам правильные карьерные установки.

– На Ваш взгляд, какие навыки и компетенции нашим студентам стоит развивать во время учебного процесса, чтобы расширить свои перспективы трудоустройства? 

– Гуманитариям с китайским языком, которые хотят работать в коммерческих компаниях, во-первых, необходимо тренировать бизнес-кругозор, к примеру, определять модель монетизации любого бизнеса: что в компании приносит деньги, кто стейкхолдеры и какие боли бизнеса вы можете закрыть своими навыками. Во-вторых, формировать структурное мышление. Много раз замечала, что китаистам, особенно с хорошим знанием китайского языка, сложно увидеть большую картинку, а иногда и скучно ее искать. Видимо, подход к изучению китайского языка «一步一步» («шаг за шагом») студенты распространяют потом на свой подход к бизнес-задачам, делая мышление процессным. Занимаются переводами по мере их поступления, не рефлексируя и продвигаясь по карьерной лестнице вслепую. При этом успешная работа, способствующая продвижению по карьере, – это прямая противоположность: получить общее представление, вникнуть в проблемы бизнеса, набросать карту действий, активно просить себе новые зоны ответственности, приносить результат, решая проблему с помощью языковых инструментов в том числе. Тем, у кого мышление структурное, а не списочное, работается легче и веселее. В конце концов, те же китайцы говорят «小智治事,大智治制» (малый ум занят отдельными заданиями, большой ум занят системой).

– На одном из выступлений Вы отмечали, что «поработать в китайской компании – это must-have», но значительной трудностью на рабочем месте может стать разница в менталитетах. Есть ли у Вас советы для соискателей, как заранее адаптировать свою ментальность для взаимодействия с китайским бизнесом?

– Китайцы мыслят коллективом, а не индивидуально, поэтому важно немного растворить свое эго ради общей гармонии. Не вовлекаться эмоционально в китайские особенности, которые идут вразрез с вашим представлением о деловой этике. Полюбить китайский хаос и научиться в нем ориентироваться. Каждый день подмечать поводы для уважения и черты, которым стоит поучиться у китайских коллег. Серьезно относиться к работе. Китайцы это чувствуют и ценят. Это просто создаст позитивный эмоциональный настрой и питательную среду для вашего роста. Ведь ключевое во время работы наравне с китайцами - это не растерять позитивный настрой. Есть категория россиян, которым психологически не подходит работа на китайского босса. Тогда лучше не мучать себя и попробовать поработать с Китаем в другом качестве – как работодатель или как заказчик (к примеру, координирующий работу подрядчиков – разработчиков сложной электроники).

Но работа в китайской среде – это не самоцель, а одна из ступеней карьеры китаиста. Она учит работать с китайцами, но не добавляет вам твердых навыков. Поэтому нужно всегда сидеть на двух стульях, или скорее стоять на обеих ногах, и уметь быстро переключаться между двумя системами.

– Как Вы считаете, является ли получение образования в Китае гарантом трудоустройства в КНР? Или китайские работодатели не обращают внимание на дипломы?

Скорее китайский диплом является гарантом того, что у вас больше лояльности к этому региону, и, если вы не теряли время во время учебы, означает, что у вас более беглый китайский и более обширные связи среди китайцев. У китайских работодателей нет цели трудоустраивать иностранцев на ключевые позиции, не связанные с развитием бизнеса в России. Они предпочтут нанять кого-то с зарубежным образованием и уже большим именем в отрасли за рубежом. Думаю, выпускники китайских вузов в целом интересны российским компаниям в будущем как главы представительств в Китае. Но этим ребятам нужно будет пройти весь путь получения практических навыков в отрасли. Потому что время волшебных карьерных лифтов в Китае прошло.

– Какие напутствия Вы могли бы дать молодым специалистам с китайским языком?

– Нельзя подавать работу с Китаем как розовую мечту для всех: мы ориентируемся на статистику, экономические показатели, а не на наше желание всех обучить и устроить на работу. Работать с реальным Китаем – это и боль, и стремительный личностный рост. Но не преувеличу, если скажу, что работать с Китаем – возможность существовать в совершенно другом скоростном и энергетическом режиме. И чем раньше вы начнете карьеру с Китаем, тем вероятней вы окажетесь на острие процесса интеграции с этим регионом, когда наступит нужный момент.

Часто бывает так, что яркие карьеры и успешные бизнесы в Китае строят те, кто даже не говорит по-китайски, но знает свое дело, чувствует и любит этот регион. Нам хочется, чтобы этот шанс получили и китаисты.

Важно реалистично оценивать себя как продукт на рынке труда, знать свои пробелы и расширять свой бизнес-кругозор. Мы ожидаем всплеск карьерных возможностей для специалистов по Китаю после официального завершения локдауна. А пока у ребят все шансы подготовиться и получить практические навыки! Рекрутеры, хедхантеры и дополнительное образование – лишь катализаторы рынка труда. Мы надеемся хоть частично посодействовать формированию элиты - высокопрофессионального кадрового резерва по работе с Китаем.

Благодарю Людмилу Сергеевну Веселову, академического руководителя программы «Бизнес и политика в современной Азии» за предложение дать интервью, для меня это большая честь.